Версия для печати 2968 Материалы по теме
делягин
Жалобами на низкую пенсию в России трудно кого-либо удивить. Разворачивающаяся в стране пенсионная реформа призвана сделать так, чтобы будущие пенсионеры не испытывали проблем пенсионеров сегодняшних. Теоретически. А в реальности получается, что тем, кому до выхода на пенсию осталось меньше 10 лет, крупно повезло: на их старость рабочих рук в стране хватит. Дальше будет хуже. «Мое поколение не сможет рассчитывать на тот уровень пенсии, который сегодня имеют мои родители», — сказал на пресс-конференции недавний помощник главы правительства Михаила Касьянова, а ныне руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин. Единственным надежным способом накопить что-либо к моменту выхода на пенсию доктор экономических наук считает «инвестирование денег под подушку». Михаил  Делягин подготовил эмоциональный аналитический доклад под названием «Забудьте о пенсии», прочитав который трудно быть оптимистом.
Станислав ВАРЫХАНОВ

 Краткий курс истории вопроса

дед с дровами
Никто сегодня не оспаривает необходимость реформирования пенсионной системы, унаследованной Россией от СССР. Система, при которой пенсии выплачиваются за счет пенсионного налога на работающих, годится для стран, в которых число работающих значительно превышает число пенсионеров. Но Россия «стареет» катастрофическими темпами: за последние три года сумма пенсионных выплат выросла более чем в полтора раза — с 4% до 6,1% ВВП. Основная причина — не рост самих пенсий, а демографические изменения.  Итогом начавшейся в середине 90-х гг. дискуссии о путях реформирования пенсионной системы стала модель, при которой часть средств будущих пенсионеров инвестируется. Делается это для того, чтобы к моменту прекращения трудовой карьеры человек получил значительный дополнительный доход, так называемую «накопительную пенсию». В результате реформы структура пенсии приобретет следующий вид (за образец взята шведская трехуровневая система):
— первый уровень — базовое пенсионное обеспечение («перераспределительная система»), при которой выделяется общая для всех базовая пенсия (сегодня это 600 руб.) и трудовая пенсия, зависящая от стажа и характера работы);
— второй уровень — всеобщая накопительная система (предмет рассмотрения доклада);
— третий уровень — добровольное (самостоятельное) пенсионное страхование.
По мере развития реформы, все больше полномочий и возможностей передается частным структурам, управляющим компаниям и негосударственным пенсионным фондам, которые смогут участвовать в накопительной системе с 1 января 2004 г. Пенсионные взносы запрещено вкладывать в иностранные ценные бумаги, хотя они и надежнее российских. Причина запрета в том, что пенсионные накопления — самый серьезный инвестиционный ресурс. Это крупные денежные суммы, которые поступают в соответствии с полностью прогнозируемыми графиками, инвестируются надолго и изымаются также строго «по графику». Эти деньги — основной двигатель экономики. Разрешить вкладывать их в стратегических конкурентов России значило бы полностью отказаться от возможностей модернизации экономики. Именно поэтому, несмотря на активное сопротивление лоббистов, пенсионные деньги оставлены в стране. Однако и это правильное решение полностью обесценено из-за непроработанности механизмов использования «пенсионных» денег.  

Новая государственная тайна
В  аналитическом докладе М. Делягина немало строк посвящено недостатку информации о характере проводимой пенсионной реформы, как будто она касается узкого круга «посвященных», а не значительной части россиян. Такая невнятность информации о судьбоносной реформе неслучайна, убежден М. Делягин.  «С самого начала пенсионной реформы государство отказалось от информирования граждан о ее ходе и значении, — говорится в докладе. — Информационный вакуум был создан не только по недомыслию, но и для прикрытия собственных недоработок и реальных целей реформы.» Реформа разрабатывалась «сообществом реформаторов» (в том числе на западные гранты) в структурах Министерства экономического развития, Министерства труда, затем Министерства финансов. Информационная «активность» свелась к личному и корпоративному пиару. Информирование населения было «сброшено» на государственный Пенсионный фонд, который не справился с задачей не только из-за обилия технических проблем, но и из-за объективной незаинтересованности: чем меньше граждане будут информированы о характере реформы, тем больше денег останется у Пенсионного фонда в управлении.  Между тем, защита потребителями своих прав невозможна без их информированности. Для того, чтобы застраховаться от некачественных услуг, необходимо понимать все особенности этих услуг. В случае пенсионной реформы государство инициирует принципиально новую услугу — управление пенсионными накоплениями, но при этом категорически отказывается давать необходимые пояснения. В этом отношении очень показателен срыв сроков рассылки уведомлений о пенсионных накоплениях (что государство обязано сделать по закону). Заявления о том, что люди могут выбирать управляющие компании до получения «писем счастья», носят откровенно фарисейский характер: большинство, не получив этих писем, вообще ничего не узнает о своем праве на выбор компании, которая распоряжалась бы отчислениями из заработной платы клиента. Люди не понимают смысла цифр, приведенных в извещениях, да и текст извещений составлен так, что понять его простому смертному невозможно. Несколько миллионов человек получат извещения с нулевой суммой. Им придется обращаться за разъяснениями либо к работодателю, либо в региональные отделения Пенсионного фонда. Но во многих регионах страны система консультирования фактически отсутствует. В начале октября 70% граждан знало о пенсионной реформе, но лишь 15% имели представление о том, что именно и как предполагается реформировать... На проведение информационной кампании Пенсионный фонд получил 149 млн руб., но предпочел их «сэкономить». Правительство в рамках кредитной линии от Всемирного банка выделило на эти же нужды 700 тыс. долл. Однако за три года из них освоено менее 10%. С 13 октября каждый понедельник с 14.00 до 17.00 работает «горячая пиния». Но любая «горячая линия» эффективна только тогда, когда она работает без перерыва. Весной 2003 г. Пенсионный фонд России наотрез отказался прикладывать к «письму счастья» список управляющих компаний, разъяснив, что он, как государственная организация, не обязан рекламировать своих частных конкурентов. Оповещение населения о возможности перевода средств в частные управляющие компании было переложено на них как на единственную заинтересованную сторону. Пенсионный фонд абсолютно закрыт информационно. В отличие от большинства госструктур, он даже не имеет своего сайта в Интернете.  В конце августа 66,5% населения соответствующих возрастов еще не решили, как они распорядятся своими счетами. 28,3% собирались оставить их в управлении Пенсионного фонда; 5,2% — передать в управляющую компанию. При этом опрос не собиравшихся передавать пенсионные накопления в управляющие компании показал, что главной причиной этого является именно недостаток информации о пенсионной реформе (34,8%) и об управляющих компаниях (23,5%). Правда, и самому Пенсионному фонду доверяет менее четверти россиян (23,1%)... Символично то, что половина заявлений от граждан, которые пожелали передать свои пенсионные накопления от Пенсионного фонда в частную управляющую компанию, оказались неправильно оформлены. Даже среди 800 самых информированных и активных жителей Москвы (где доля таких граждан выше, чем по России в целом) половина не знала, что подписи надо заверять, и ни один человек не был в курсе, что это можно сделать не за 120 руб., а бесплатно в одном из 11 уполномоченных банков. Пенсионный фонд согласился дать людям второй шанс — «при наличии обратного адреса» и если заявление будет получено до 20 ноября. После 20 ноября деньги «жертв информационной блокады» останутся у Пенсионного фонда автоматически — что, вероятно, и требовалось. «Руководство государственного Пенсионного фонда длительное время откровенно и нагло дезинформировало общественность страны, — говорится в докладе М. Делягина. — Оно дискредитировало председателя правительства страны, привлеченного им к основанной на заведомо ложных предпосылках рекламной кампании. ...Насколько можно судить, не было проведено даже расследования, даже попытки наказания виновных!» Как видим, автор доклада возмущен, но не удивлен. Ибо в следующей главе он описывает, как создавалась система, абсолютно не предполагающая чьей-либо ответственности. 

 Кому выгодно?
Главным аргументом в пользу невиновности одного из двух потенциальных ответчиков — Пенсионного фонда РФ и Внешэкономбанка СССР — на умозрительном судебном процессе могла бы стать неопределенность юридического статуса последнего.  На момент назначения государственной управляющей компанией Внешэкономбанк СССР не имел лицензии, позволяющей ему заключать с Пенсионным фондом договор доверительного управления. Это прямое нарушение основополагающего для пенсионной реформы закона «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации». Принципиально, что Внешэкономбанк, по мнению ряда экспертов, находится вне существующего в России правового поля. Его функции — банковское обслуживание внешнеэкономической деятельности несуществующего государства СССР. Он имеет банковскую лицензию СССР, но не имеет российской (sic!). Он ведет операции с ценными бумагами, но не имеет лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг. Один из ведущих российских специалистов в области пенсионной реформы Р. Кокорев отмечает, что «у него нет вообще никакой организационно-правовой формы по российскому законодательству; его устав утвержден Советом Министров СССР, и понять из этого устава, как устроена эта компания, нельзя. Кто ее контролирует, какие в ней есть органы — неизвестно. Для нормальной работы Внешэкономбанка нужно определить его правовой статус вообще, во всех сферах его деятельности. А сейчас он живет вне закона». Возможно, именно юридическая неопределенность положения, крайне затрудняющая предъявление любых претензий и даже простой анализ деятельности, и стала главным аргументом в пользу назначения Внешэкономбанка государственной управляющей компанией. «Безбрежный либерализм» проявился и при лицензировании других управляющих компаний. Из 60 поданных заявок удовлетворены 55, хотя — по мнению профессиональных участников рынка — жизнеспособными могут быть признаны не больше 15—20 компаний. Люди, доверившие свою старость другим, обречены на обесценивание регулярных отчислений из зарплаты. Ведь страхование распространяется только на случаи банкротства компаний, доказанные случаи мошенничества, хакерских атак, в то время как наиболее опасным является медленное угасание компаний.  Итак, путем несложного расчета приходим к выводу: люди, доверившие свои отчисления 40 управляющим компаниям из 55, по достижении пенсионного возраста будут обречены балансировать на грани физического выживания. «Основной недостаток пенсионной реформы — полное отсутствие гарантий не только доходности, но и сохранности взносов, — говорится в докладе «Забудьте о пенсии». — При доверительном управлении все риски по стандартным юридическим нормам ложатся на собственника, т.е. на государство (или Пенсионный фонд). Государство же, как организатор пенсионной реформы, должно отвечать за ее плоды перед выгодоприобретателем, т.е. будущим пенсионером.» Теоретически должно. А на практике, при отсутствии механизмов экономической ответственности государства, начавшаяся пенсионная реформа «оставляет стойкий привкус МММ и иных афер прошлой эпохи «экономической стабильности» — читаем в документе.  Принципиальное отличие МММ от реформы пенсионной системы в том, что в первом случае наивные сограждане освобождались от финансовых излишков добровольно. А в пенсионную систему деньги изымаются по закону, как налоги.  На что же эти налоги пойдут? «Простой житейский опыт подсказывает, что в течение 10 лет наша страна теоретически, просто в силу низкой конкурентоспособности, не избежит финансовых потрясений. И следовательно, незащищенность долгосрочных вложений означает их гарантированное обесценивание, — читаем далее в докладе. — Казалось бы, что естественней: раз новую пенсионную реформу создает государство, раз основная доля денег пойдет через государственный Пенсионный фонд — значит государство должно пообещать гражданам, что хотя бы не растранжирит переданные ему деньги. Однако оно принципиально отказывается от любых гарантий. Неужели оно уже знает судьбу средств будущих пенсионеров?» Если в этом пункте М. Делягин ограничивается риторическим вопросом, то ответ на вопрос «а кто в прибыли?» ему, похоже, известен. Это, как и в эпоху ваучеризации, «профессиональные участники рынка ценных бумаг» или, по его же более жесткому выражению — «биржевые спекулянты». «Основным выгодополучателем от пенсионной реформы являются, по-видимому, менеджеры, управляющие созданным ей качественно новым ресурсом — пенсионными взносами населения, — говорится в докладе М. Делягина. — Это чиновники Пенсионного фонда, который консолидирует основную часть пенсионных взносов, Внешэкономбанка СССР и владельцы частных фирм пенсионного сектора. Смысл реформы, похоже, заключается в изъятии под благовидным предлогом из текущих доходов населения 2—6% этих доходов, консолидации их в ресурс уникального качества и вполне безответственной работы с ним «в свое удовольствие.»  

Суммы будущих потерь
На пресс-конференции Делягин назвал пенсионную реформу «аферой уровня ваучеризации». Реформа, по его словам, «будет носить выраженный конфискационный характер». Сколько же у нас конфискуют? Прогнозы бывшего помощника главы правительства впечатляют. При зарплате в 5 тыс. руб. (это немного меньше средней зарплаты в России) мужчина 1967 г. рождения, при наиболее вероятном росте рынка в среднем на 5% в год, получит ежемесячную прибавку к пенсии в 73 руб. (в ценах 2003 г.). Это похоже на те издевательские прибавки, которые российские пенсионеры массово возвращали президенту Путину (интересно, что стало с ними в администрации президента?) Конечно, 5 тыс. руб. в месяц — небольшие деньги. Но и обеспеченным нечему радоваться. При сегодняшней легальной зарплате в тысячу долларов пенсионная прибавка составит 14,4 долл. в месяц.  Представители Пенсионного фонда заявляют, что речь идет лишь о «прибавке» к базовой и трудовой пенсии, создавая впечатление некоего «подарка», который сделает нам государство. Однако, «подарок» — дорогой, и делается он за счет наших же средств. Кроме того, нет никаких гарантий, что реальную покупательную способность обычной распределительной пенсии удастся поддерживать хотя бы на нынешнем нищенском уровне. Скорее наоборот: вследствие объективно обусловленного кризиса пенсионной системы она будет снижаться (собственно, это и потребовало введения накопительной схемы), и нет никаких гарантий того, что ее покупательную способность удастся поддерживать хотя бы на сегодняшнем уровне даже с учетом накопительной прибавки. «При подобных подходах к пенсионной реформе, — заключает автор доклада «Забудьте о пенсии», — даже поколение современного «среднего возраста» не сможет жить на пенсию. Кризис распределительной пенсионной системы сделает традиционную пенсию еще менее значимой, чем сегодня, и нам предстоит либо жить на свои сбережения, либо садиться на шею детей, либо не выходить на пенсию вовсе (говорят, это предложил Ясин). Впрочем, российские мужчины в среднем и так следуют этому рецепту и не доживают до пенсионного возраста. Что, осталось решить вопрос с женщинами?»  Хороший вопрос, г-н Делягин. Доживем — увидим.

Журнал «Бюджет» №11 ноябрь 2003 г.

Поделиться