Версия для печати 2624 Материалы по теме
семенченко

Анатолий СЕМЕНЧЕНКО,  глава города Невинномысска

Прошло почти два года с того страшного дня, ворвавшегося в историю нашего города как день стихийного бедствия. Но именно теперь высветились не только социальные проблемы, решать которые предстоит администрации города, но и несовершенство, а точнее отсутствие нормативно-правовых актов, по которым должна была действовать исполнительная власть разных уровней в экстренных условиях.
Инженерные коммуникации Невинномысска пострадали больше всех. В результате стихии городу нанесен ущерб более чем на 700 млн. руб.
Разрушен мост по улице Линейной, соединяющей левую и правую части города. Его сметная стоимость предварительно оценена в 260 млн. руб. Второй мост, соединяющий поселок Красная Деревня с городом, — 118 млн. руб. Пешеходный мост по улице Революционной — 27 млн. руб. Полностью снесены два газопровода (диаметром 530 и 325 мм), вантовый переход коллектора  (2 по 325 мм), дамба на головном сооружении Невинномысского канала (из 6 запорных устройств плотины сорваны 4).
 Стихией уничтожены берегоукрепительные сооружения, целый ряд дамб протяженностью 7,2 км. Передо мной, как главой города, и соответствующими службами встал вопрос об оказании экстренной помощи пострадавшим семьям, оставшимся без жилья или в частично разрушенных домах. Все силы были брошены на расселение таких семей во временное жилье. Теперь даже страшно вспомнить: 829 семей пострадали от стихии, из них 272 семьи остались полностью без крова. За мою более чем 20-летнюю работу главы ничего подобного не было и, дай Бог, чтоб такого не повторилось.
...На тебя устремлены тысячи глаз, тысячи людей на тебя надеются. Здесь не время было предаваться эмоциям. Быстро созданный штаб под моим руководством работал круглосуточно, через 5 суток в левобережье, в поселок Низки и Красную Деревню по временной схеме были поданы газ, вода, тепло. В этом нам опыта не занимать.
Но вот пробить бюрократическую брешь — хоть семь пядей во лбу имей! — до сих пор невозможно.
сломанный мост
Я полностью поддерживаю мнение министра финансов края Татьяны Погореловой относительно того, что самая большая трудность не в дефиците финансовых ресурсов, а в отсутствии в России нормативно-правовой базы, регулирующей финансирование восстановительных работ.
Вот ситуация. Пострадали люди. Надо определить степень ущерба. Сверху установили размер ущерба на семью — 50 тыс. руб. Но ведь семья может состоять и из пяти, и из двух человек. Разве можно их одной меркой мерить?
Или другой пример. Разрушен дом, в котором проживали пять человек — муж, жена и трое детей. Составляют акт об ущербе на двоих взрослых, потому что по инструкции не положено прописывать детей, так как они не имеют паспорта. Парадокс! А куда же их девать? Оставлять без угла? Паспортно-визовой службе никто никакой команды не давал. Все это порождало массу жалоб.
Или, скажем, в течение полугода, пока составлялись и уточнялись акты и списки пострадавших, человек умер. Включать его на получение жилья или нет? Мы бились, что называется, о глухую стену. Москва — далеко, Путин — высоко, а мы здесь, рядом с живыми, озлобленными на весь белый свет людьми, — мечемся в силках беззакония... На нас подали в суд 120 человек. А если бы мы были вооружены нормативными документами — напряжение было бы снято.
Не скажу, что мы были одиноки: поглядеть, что наделала стихия, приезжали чиновники самых разных уровней — председатели Госстроя (бывший и нынешний), министр МЧС С. Шойгу, замминистры и т.д. Мы действительно нуждались в помощи, в конкретном участии.
 На нашу беду, добавились другие трудности. У города отобрали право заказчика по всем позициям (по объектам инфраструктуры, по жилью). Чтобы вывести город с критической отметки, я брал на себя смелость и проявлял волю — заставлял всех, кого можно, вести работы в долг. Одних дамб настроили на 38 млн. руб. А проплатили только 16 млн. руб. В нашем городе заказчиком выступало управление коммунального хозяйства. Я «обязал» весь город быстрее построить жилье для пострадавших — теперь это называется 7м кварталом. Помимо жилья построены подстанции, газораспределительные сети, проведена вода, дороги и т.д.
 Все сделано на 24 млн. руб., и только 4 млн. руб. вернул субъект Федерации — наш край. Мы выполнили свои обязательства перед жителями города, но разорили всех подрядчиков. Теперь ходят за мной чуть ли не с ножом к горлу: «ты заставлял выполнять эти работы, ты и отдавай деньги». Получается, что мэр — крайний. Где же все остальные — все столичные чиновники, что приезжали и обещали деньги, где же они застряли?
Здесь, на месте, мне верили руководители, с кем рядом я работаю многие годы. Но если опять повторится, то мой призыв помочь останется как глас вопиющего в пустыне. Самое страшное, когда люди теряют веру — в справедливость, во власть. Накануне выборов это чревато плохими последствиями.
Время бежит неумолимо. Уже новое лето прошло, а мы боремся с прежними проблемами. Полностью отрезана от города Красная Деревня. Старики, дети, работающее население добираются в город, объезжая более 30 км, хотя мы предоставили различный транспорт для их доставки.
 Мытарства муниципальных органов продолжаются. И наше несчастье в том, что разрушенные стихией мосты ранее принадлежали государству, а теперь — муниципалитетам. Чтобы восстановить мосты, нужно истратить весь бюджет города, что, конечно же, нереально. Проще — и мы готовы это сделать — передать их снова государству. Хотя для восстановления мостов город делает невозможное.
Мост по улице Линейной с помощью военных был сооружен в кратчайшие сроки. Это так называемый средний армейский мост, по которому организовали двухрядное движение. Но он рассчитан лишь на три года эксплуатации. Представители вышестоящих органов власти нас похвалили и забыли. Мы беспокоили своими письмами и звонками чиновников разного ранга, депутатов РФ, но всякий раз нам напоминали, что мы муниципалы. Привожу дословную цитату из ответа Минэкономразвития РФ: «...строящийся мостовой переход через р. Кубань находится в муниципальной собственности города Невинномысска... и строительство должно осуществляться за счет собственных средств субъектов РФ и муниципальных образований».
Я понимаю, что мы — муниципалитет, город-донор. Но мы не отделены от государства, а жители нашего города, оказавшись в такой беде, вправе считать себя гражданами России и надеяться на ее заботу.
 Мы не сидим сложа руки. Город вложил за прошлый и нынешний годы 36 млн. руб. собственных средств. На строительство моста на Красную Деревню нужно 118 млн. руб., край дал 23,6 млн. руб. Город проплатил на 1 июля 26,5 млн. руб. После моего личного обращения руководство «МДМ» выделило 10 млн. руб., пообещало помочь и РАО ЕЭС в размере 10 млн. руб. А где взять остальные деньги?
Я уже не говорю об аварийно-спасательных работах в первые дни стихии — таких как разбор разрушенных домов, вывоз мусора, ила. На это мы затратили 10 млн. руб. А чего стоило спасение человеческих жизней! Мы шли на все: вызывали вертолеты, направляли потерпевшим тяжелую технику. В результате были спасены 113 человек.
Мы и сейчас из-за того, что работали без нормативно-правовых документов, еще разгребаем «авгиевы» конюшни. Разрушены дома, но остались земельные участки. Пострадавшие просили отдать их под сады, огороды. Мы это сделали, а некоторые желают там строить дома. Что делать? Имеем ли мы на это право или нет?
Пошел уже второй год после стихии, но по-прежнему мы работаем вслепую. Когда же появятся законы, определяющие меру ответственности в ликвидации стихийных последствий?
Подводя итог сказанному, хочу напомнить всем ответственным людям, кто приезжал в Невинномысск и обещал, что 10% денег пойдут от города, остальные — от Федерации. Обращаюсь к тем, кто сидит по вертикали на древе власти: как бы высоко он ни сидел, основа здесь, в провинции. Здесь корни России, и если их не подпитывать, то не ровен час — завалится дерево...

Журнал «Бюджет» №3 март 2004 г. 
Поделиться