Версия для печати 2327 Материалы по теме
фомин
В настоящее время крайняя нужда в высококвалифицированных специалистах и руководителях является одной из основных причин недостаточного роста сельского хозяйства страны. Об этой проблеме размышляет председатель экспертного совета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по агропродовольственным рынкам, советник министра сельского хозяйства, лидер Общероссийского общественного движения «Аграрная Россия» Александр ФОМИН.

– Александр Анатольевич, принято считать, что основной проблемой села является крайне низкое финансирование. Однако объемы средств, выделяемых в рамках национального проекта «Развитие АПК», достаточно велики. Что же теперь мешает росту сельскохозяйственного производства?
– Действительно, сейчас темпы роста сельского хозяйства очень низкие, хотя финансирование отрасли по сравнению с недавним временем значительно увеличилось. Но прогресс все же есть. Например, возобновлена селекционная работа в животноводстве, началось улучшение породы. По статистике поголовье крупного рогатого скота у нас практически не растет, даже немного снижается (по данным Росстата на 1 февраля 2007 г., поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех категорий составило 21,2 млн голов, что на 0,8% меньше, чем в феврале прошлого года), а производство молока и мяса увеличивается. Производство скота и птицы на убой в 2006 г. повысилось почти на 6% в живом весе, молока – на 1,2%.
Но, повторюсь, темпы роста сельского хозяйства неудовлетворительны, сейчас они отстают от темпов роста российской экономики. Поэтому нужно в масштабах страны решить проблему крайне низкой производительности труда. К сожалению, это проблема комплексная, многослойная, включающая множество составляющих, первая и главная из которых – социальная.
Сегодня появились технологии, которые позволяют сократить число работающих, скажем, в откормочных комплексах. Но что делать, если в селе другой работы, кроме как на этом комплексе, нет? Девать высвобождающихся сотрудников некуда, поэтому их приходится оставлять, распределяя одну нормальную ставку на всех реально работающих. Понятно, что на таких условиях высококвалифицированный специалист, знающий новые технологии, на работу в откормочный комплекс не пойдет. А прежние сотрудники не могут полностью реализовать возможности технологии. Проблема еще и в том, что в сельской местности очень долго искусственно сдерживался уровень безработицы. Люди привыкли к тому, что без работы, пускай и неквалифицированной, они в любом случае не останутся.
Отсюда вытекает вторая проблема: на селе крайне мало хороших специалистов. Нельзя сказать, что российские деревни совсем захирели. Там, где работа организована, ситуация вполне нормальная. Другое дело, что многие крестьяне отвыкли трудиться. Я объездил практически всю страну и могу прямо сказать: во всех регионах – и в благоприятных для земледелия климатических зонах, и в неблагоприятных – есть успешные хозяйства, где все работает, стоят приличные дома в два-три этажа, рядом припаркованы машины, даже иномарки. Но есть и такие, где все развалено и разворовано, люди пьют «по-черному» и не работают, деревня пустая… И аналогичная картина наблюдается во всех частях страны – хоть в Алтайском крае, хоть в Новосибирской области, хоть в Центральном округе, хоть на юге. Хотя, честно говоря, в южных областях такого безобразия меньше, там во главе большинства хозяйств стоят эффективные управленцы.
Третья проблема заключается в том, что из-за недостаточного количества высококвалифицированных руководителей предприятий агропромышленного комплекса государственные деньги используются неэффективно. Однако тезис «Сельское хозяйство – черная дыра, сколько денег туда ни кинь – все равно отдачи не увидишь» уже неактуален. Ситуация изменилась к лучшему, потому что изменились формы государственной поддержки.
Например, раньше существовал фонд льготного кредитования, когда из госбюджета выделялись деньги в виде кредитов, но хозяйства считали, что их можно и не возвращать. Сейчас эта проблема решена: деньги даются хозяйствам не напрямую, а лишь на субсидирование процентной ставки. То есть, прежде чем взять кредит в коммерческом банке, хозяйство должно доказать свою способность его вернуть. В результате возвратность кредитов сразу выросла практически до 100%. На таких условиях деньги стали получать именно те, кто может пустить их в оборот, то есть дополнительное финансирование способствует развитию села, а не обогащению отдельных лиц. К сожалению, из-за проблемы дефицита грамотных руководителей у значительной части хозяйств нет возможности полноценно участвовать в национальном проекте «Развитие АПК».
– Что в таком случае произойдет с сельским хозяйством при вступлении России в ВТО?
– Честно говоря, первоначальный испуг перед ВТО у нас пропал. Более того, большинство российских бизнесменов и политиков устраивает ситуация, при которой это вступление оттягивается и оттягивается. В России начинают формироваться рынки банковских и страховых услуг, развиваются сельское хозяйство и промышленность. И наше вступление в ВТО сейчас привело бы к возникновению лишних проблем для этих отраслей.
Я уверен, что мы должны интегрироваться в мировую экономику. Но в настоящее время есть много примеров того, что вступление России в ВТО наши недобросовестные конкуренты пытались (и небезуспешно) использовать для получения дополнительных привилегий. К примеру, США потребовали для себя заведомо завышенные квоты на поставки куриного мяса, которые сейчас не могут полностью выбрать, поскольку реальная емкость рынка гораздо меньше пожеланий американцев. То же касается и других стран. Например, Польша привязывает наше вступление в ВТО к поставкам своего мяса в Россию, хотя его качество не соответствует никаким нормативам – ни российским, ни международным, ни даже польским.
На сегодняшний день сложилась парадоксальная ситуация: большинство европейских стран все более ужесточают требования к собственным продуктам питания, одновременно настаивая на том, чтобы мы эти требования снижали. Я уверен, что в ВТО мы в итоге вступим, но не так быстро, и никаких особых проблем данный шаг не вызовет. Тут, кстати, станет очевидной зависимость между наличием на предприятиях грамотной команды управленцев и специалистов или их отсутствием. По экспертным оценкам, минимум 20% сельхозпредприятий, являющихся конкурентоспособными по всем европейским и международным нормативам организации бизнеса, вообще не заметят этого вступления. У остальных вступление в ВТО станет хорошим стимулом для оптимизации собственной работы. Серьезно пострадают лишь те, кто и сейчас плохо работает. Но, думаю, мы войдем в ВТО не ранее, чем через три-четыре года, а значит, время для повышения уровня работы у предприятий еще есть.
– Как же решить нынешние проблемы села?
– Нужно начать с людей. Сейчас в стране остро ощущается нехватка квалифицированных руководителей сельскохозяйственных предприятий. Люди не идут работать в село. В этом главная причина крайне низкого роста сельского хозяйства. Приведу характерный пример. Не так давно я посетил Ставропольский аграрный университет – очень солидное учебное заведение, высочайший уровень оснащения и преподавания. Так вот, все опрошенные мною студенты хотели работать где угодно – в банках, страховых или управляющих компаниях – но только не на селе. И это при том, что многие из них родились в местных деревнях.
Если нам удастся решить указанную проблему, с остальным станет гораздо проще. Кстати, сейчас реализуется проект организации сельскохозяйственных студенческих отрядов: так ребята смогут с самого начала убедиться, что и на селе можно зарабатывать неплохие деньги. Эта инициатива получила горячую поддержку руководства Министерства сельского хозяйства. В первый год в стройотряды планируется направить порядка 50 тыс. студентов. И это дает все основания говорить, что у нашего сельского хозяйства есть будущее.

Справка «Бюджета»
Александр Анатольевич ФОМИН, председатель экспертного совета Государственной Думы Федерального Собрания РФ по агропродовольственным рынкам, советник министра сельского хозяйства
Родился 24 июля 1958 в Новосибирске.
В 1980 г. окончил Новосибирский государственный технический университет.
1983–1990 гг.– первый секретарь Новосибирского горкома ВЛКСМ.
1990–1993 гг.– главный инженер, директор нескольких научно-производственных фирм.
1993–1997 гг. – руководитель ряда предприятий по переработке сельхозпродукции.
1997–1999 гг. – председатель Фонда сельхозпроизводителей и переработчиков.
1999–2003 гг. – депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по аграрным вопросам, Комитета по бюджетам и налогам.
2005–2006 гг. – один из разработчиков нацпроекта «Развитие АПК», директор информационного управления ОАО «Россельхозбанк».
2004–2007 гг. – председатель экспертного совета по агропродовольственным рынкам при Государственной Думе ФС РФ, президент Фонда содействия законодательному обеспечению стратегии развития регионов (Фонд регионального развития). Советник министра сельского хозяйства.
Председатель Общероссийского общественного движения «Аграрная Россия», член центрального совета Общероссийской общественной организации «Российское аграрное движение – РАД», руководитель фонда «Национальная премия им. Петра Столыпина».

Материал подготовил Валерий ПЕРЕВАЛОВ
Журнал "Бюджет" №7 июль 2007 г.
Поделиться