Версия для печати 2214 Материалы по теме
    Для обеспечения качественных изменений в российской экономике необходимо уделять особое внимание макроэкономическим показателям. Такую точку зрения озвучил премьер-министр России Михаил Фрадков на встрече с представителями Торгово-промышленной палаты страны. По мнению М. Фрадкова, в России на данный момент обеспечен достаточно устойчивый экономический рост — «порядка 7% ежегодно». Однако глава правительства подчеркнул, что такие благоприятные показатели не должны успокаивать. Он пояснил, что тенденции I квартала 2004 г. показывают, что Россию «подстерегает немало проблем в условиях такой спокойности».     М.Фрадков считает, что особое внимание необходимо уделять макроэкономическим показателям и выявлению внутренних резервов для дальнейшего экономического роста.

Опасения, перечисленные российским премьером, не напрасны. Ситуация, сложившаяся в российской экономике в марте—апреле нынешнего года, заставила экономистов еще раз задуматься над тем, является ли нынешняя в целом благоприятная ситуация в экономике страны долгосрочным трендом или все еще сохраняется вероятность отката назад. Последние официальные статистические данные оставляют повод для опасений в благоприятном ходе реформ: ускоряются темпы инфляции, замедляется рост промышленного производства, реальных доходов населения. В этих условиях государство и бизнес-сообщество должны действовать сообща, чтобы не допустить скатывания вниз, сделать нынешний рост необратимым и долговременным, обеспечить условия для дальнейшего роста инвестиций, развития внешней торговли, роста благосостояния граждан.
Первой ласточкой, заставившей правительство задуматься о наличии неблагоприятных тенденций в экономике, стали довольно высокие темпы инфляции в марте 2004 г., когда рост потребительских цен составил за месяц 0,8%, хотя ожидалось 0,5%. Затем ФСГС России опубликовала итоги развития промышленности в марте, также оказавшиеся неблагоприятными. Рост промышленного производства составил в марте лишь 6,6% (от уровня того же месяца 2003 г.) против 8,7% в феврале и 7,5% в январе. Мартовский рост оказался самым низким с августа прошлого года. Кроме того, фактические данные оказались ниже прогнозов МЭРТ, которое ожидало роста производства в марте на 8,4%. В целом за I квартал 2004 г. промышленный рост составил лишь 7,6% против ожидавшихся 8,2%.
Затем статистики подвели итоги социально-экономического развития страны в марте 2004 г. по другим отраслям экономики. И здесь результаты оказались хуже ожидаемых и хуже, чем в феврале. Индекс пяти базовых отраслей российской экономики показал рост в марте лишь на 7,2% (также минимум с августа 2003 г.), хотя в феврале он достигал 9%. Кроме того, МЭРТ рассчитывало на то, что в марте прекратится снижение сельскохозяйственного производства, однако в марте оно продолжилось.
Рост инвестиций в основной капитал в марте превысил прогнозные значения и составил 12,6% от уровня того же месяца прошлого года, при ожидании 12,2%. Однако с учетом того, что в феврале рост достигал 13,2%, тенденция к его замедлению все же сохранилась.
Лишь в торговле и сфере услуг негативная тенденция не прослеживается: оборот розничной торговли в марте на 10,8% превысил уровень того же месяца прошлого года, что совпадает с февральскими темпами роста и превышает прогноз на этот месяц. Объем платных услуг населению в марте вырос на 8,5% при ожидании 6,8% и февральском росте на 7,8%.
Несмотря на сохранение роста в производственном секторе, негативный осадок остался. Часть аналитиков заявила, что текущие темпы роста и так достаточны для удвоения ВВП. Однако другие эксперты тут же отметили, что для объективной оценки реальной ситуации и построения правильных прогнозов нельзя ограничиваться констатацией текущих значений. Нужно уметь находить точки перелома задолго до того, как замедление роста сменится его спадом. Только в этом случае можно своевременно принять меры для стабилизации ситуации.
Отчасти по причине этого прогноз роста ВВП на I квартал 2004 г. после поступления неблагоприятных данных за март был снижен с 8,3 до 8,0%. Однако в целом по итогам 2004 г. МЭРТ по-прежнему ожидает рост производства на 6,4%: прогноз пока не снижен, оснований для серьезного беспокойства нет.
Однако негативные тенденции наметились и в социальной сфере. Реальные располагаемые доходы россиян по итогам марта лишь на 11,6% превысили уровень марта 2003 г., хотя МЭРТ предполагало их рост на 13,2%. Мартовский рост хотя и превысил февральский, однако оказался гораздо ниже, чем в январе текущего года. Кроме того, по данным ФСГС, в I квартале 2004 г., по сравнению с I кварталом 2003 г., выросла поляризация населения по уровню доходов. Так, на долю 10% самых богатых россиян в сумме пришлось 30,0% всех денежных доходов против 29,6% в I квартале 2003 г., а на долю 10% самых бедных — только 2,0% (на уровне прошлого года). Тем самым доходы богатых выросли, а бедных — не изменились. Суммарные доходы 10% самых богатых россиян в январе—марте 2004 г. в 15,0 раз превысили суммарные доходы 10% самых бедных, хотя еще год назад превышение было лишь в 14,5 раза.
Масла в огонь подлили негативные данные по уровню инфляции в России за апрель, поступившие в начале мая: рост цен превысил мартовский показатель и составил 1%, что хотя и остается на уровне прогноза, но в целом свидетельствует как о неблагоприятных тенденциях в экономике, так и об ухудшении уровня и качества жизни населения. Правда, в годовом исчислении (с апреля 2003 по апрель 2004 г.) уровень инфляции составил 10,3%, что приближено даже к годовому прогнозу (по итогам 2004 г. инфляция должна составить 10%). Но ведь до декабря остается еще больше половины года, и нужно, чтобы эти полгода темпы инфляции были ниже, чем в тех же месяцах 2003 г. А уже апрельская инфляция оказалась не ниже, а на уровне апреля прошлого года. Стоит напомнить, что на период с декабря 2003 по конец марта 2004 г. пришелся значительный прирост денежной массы. И если в 2002—2003 гг. избыточный объем рублей «впитывался» бурно развивавшейся промышленностью, которая путем привлечения дополнительных инвестиций обновляла основные средства и наращивала производственные мощности, то к началу 2004 г. спрос на инвестиции был практически исчерпан. При падающем долларе (а его падение продолжалось около года) экспортерам было все менее выгодно наращивать производство. Поэтому тот объем рублей, который был выброшен на рынок, уже не мог компенсироваться ростом производства, а стал фактором наращивания инфляции. Наступил тот предел, выше которого для продолжения роста производства нет объективных условий. Ориентированные на экспорт отрасли (топливная промышленность, металлургия, производственное машиностроение) обновили мощности и нарастили производство до необходимого уровня; а отрасли, занятые производством потребительских товаров (особенно пищевая и легкая промышленность) перестали быть конкурентоспособными на фоне постоянно укрепляющегося рубля. Дешевле стало закупать потребительские товары за рубежом, чем производить их внутри страны. Кроме того, правительство не приняло никаких мер для реструктуризации российской промышленности и устранения ее зависимости от мировых цен на нефть. В итоге доля отраслей, ориентированных на выпуск продукции для внутреннего потребления, практически не увеличилась, а доля экспортоориентированных отраслей практически не снизилась. И если не будут предприняты кардинальные  меры для изменения ситуации, рост производства будет замедляться и дальше.
Правительство своевременно осознало это. Михаил Фрадков, выступая на заседании Совета Федерации, заявил, что если Россия не преодолеет сырьевой зависимости, темпы роста экономики замедлятся до 3—4% в год. В этом случае не удастся удвоить ВВП и использовать те благоприятные внешнеэкономические условия, которые сложились сейчас. Не удастся, по словам премьера, решить ряд социальных задач, проблемы модернизации экономики и обеспечить безопасность граждан. «Экономика во многом базируется на природных богатствах и сидит на сырьевой игле, что делает ее неустойчивой и не позволяет качественно развиваться», — отметил он.  Вице-премьер Александр Жуков заявил, в свою очередь, что быстрый рост денежной массы опасен для российской экономики, которая не успевает «переварить» такой объем денежного предложения. «Проблема не в отсутствии денег, а в том, что непросто найти нормального заемщика».
По данным Центробанка, реальный эффективный курс рубля в I квартале 2004 г. укрепился на 4,7% (тогда как за весь 2003 г. — лишь на 4,1%), и такое укрепление не может не беспокоить. Однако, по словам Сергея Игнатьева, у Центробанка остаются возможности не допустить укрепления реального эффективного курса рубля в 2004 г. свыше 7% и уложиться в этот целевой ориентир.
В этой ситуации перед Центробанком была поставлена задача простимулировать спрос у коммерческих банков на доллары США. Это частично удалось: уровень поддержки в середине апреля был повышен с 28,485 руб./доллар до примерно 28,80—28,90 руб. к концу месяца. Рубль перестал укрепляться, а затем стабилизировался. Очевидно, что сейчас Центробанк крайне заинтересован в том, чтобы содействовать укреплению рубля и поддерживать отечественных экспортеров. И пока для этого будут оставаться возможности, такая политика будет продолжена. Однако объективная ситуация такова, что бизнес сейчас заинтересован в том, чтобы активно избавляться от долларов, которых скопилось больше, чем необходимо. А значит, правительству все же придется задуматься над тем, какие еще задействовать рычаги для регулирования ситуации и недопущения падения курса доллара.
Что касается высокой инфляции, то здесь правительство, очевидно, пойдет по пути ее сдерживания за счет ограничения рублевой эмиссии. 

Алексей СИНЮРИН, кандидат экономических наук
Журнал «Бюджет» №6 июнь 2004 г.

Поделиться