Версия для печати 1776 Материалы по теме

После Форума в Давосе, на котором ведущие фигуры мировой экономики старались излучать оптимизм подобно членам брежневского Политбюро, всем стало окончательно ясно, что нынешние финансовые проблемы – всерьез и надолго, а главное – все только начинается. Конечно, ипотечный кризис в США всего лишь сыграл роль «спускового крючка», оголив те структурные трудности, которые стали очевидны еще в самом начале нового тысячелетия и которые американская элита удачно погребла под обломками рухнувших башен-близнецов и начавшейся затем антитеррористической борьбой. Однако кризис был просто отложен, и теперь пришло время платить долги. Может статься, что единственной экономической удачей Джорджа Буша окажется то, что платить по счетам его правления придется президенту-демократу.

nyse

Понимая, что начинающийся кризис всерьез и надолго, мы должны тем не менее реально оценивать свои силы и возможности. Объем золотовалютных резервов и гигантский и одновременно бессмысленный Стабилизационный фонд не являются достаточными условиями для обещаний, что Россия спасет мир от экономической катастрофы. К тому же спасение мировой экономики – не есть основная задача российского правительства. Задача российского правительства заключается в том, чтобы использовать возможности, которые дает возникший в мировой экономике финансовый спазм. А возможности эти есть – и немалые.

Финансовый кризис, потребность в оборотном капитале и стабильных рынках сбыта, а также неизбежное снижение капитализации крупных – в особенности средних – компаний дает возможность эффективного инвестирования накопленных в России средств в зарубежные активы. Приобретение зарубежных активов – естественно в рамках единой смысловой среднесрочной экономической стратегии – в свою очередь дает возможность последовательно и системно встраивать российскую экономику в систему мировых экономических связей. Причем не на уровне сбыта сырья и полуфабрикатов, а на уровне системного участия в экономических процессах.

Приобретением активов могли бы заниматься не только государственные структуры, аллергия на которые на Западе еще не преодолена (хотя вряд ли теперь западные бизнесмены будут так же чванливо отбрыкиваться от российских денег государственного происхождения, как еще полгода назад), но и, как говорится, «не чужие» государству частные компании под государственные гарантии. Естественно, такие компании должны действовать рамках единой линии и соблюдать единые же «правила игры», выработка которых, вероятно, не будет являться большой проблемой. Как известно, достаточно одного толкового майора…

Примерно понятно, какие активы интересуют Россию. Не стоит повторять ошибок прошлого и сразу же замахиваться на гигантов мировой экономики. Такие сделки во всем мире будут осуществляться всегда на основании политического решения соответствующих правительств (пример чему и неприятная история с покупкой металлургического гиганта Arcelor, и попытка России стать акционером EADS). К тому же уровень российского менеджмента не настолько высок, чтобы претендовать на управление крупнейшими мировыми компаниями.

Вряд ли стоит строить иллюзии относительно возможности приобретения значимых активов в энергетическом секторе. Там также высока политизация, и изменение позиции возможно только, если дела пойдут совсем плохо. И вообще – усиленные инвестиции в энергетику, как это ни странно, только закрепляют сырьевую направленность российской экономики.

На нынешнем этапе скорее необходимо интересоваться предприятиями и компаниями среднего размера, которые сосредоточены в четырех секторах экономики: топливное и энергетическое машиностроение, промышленная электроника, нефтехимия, коммуникации и технологии связи. Понятно, что надо подбирать компании с историей, технологиями, рынками сбыта, с известными брендами наконец, пусть даже находящимися в относительно кризисе. Было бы неплохо присмотреться и к банкам и инвестиционным компаниям, благо таких структур в «лежачем» положении скоро будет предостаточно.

И совершенно не следует ставить задачу переноса производств в Россию. Во-первых, это экономически не всегда оправдано, а во-вторых, стоит отрешиться от иллюзий относительно большого количества высококвалифицированной рабочей силы в нашей стране. Ее уже давно нет – ее еще только придется учить, первым шагом к чему должно стать производство в России компонентов и комплектующих. В Россию должны переводиться – причем деликатно, постепенно, с приглашением иностранных специалистов – не производства, а КБ и менеджерские службы. На сегодняшний день важнее создать 10 рабочих мест для конструкторов, нежели 1000 мест для слесарей, особенно с учетом того, что заполнить можно только 300. А работники принадлежащих российским структурам компаний могли бы получить право безвизового въезда в Россию – и это поправило бы имидж нашей страны сильнее, нежели все PR-программы.

В случае, если удастся сформировать единую общегосударственную линию с использованием потенциала и управленческого опыта частных компаний, то через 3–4 года за счет системных инвестиций мы станем жить в другой стране. В стране конструкторских бюро, инжиниринговых компаний, ведущих мировых коммуникационных групп. В стране, которая реально, а не на уровне лозунгов будет оказывать балансирующее влияние на развитие мировой экономики. Думается, что после 150–180 млрд долларов инвестиций, что составит менее трети так называемых «золотовалютных резервов» России (которые, если разобраться, функционально являются золотовалютными резервами США и ЕС и именно им сейчас помогают смягчать последствия финансового «спазма»), количество перейдет в качество.

Но для этого правительству надо стать другим – способным понимать, что такое стратегия развития. Вероятно, понадобится новое правительство. Возможно, это будет правительство Владимира Путина.

РБК

Поделиться