Версия для печати 2535 Материалы по теме
С начала 90-х годов в России значительно развились и демократия, и рынок, и федерализм. Сегодня уже можно говорить о Новой России. А сформировался ли Новый суд в Новой России? С таким вопросом мы обратились к председателю Комитета Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Станиславу ВАВИЛОВУ.

вавилов
—Россия формируется в принципиально новом качестве. Однако для того, чтобы сказать, что Россия полностью сформировалась, нужно еще время. Сейчас страна находится в развитии, в динамике, в движении.
С начала 90-х в России осуществляется и судебная реформа. Она реализуется в двух взаимосвязанных аспектах — структурном (судоустройство) и функциональном (судопроизводство). За это время был принят ряд важных для правосудия законов — таких как федеральные конституционные законы «О судебной системе Российской Федерации», «О Конституционном суде Российской Федерации», «Об арбитражных судах Российской Федерации» и другие. Реализована идея о существовании наряду с судами общей юрисдикции специализированных судов — в том числе арбитражных, о создании суда присяжных. Грядет создание административных судов. 
—Одним из направлений реформирования судебной системы стало обновление процессуального законодательства...
—Совершенно верно. В 2001 году был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс, а в 2002 году — Гражданский процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы. Кроме того, важным моментом стало принятие Закона «О мировых судьях в Российской Федерации». Цель этого закона — разгрузить суды общей юрисдикции и способствовать улучшению доступа граждан к правосудию. В большинстве субъектов России мировые судьи уже приступили к работе. Все это позволяет сделать вывод о стремлении законодателя совершенствовать нормативную регламентацию организации и деятельности судебной системы.
Немало уже сделано и для утверждения гарантий независимости судей, подчинения их только закону, закрепления принципа их несменяемости. Порядок назначения судей с участием органов судейского сообщества, пожизненное назначение судей, прекращение их полномочий лишь по основаниям, установленным законом, и в том порядке, как это определено законом, — обеспечивает действительно высокий статус судьи.  Одним из результатов судебной реформы стало облегчение доступа граждан к правосудию. Об этом свидетельствует значительное увеличение обращений граждан в суды за защитой своих прав. Была обеспечена возможность для обжалования решений и действий государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающих конституционные права граждан.
 —А как обстоит дело с исполнительным производством?
—К сожалению, ни одно из проведенных в последнее время в рамках судебной реформы преобразований фактически не затронуло исполнительное производство как составную часть деятельности по осуществлению правосудия. Между тем, от того, как будет исполнено решение суда и как быстро оно будет исполнено, зависит реальное восстановление нарушенных прав и свобод граждан и юридических лиц, а также зависит и степень гарантированности государством судебной защиты.
Можно подытожить. Новый суд и судебная реформа в новой России состоялись. Однако нельзя говорить о том, что реформирование судебной системы завершено. Реформа продолжается и сегодня. Очевидно, многое еще предстоит сделать для того, чтобы суд действительно стал защитником прав человека и гарантом правопорядка в обществе. Безусловно, реализация судебной реформы, создание независимой судебной власти в такой большой стране, как Россия, — с ее уровнем правовой культуры, правосознанием — встречает определенные сложности и, являясь общегосударственной задачей, требует согласованных усилий законодательной, исполнительной и судебной властей. 
—Можно ли сказать, что в новой России существует реальное разделение законодательной, исполнительной и судебной властей? —Это не только можно сказать, это так и есть. В России одна единственная власть — государственная, и потом уже она делится на ветви. Разделение властей закреплено Конституцией России. Однако между формально-юридическим закреплением принципа разделения властей и фактической его реализацией нередко образуется определенный разрыв. То есть на практике приходится встречаться с перекосами в разграничении полномочий органов власти.  Принцип разделения властей должен реализовываться мудро и без крайностей. Законодательно должно быть выстроено так, чтобы ни одна власть не довлела над двумя другими. Однако и полное разделение властей невозможно. Иначе исчезнут необходимые взаимосвязи между ветвями власти, нарушится единство государственной власти. Органы, осуществляющие государственные полномочия, должны обеспечивать стабильность в обществе, а не делить власть.
—Судебной власти среди других ветвей принадлежит, как известно, особая роль...
—Да, она находится между двумя другими ветвями, а также между ними и личностью, защищая ее права. Важной гарантией независимости судебной власти является отправление правосудия на основе принципа несменяемости судей, их неприкосновенности, открытости судопроизводства, состязательности и равноправия сторон. Невозможность смещения судьи с занимаемой должности и невозможность произвольно изменить компетенцию судьи, нарушив правило о необходимости рассмотрения дела тем судом и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, должны обеспечивать независимость и беспристрастность конкретного судьи в конкретном деле. 
—Что необходимо для достижения подлинной независимости судебной власти?
—Для этого необходимо создать дополнительные правовые механизмы обеспечения независимости и беспристрастности судов и судей, так как участники спора надеются, что суд при разрешении конфликтной ситуации встанет именно на их сторону, и порой считают, что возможно так или иначе повлиять на судью. Для того чтобы избежать какого-либо влияния, необходимо установить такой способ материального обеспечения каждого судьи и судебной власти в целом, который обеспечивал бы необходимые условия для исполнения судьей его обязанностей. 
—Станислав Владимирович, какую роль, на ваш взгляд, играет суд в утверждении демократии и федерализма в современной России? —Суд предназначен для решения возникающих противоречий в ходе рассмотрения и разрешения административных, гражданских, уголовных и других дел в установленном законом процессуальном порядке. Это означает, что без полноценной судебной власти реализация демократических принципов попросту невозможна. И здесь трудно переоценить роль суда. Подчеркну, что без судебной системы совершенствование принципов демократии невозможно.
В равной степени это касается и реализации федерализма. Федерализм — основополагающий принцип государственно-территориального устройства Российской Федерации. Без Конституционного суда, разрешающего противоречия между федеральным центром, субъектами Федерации и муниципальными образованиями, невозможно обеспечить единство страны. И сейчас мы добиваемся такой судебной системы, при которой федеральный центр не мешал бы работать субъектам, а те, в свою очередь, — муниципальным органам власти. Необходимо четко выстроить систему взаимодействия между ними и выработать систему сдержек и противовесов. Слава богу, на сегодня она вырабатывается. И в этом опять же трудно переоценить роль суда. И в частности, роль Конституционного суда, который проставляет все точки над «i». Мы обращаемся в КС, когда федеральный центр, к примеру, влезает в полномочия субъектов. Есть довольно много решений КС, когда он поправляет действия федеральных органов власти, органов государственной власти субъектов РФ и муниципальных образований. Это и есть золотая середина. —Что из сделанного на сегодня самое главное? —Закреплен ряд фундаментальных положений о том, что если федеральный центр передает какие-либо полномочия региону, то он должен их профинансировать. То же самое должен делать и субъект РФ по отношению к муниципальному образованию. Передал — будь любезен отдать и денежки. Это важнейшая  система, которая сегодня выстраивается. Признаюсь, что раньше  этот вопрос был нашей болевой  точкой. —
Эти и другие достижения судебной реформы были получены исходя из собственного опыта или были учтены наработки зарубежных коллег?
—Мы работаем в Страсбурге, сотрудничаем с ЕС. Я хорошо знаю европейскую систему: как и что там выстраивается, как решались те или иные проблемы, какие подводные камни встречались на пути наших западных коллег. Все это сравнивается, анализируется. Бывало и так, что когда мы показывали разработанные нами законы — эксперты из Европы давали им очень высокие оценки. Случается и так, что они признают: Россия по некоторым вопросам развивается на шаг вперед. 
—Судебная реформа в России идет полным ходом, судебная система развивается, а доверие у населения к суду, если быть объективными, невысоко.  Что необходимо для изменения правосознания населения?
—К сожалению, ситуация именно такая. Это одна из составляющих современной российской культуры. Чтобы изменить ее надо, в частности, независимо, беспристрастно, справедливо и своевременно рассматривать дела. Кроме того, надо обеспечить населению доступность и достоверность информации о деятельности судов. Качество правосудия во многом зависит и от степени его открытости. Необходимо обеспечить свободный и равный доступ граждан к информации. Естественно, что судебная система отождествляется с персональным составом судей. Качество правосудия во многом зависит от кадрового состава судей, их профессиональной подготовки.
В настоящее время готовится проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», в котором прописывается, что кандидаты на должность судьи обязаны пройти специальную профессиональную переподготовку для работы в должности судьи. Безусловно, высокий статус судьи должен также включать в себя и высокую ответственность за качество работы. Признаюсь, пока бывают случаи судебных ошибок. И механизм решения и исправления этих ошибок не всегда четко срабатывает.
 —То есть, как говорится, бойся не суда, бойся судьи...
—От судей, которые пользуются своим положением, сейчас активно избавляются. Но об этом мало знают. Я уверен, что общество больше должно знать о работе судов, о работе судей, о самой системе. К примеру, мы ввели представителей общественности в Высшую квалификационную коллегию судей. Судебная реформа не будет полной и полноценной, если не будет принципиально решен вопрос подготовки кадров судейского корпуса.  Общество шагнуло далеко вперед, и с этим надо считаться.   

Беседовала Анна Чернышова
Журнал «Бюджет» №7 июль 2004 г.

Поделиться