Версия для печати 2201 Материалы по теме
Россия взяла курс на планомерный отказ от целевых (связанных) кредитов, предоставляемых иностранными правительствами и международными организациями. Минфин РФ проявил принципиальность, поскольку в правительстве и вокруг него есть немало заинтересованных в продлении этих кредитов.
Получить кредит под гарантию федерального бюджета — значит получить деньги, не увеличивая расходную часть бюджета. Города берут у международных банков связанные кредиты на реконструкцию водопроводов, ведомства — на модернизацию своих компьютерных сетей, а многочисленные «независимые экономисты» выполняют для правительства исследования, оплачиваемые из заемных денег.
В программе внешних заимствований на 2004 г., рассмотренной правительством в июле, объем связанных кредитов составляет 622 млн долл. (в 2003 г. мы брали взаймы 640 млн долл.). При этом Минфин настаивал на том, что кредитоваться страна будет только для финансирования уже начатых проектов, никаких новых соглашений заключаться не должно.
Именно этот пункт программы вызвал наибольшие разногласия на заседании правительства. «Почему в программу не вошел кредит ЕБРР в 75 млн долл. на создание паромной переправы между Санкт-Петербургом и Калининградом?» — возмущался новый вице-премьер Владимир Яковлев. Кстати, это был первый случай участия нового вице-премьера в дискуссии на заседании кабинета. Свои права пытался отстоять и глава Госкомстата Владимир Соколин, у которого были планы по привлечению на модернизацию отечественной статистики дополнительных кредитов на 80 млн долл. В итоге правительство не приняло окончательное решение о судьбе связанных кредитах, поручив Минфину проработать этот вопрос дополнительно.
При этом выявилась интересная тенденция: международные финансовые организации оказались для российского кабинета министров предпочтительнее иностранных правительств. Сумма привлекаемых правительственных кредитов уменьшилась с 281 млн до 258 млн долл., в то время как лимит привлечения кредитов международных организаций был даже несколько увеличен — с 341 млн до 346 млн долл. При этом планируемый объем несвязанных заимствований (3,04 млрд долл.) был оставлен без изменений.
В Минфине считают, что если проекты, под которые мы берем займы, действительно необходимы, то их следует финансировать из бюджета, а не заниматься запутанной арифметикой с выплатой процентов.
Решение это можно лишь приветствовать. Непонятно только, почему Россия не отказалась от этих кредитов до сих пор?
Связанными кредитами называют займы, выделяемые на конкретные цели — например, на строительство пограничного перехода. При этом, по мнению абсолютного большинства специалистов, эти займы невыгодны для России.
Во-первых, они просто недешевы. В прошлом, когда у России был крайне низкий кредитный рейтинг, пользоваться такими займами имело смысл. Но теперь, государство может привлечь куда более дешевые займы на открытых финансовых рынках. Во-вторых, связанные кредиты предоставляются, как правило, не «живыми» деньгами, а лишь для оплаты товаров и услуг со стороны поставщиков, согласованных с кредиторами, а иногда и прямо указанных кредиторами. В результате, по подсчетам Минфина, цены на товары, поставляемые по связанным кредитам, оказываются в среднем на 20% выше рыночных.
В-третьих, в ситуации со связанными кредитами, как правило, бывает три субъекта: кредитор, заемщик, пользующийся кредитом (например, город или регион), и федеральный бюджет, гарантирующий этот кредит. В 77% случаях заемщики эти кредиты вовремя не возвращают, и покрывать займы приходится за счет казны. «Связанный кредит — мечта заемщика. Особенно нерадивого. Кому репутация ни к чему. Взял, утащил, не вернул — и порядок. Ведь в тени правительства очень уютно», — заметил бывший министр финансов Александр Лившиц.
Таким образом, связанные кредиты давно уже превратились в инструмент расхищения федерального бюджета. Расхищают его все: и кредиторы, которые пользуются повышенными процентами, и поставщики, завышающие цены на товары, и пользователи, которые просто не возвращают эти кредиты.
Если до сих пор мы не отказались от такой формы заимствований, то объяснить это можно лишь активным лоббированием со стороны всех «заинтересованных организаций».

Материал подготовил Константин Фрумкин
Журнал «Бюджет» №8 август 2003 г.

Поделиться