Версия для печати 4183 Материалы по теме
с копилкой
Юрий Васильев родился  в Новосибирске. С детства мечтал быть актером. Занимался в театральной студии, участвовал в конкурсах чтецов, тренировал дикцию и голос. Кумиром новосибирского мальчика был блистательный французский актер-романтик Жерар Филипп. После школы он отправился покорять Москву с портретом любимого актера в кармане. Это помогало ему верить в свои силы, ведь конкурс в Театральное училище имени Б.В. Щукина в то лето был триста человек на место.
Он легко поступил в заветный институт, после окончания которого его пригласили сразу в шесть московских театров. Он выбрал Театр сатиры, художественным руководителем которого тогда был замечательный режиссер Валентин Плучек, а на сцене блистали такие знаменитые актеры, как Анатолий Папанов и Андрей Миронов. Васильев не затерялся в прославленном коллективе. Уже в первом своем театральном сезоне он сыграл множество ролей.
Фотография Жерара Филиппа теперь украшает гримерку Васильева в театре. Кстати, раньше эта комната была гримуборной Андрея Миронова — его сценического учителя, друга и партнера.
Васильев много играет в родном театре, ставит спектакли, ведет телевизионные передачи, снимается в кино и сериалах, работает в жюри Международного конкурса актерской песни имени Андрея Миронова и даже преподает в одной из московских школ предмет «Введение в театр». С 2001 г. на ОРТ ведет передачу о животных «Сами с усами». В этом же году получил звание народного артиста России.
Но все же Юрий Васильев — прежде всего театральный актер. Ибо его мощный энергетический потенциал имеет свойство и неодолимую потребность живого контакта с залом, непрерывного энергетического обмена и общения.


— Юрий Борисович, а каким, на ваш взгляд, должен быть современный театр?
— Мы живем в очень непростое время. Люди не то что в театр или на концерт пойти, а подчас боятся просто на улицу выйти. Наш Театр сатиры тоже переживал разные периоды. Но сейчас можно твердо сказать: зритель вернулся в театр. И, на мой взгляд, люди сейчас не хотят, чтобы со сцены их «грузили» серьезными проблемами. Они устали от них в жизни. Валентин Николаевич Плучек — великий театральный режиссер — всегда говорил: «Я не люблю плохих финалов. В финале спектакля всегда должен быть свет». Я считаю, что театр должен быть простым. Людям хочется добра и света.
— Одни называют вас преемником Андрея Миронова на сцене, другие говорят, что Васильев подражает великому артисту. Кем для вас был этот легендарный актер?
— Андрея Миронова я считаю своим учителем. Да, он сам называл меня преемником. Но хочу быть Юрием Васильевым и больше никем. Жерар Филипп был нашим общим кумиром. Для меня Андрей Миронов был всегда примером истинного служения своему делу. Он постоянно примеривался к мировым знаменитостям, любил слушать Фрэнка Синатру, с упоением смотрел концерты Лайзы Миннелли. Он очень ответственно относился к любому своему выступлению. «Я боюсь запомниться у народа «Бриллиантовой рукой» — эти слова Миронов повторял постоянно. Как-то он «продал» меня режиссеру Митте на озвучание фильма «Сказка странствий» и очень этим гордился. В трудные времена Миронов, будучи с концертами в Новосибирске, приносил моей маме в подарок дефицитных импортных кур. У мамы сохранился автограф — «Юлии Юрьевне от поклонника Вашего сына». А в спектакле «Бремя решений» мы играли братьев Кеннеди. Он — Джона Кеннеди, а я Роберта.
— Вам более близок по духу тип актера-интеллектуала или актера-лицедея?
— Слишком умным актером быть нехорошо. Есть некое «чуть-чуть», которое ты не знаешь. Оно дает чувство, оно дает импровизацию, оно дает некую страстность и первобытность. Это то, на что откликается память сердца. Чувство, сердце — это первично на сцене.
— А на телевидении? В чем сильные и слабые стороны современных массмедиа?
— Телевидение и Интернет разучили людей думать. Наши дети уже не читают книг. У меня в детстве был учитель литературы, который учил любить саму книгу: как она сделана, какой шрифт, какая бумага, как ее брать в руки.
А теперь сидит ребенок — у него электронная собачка, компьютерная игрушка, компьютерная книжка. Он просто считывает какую-то информацию, которая вбивается в голову, человек становится автоматом.
Но я уверен, что детям всегда хочется простых игр. Когда я начал заниматься с ребятами в школе, то попросил их сделать этюды. Тут они мне начали показывать: убийства, ограбления банков... Я сказал: «Стоп! Давайте отвлечемся от того, что вы видите по телевизору». Я их попросил показать совсем другое: «Снег идет», «Мама пришла с работы», «Дети собирают грибы»... И вдруг понял, что им это понравилось.
Но есть и хорошие передачи на телевидении: многие передачи на канале «Культура», передачи о животных.
— Передача «Сами с усами», которую вы ведете, — добрая детская передача о животных. Но вы знаете, что детские программы на ТВ считаются нерейтинговыми и провальными?
— А я расскажу такой случай. Когда нашу съемочную группу привезли в Прокопьевск, в дом отдыха, то через пять минут все уже знали, что «Сами с усами» приехали. Я иду на массаж, а мне говорят: «Юрий Борисович, вас там ждут поклонники». Смотрю — стоит толпа детей. Они пришли и спрашивают: «А Васильев, который «Сами с усами», здеся?..»
— У вас есть домашние животные?
— Однажды мы с женой подобрали в гастрономе кошку. Потом моя жена захотела еще одну — персидскую. Мы за ней встали в очередь, год ждали. Она тогда стоила 2,5 тысячи рублей — это пол-«Жигулей»!.. Когда она заболела, я понял, что такое член семьи. Неделю всей семьей делали уколы, не спали. После того как мы ее спасли, кошка ходила за нами просто по пятам.
Теперь у нас три кошки — Кори, Эсти и Фома. Однажды мы решили продать Эсти. Жена повезла ее на выставку и оставила в клетке. А я вдруг понял, что не попрощался с ней. Я примчался на выставку, а моя кошка от меня отвернулась. Сидела ко мне спиной и не отзывалась. И я решил забрать ее домой — не продавать больше. Она живет у нас до сих пор.
— Проблемы, которые вас больше всего волнуют в жизни?
— Самые главные проблемы, которые меня занимают, это брошенные актеры, брошенные дети и брошенные животные.
Спектакли, которые я поставил как режиссер, — об этом. В спектакле «Секретарши» заняты одиннадцать актрис, многие из которых много лет уже не выходили на сцену. Спектакль «Ждать?!» это история забытой одинокой актрисы, которую замечательно сыграла актриса Вера Васильева.
Брошенными детьми я считаю всех современных детей. Даже тех, у кого есть богатые и обеспеченные родители. У них есть дорогие игрушки, гувернеры, которые их возят на курорты, педагоги. Родители заняты своими делами, и дети порой им мешают.
Я это чувствую в школе, в которой преподаю. Вот пример: Я хотел показать детям театр, сцену, закулисье, гримерки. Одна мама говорит: «О, это очень интересно. Но кто их привезет?» Я предложил: «Давайте сделаем это в субботу или воскресенье. Вы и привезете». Мама сразу отреагировала: «Ой, что вы! Разве вы не знаете, что в субботу—воскресенье родители отдыхают. Сами берите, отведите, привезите».
Я вот сейчас вспоминаю каждый свой разговор с отцом. Дороже этого ничего нет, и я понимаю, как мало разговаривал с сыном в детстве. А сейчас он уже сформировавшийся взрослый человек. У нас нет конфликтов, но что-то все равно ушло.
— Телевидение приносит актерам популярность и возможность заработать какие-то деньги. Можно ли сказать, что актеры работают в театре ради искусства, а на телевидении ради чего-то другого?
— Если бы я не видел популярности Миронова и Папанова... Когда я пришел в театр после училища, я это видел — люди ночами стояли в очереди, чтобы достать билет на спектакль. Поэтому к славе отношусь самоиронично. Хотя, не буду лукавить, звание народного артиста России имеет для меня огромное значение. Что для артиста может быть прекраснее признания народа? В одном только я уверен: актеру противопоказано идти в политику. Людям нашей профессии свойственно, к сожалению, «прислоняться» к сильным мира сего. Однажды на встрече с Ельциным приходилось наблюдать за интеллигенцией. Вот где был настоящий театр абсурда!
А что касается денег... Когда я записал свои первые программы на ТВ, у нас сбежал финансовый директор и мне вообще не заплатили денег. Но через два года все-таки заплатили 2000 долларов за все программы сразу. Для меня это была огромная сумма, потому что в театре даже народный артист больше 200 долларов в месяц не получает.
Все, что я делаю, прежде всего это школа актерского мастерства. Даже реклама. Когда я снялся в рекламе Довганя, то три ночи не спал. Но я получил за день столько, сколько в театре получаю за год. А потом я понял, что стыдно должно быть не мне, а тем, кто так мало платит артистам.
Три года назад пришлось идти пешком на премьеру своего спектакля, потому что не хватало пяти рублей на троллейбус. А получив деньги за работу в новом фильме «Козленок в молоке», купил жене норковую шубу и сапоги. За 23 года совместной жизни впервые сделал ей такой подарок!
— Расскажите о своей семье. Как вы познакомились со своей женой и чем занимается ваш сын?
— Это было давно. Я тогда еще жил в общежитии Театра сатиры. Работа в театре заполняла весь день — утром репетиции, вечером спектакли — никакой личной жизни. И вот однажды, на гастролях в Красноярске, я стоял около гостиницы и ждал автобус. Вдруг мимо прошли три блондинки. И я просто влюбился в одну из них с первого взгляда. Спартак Мишулин сказал, что знает этих девушек — они из Красноярского ансамбля танца Сибири. Мы познакомились, и все завертелось стремительно: многочасовые телефонные разговоры, предложение руки и сердца...
Она приехала в Москву. В нашем общежитии тогда царил дух настоящего актерского братства, все помогали другу, все вместе переживали и горе, и радости. Вся театральная «общага» готовилась к встрече: кухня, коридор и комната утопали в цветах. А надо сказать, что моя возлюбленная тогда уже была замужем. Так что необходимо было не просто ее завоевать, но и отвоевать у другого. Я купил кольца и... как в омут головой: «Я могу предложить тебе комнату в общежитии и обещаю стать хорошим артистом! Если тебе здесь не понравится — я тебя к нему отвезу!»
Это мой главный мужской поступок в жизни — я смог добиться ее руки! Так что у меня есть надежный тыл, уютный дом и сын Саша.
Хотя я с детства брал сына в театр, он даже играл со мной в спектаклях и снимался в кино, он выбрал себе другую профессию — учится на юридическом факультете.
— Всем известно выражение: «Красота спасет мир». Может ли искусство противостоять злу и насилию?
— Нужно людям давать надежду. Я тоже бываю безнадежен. Я человек общественный, я воспитан в этой стране, я ее люблю, поэтому все, что в ней происходит, на меня тоже очень давит. Я еду на спектакль и вижу, что иногда из-за одной фразы может «вспыхнуть» весь троллейбус, чуть ли не подраться и выкинуть человека на улицу. И я думаю, зачем я выхожу на сцену и с чем я на нее выхожу. Играешь спектакль о любви, играешь любовь. И действительно, видишь, что пошла какая-то добрая волна из зала, и, может быть, на сегодняшний вечер в мире что-то изменилось.
Когда люди видят меня на улице и улыбаются — это для меня самая большая радость.
Галина Степанова
Поделиться