Версия для печати 3250 Материалы по теме
Мазина Екатерина Борисовна
Андрей Ефимкин
Возрожденное Федеральное казначейство России отмечает свое 15-летие. В юбилейные даты возникает особенный интерес к истории ведомства, а историю, как известно, делают люди. В нижегородском Казначействе такой легендарной личностью был Сергей Васильевич Коридалин. 
Екатерина МАЗИНА, руководитель УФК по Нижегородской области Андрей ЕФИМКИН, старший инспектор административного отдела УФК по Нижегородской области

Нижегородец Сергей Коридалин родился 30 сентября 1866 г. в многодетной семье, жившей в постоянной нужде. Позже он писал: «Бедность родителей заставила меня рано заботиться о себе, и я, будучи еще в четвертом и пятом классах гимназии, стал давать уроки, а с 15 лет, продолжая образование, совсем ушел из семьи, так как получил по рекомендации директора учебного заведения место домашнего репетитора, на каковом месте я и пробыл до окончания образования в гимназии. Это дало мне возможность поступить в Московский университет.

Будучи студентом, существовал в Москве заработками от уроков, как и большинство моих товарищей… По окончании университета со званием кандидата физико-математических наук, не имея средств продолжать свое образование, я принужден был вернуться в родной город, где поступил в Нижегородскую казенную палату чиновником особых поручений сверх штата без жалованья. Никаких особых поручений мне не давали, а просто засадили в канцелярию в так называемый наследственный отдел, где я и пробыл в качестве канцеляриста год с небольшим, получая 25 рублей ежемесячно*».



* Канцелярские служители штатными служащими не являлись. Поэтому им полагались не жалованье, а выплачиваемые из особых сумм деньги.

Узнав о желании чиновника перейти на службу в губернское казначейство, управляющий Нижегородской казенной палатой действительный статский советник А. И. Лебедев предложил ему остаться в палате, заняв должность младшего бухгалтера; позже был назначен старшим бухгалтером Нижегородского казначейства.

«Так как служба в низких должностях не могла соответствовать моему образованию, то я решил утрудить начальство Казенной палаты просьбой представить меня кандидатом на должность податного инспектора», – вспоминал С. Коридалин. В дореволюционном российском финансовом ведомстве чины податной инспектуры находились на особом положении: это была элита министерства. К должностям по закону определялись только лица с высшим образованием. Весной 1897 г. С. Коридалин стал податным инспектором Макарьевского уезда Нижегородской губернии, где за короткое время зарекомендовал себя отличным инспектором, успешно справляющимся со своими многотрудными обязанностями.

13 июня 1898 г. Сергей Коридалин был назначен на пост нижегородского губернского казначея. В автобиографии он указывает: «Причины же с моей стороны перехода на такую ответственную и зависимую должность, как должность нижегородского казначея, заключались, во-первых, в лестном внимании ко мне управляющего Казенной палатой, оценившего меня как добросовестного работника, а с другой стороны, в перспективе жизни в губернском городе для образования подрастающих детей и нужда во врачебной помощи для больной жены. Кроме того, немалую долю влияния на переход оказало мое отвращение к жизни в глухом уезде, где я побоялся опуститься и стать заурядным уездным чиновником».

Хозяйство новому нижегородскому губернскому казначею досталось огромное и очень ответственное. При всех уездных казначействах функционировали сберегательные кассы, а также были приписаны сбере­гательные кассы при местных почто­во-телеграфных учреждениях общим счетом около 40. С 1899 г. уездные казначейства Нижегородской губернии начали производить также и простейшие банковские операции: размен денег, покупку и продажу государственной ренты, уплату процентов и капиталов по казенным ценным бумагам, денежные переводы, получение денег по учтенным и комиссионным векселям, прием и выдачу сумм за счет учреждений Государственного банка, уплату процентов по «вечным вкладам».

Расширение сферы деятельности и усложнение выполняемых операций привело к резкому росту количества отчетных ведомостей. К началу XX в. каждое уездное казначейство обязано было ежегодно предоставить своей Казенной палате и губернскому казначейству до 1 200 таких ведомостей. Все это требовало от казначеев огромных усилий и большой ответственности.

Русско-японская война способствовала усилению финансовой напряженности. Казначеям пришлось снабжать части формирующихся войск и действующей армии крупными суммами денег, служить в полевых казначействах. Российская империя потерпела в той войне сокрушительное поражение. Однако казначеи и казначейская система государства в целом с возложенными на них обязанностями справились.

В годы смуты, названной «первой русской революцией», большевики проводили среди населения усиленную агитацию: «Требуйте возврата своих вкладов из сберкасс и банков и уплаты причитающихся вам платежей из казны только золотой монетой!» Всем кассовым учреждениям Минфина Российской империи пришлось отбивать натиск вкладчиков и лиц, стремившихся обменять кредитные билеты Государственного банка на золотые монеты. Однако кассовые окошки не закрывались в это тяжелое время ни на один день, и, хотя не без труда, обмен бумажных кредитных билетов на золотые монеты удалось сохранить повсеместно.

В этот же период условия поступления на гражданскую государственную службу стали существенно более демократичными. Прежде «по общему правилу» поступать на нее дозволялось только дворянам. Представитель другого сословия приобретал такое право, получив высшее российское образование, – в таком случае «чей он сын» значения уже не имело.

Именным Высочайшим указом Правительствующему Сенату Российской империи от 5 октября 1906 г. Николай II повелел « …предоставить всем российским подданным безразлично от их происхождения, за исключением иноверцев, одинаковые в отношении государственной службы права, применительно к таковым правам лиц дворянского сословия, с упразднением всех особых преимуществ на занятия по определению от Правительства некоторых должностей в зависимости от сословного происхождения».

Однако, как и прежде, на государственную службу по Министерству финансов принимали исключительно мужчин. При этом порядок производства в первый классный чин изменился: теперь он определялся не происхождением кандидата, а его образованием.

Казначеи не только выдавали, но и сами получали причитавшееся им согласно штатному расписанию денежное содержание, которое складывалось из жалованья, столовых и квартирных денег (если чиновник не пользовался бесплатной казенной квартирой). Жалованье и столовые деньги выдавались ежемесячно 20 числа, поэтому слуги государевы двадцатый день каждого месяца называли «праздником чиновника». Жалованье полагалось за текущий месяц, столовые деньги – за следующий. Если Святая Пасха случалась позднее 10 апреля, жалованье за апрель и столовые за май по требованиям распорядительных управлений всех ведомств могли выплачиваться перед праздником. К Пасхе и Рождеству обычно выдавались и наградные суммы.

Квартирные деньги чиновники получали за четыре месяца вперед, «по наступлению первого числа того месяца, с которого треть [года] начинается». Трети назывались январской, майской и сентябрьской. Если чиновник умирал либо оставлял службу, «перебранные» им жалованье, столовые и квартирные деньги с наследников не взыскивали – казна принимала их на свой счет.

Годовое содержание управляющего Нижегородской казенной палатой действительного статского советника А. И. Лебедева в 1897 г. составляло 3 500 руб.: собственно жалованье равнялось 2 000 руб., 600 руб. выплачивались как столовые и 900 – как квартирные деньги. Если бы эту сумму выдали золотой монетой, чистый металл в ней весил бы более 2,7 кг.

Вступление Российской империи в Первую мировую войну 19 июля 1914 г. стало огромной нагрузкой для чинов финансового ведомства. Все тяготы военного времени с коллегами-финансистами разделили нижегородский губернский казначей статский советник Коридалин и подчиненные Сергею Васильевичу уездные казначеи.

Снова начали формироваться полевые казначейства. Многие подчиненные Коридалина ушли на фронт. Некоторые были убиты, ранены, попали в плен. Оставшемуся в учреждениях наличному персоналу становилось все труднее. Острый дефицит кадров вынудил правительство впервые допустить женщин к определению на целый ряд должностей. Правда, без права на чины и пенсию – по вольному найму.

Для финансирования импорта и обеспечения заграничных кредитов России требовалось все больше желтого металла. Через учреждения Госбанка и казначейства Министерство финансов начало усиленно стягивать золото в казну. Важную роль в этом процессе сыграли уездные казначеи. На окладных листах, рассылавшихся налогоплательщикам, делалась особая отметка: «Ввиду переживаемой Родиной великой войны плательщики приглашаются вносить налоги и сборы, буде есть возможность, золотом. Прием золотых изделий, слитков, медалей и проч. и обмен их на кредитные билеты по цене содержащегося в них золота производится во всех казначействах, конторах и отделениях Государственного банка».

Отречение Николая II и установление в бывшей Российской империи демократической республики все чины ведомства Нижегородской казенной палаты встретили с воодушевлением, дружно и без колебаний решив служить новой власти. А вот Октябрьский переворот нижегородские финансисты восприняли крайне негативно, поскольку считали власть большевиков незаконной. 1 ноября 1917 г. С. Коридалин донес управляющему Нижегородской казенной палатой А. Булгакову: «Общим собранием служащих вверенного мне казначейства постановлено в связи с захватом власти большевиками с сего 1 ноября прекратить занятия в казначействе на неопределенное время впредь до восстановления в Н. Новгороде нормального порядка жизни». Правда, через три дня подчиненные губернского казначея приняли решение возобновить операции казначейства в полном объеме. Новой власти денег они не давали, но «сила солому ломит»…

Через 10 лет бывший секретарь Нижегородской казенной палаты Б. Д. Покровский так вспоминал о событиях того времени: «Нам, чиновничеству, в большей массе политически безграмотному (ибо нельзя считать серьезными знаниями отрывочные и скудные обрывки политических знаний, которых мы между делом нахватались после первых “свобод”), особенно тяжело было разобраться в нахлынувшем, как казалось, хаосе, уничтожившем всякие грани между фантастикой и действительностью…

Конечно, как и всех, нас занимал главный вопрос: надолго ли? Кто кого? Все растерялись. Наконец, “ручательство”, что все кончится через две-три недели, определило нашу позицию – мы забастовали. Беспримерный случай: машина, которая веками шла по рельсам, сошла с них. Было и жутко и интересно: мы в первый раз играли в “большинство”, а потому забастовка началась дружно, с большим подъемом. В нашей Казенной палате были оставлены на работе казначейство и бухгалтерское отделение для денежных операций и я – для принятия и отправки срочной почты.

Конец этой забастовке наступил скорее, чем мы ожидали: когда пришло время платить жалованье, комиссар Нижегородской конторы Государственного банка тов. Акимов распорядился выдать жалованье Казначейству и банку, где операции не прерывались, и сверх того – нагрузку, если не ошибаюсь, по 500 руб. каждому служащему. Яблоко раздора было брошено и сейчас же принесло свои плоды: после общего собрания было принято решение отправить к тов. Акимову депутацию – и забастовка наша закончилась.

Первым комиссаром в Казенной палате был П. Е. Иванов. Я по своей должности попал в “первый огонь” и очутился между Сциллой и Харибдой: с одной стороны – требования управляющего, всеми корнями оставшегося в прошлом, с другой – горячий, убежденный комиссар. Прежде всего возник вопрос: кому из этих двух лиц нужно делать личный доклад? Кто из них старший по службе? Управляет комиссар или только присутствует при докладе и наблюдает?

Не забыто было и чисто канцелярское местничество: “чья подпись ставится впереди на бумаге?” Все эти недоразумения разрешились сразу: тов. Иванов собрал служащих Казенной палаты и произнес речь, в которой ознакомил нас с природой новой власти, ее требованиями к нам как служащим и в меру пригрозил всем карами за нерадение по службе и саботаж, если таковые будут обнаружены.

Как мы стали работать при новой власти? Да так же, как и прежде: каждый делал свое дело по мере своих сил. Мало-помалу П. Е. Иванов приглядывался к нам, узнал, что мы, рядовые труженики, не саботируем. Даже перестал выкладывать револьвер на стол».

Комиссарами Нижегородского губернского казначейства губисполком назначил сначала Я. З. Воробьева, а затем Н. Г. Остроумову. Однако уже вскоре эта должность была упразднена: комиссар Иванов уверенно контролировал все ведомство Нижегородской казенной палаты.

В истории финансовой системы России начался краткий, но очень бурный «ликвидационный период». С 1 января 1919 г. Нижегородская казенная палата была упразднена, а ее служащие влились в состав организованного летом 1918 г. губернского отдела финансов. Все финансовые учреждения и органы стали перемещаться в роскошное здание Нижегородской конторы Народного (бывшего Государственного) банка РСФСР на углу Большой Покровской улицы и Грузинского переулка. Летом 1919 г. сюда было переведено и губернское казначейство, которым по-прежнему руководил С. Коридалин. Теперь оно подчинялось губфинотделу. Однако денежные кладовые казначейства оставались под специальным караулом в бывшем вице-губернаторском дворце и только летом 1919 г. были переданы военному ведомству.

Согласно декрету Совета народных комиссаров РСФСР от 19 января 1920 г. Народный банк подлежал упразднению «за ненадобностью». Вместо бывшей его Нижегородской конторы было организовано Сметно-расчетное управление Нижегородского губфинотдела, куда 1 августа 1920 г. влилось и официально упраздненное с того числа Нижегородское губернское казначейство.

Уездные казначейства вошли в структуру уездных финансовых отделов как счетно-кассовые подотделы. Сдав все дела, документы и ценности, С. Коридалин 12 августа 1920 г. занял должность заведующего сметно-кассовым подотделом Нижегородского уездного финотдела (УФО). Однако в начале 1922 г. Нижегородский УФО был ликвидирован, и Сергей Васильевич стал служить старшим кассиром приходо-расходной кассы (бывшего сметно-расчетного управления) Нижегородского губфинотдела.

15 марта 1922 г. в здании бывшего отделения Волжско-Камского коммерческого банка на Рождественской улице открылось Нижегородское отделение Государственного банка РСФСР, старшим кассиром которого был назначен Коридалин. Служил он отлично, добросовестно, без каких-либо упущений. В автобиографии, написанной Сергеем Васильевичем 19 октября 1925 г., говорится: «Род моей служебной постоянной деятельности, крайне ответственной, тяготить меня не может из-за моей многолетней привычки к трудной кассовой работе».

В ходе начавшихся процессов «окоммунизирования» и рационализации аппарата главного банка Нижнего Новгорода многие опытнейшие специалисты подверглись сокращению. Одним из них оказался и 62-летний Коридалин. 9 декабря 1928 г. Сергей Васильевич покинул службу в системе Госбанка СССР, после чего в течение непродолжительного времени работал в Нижегородском губфинотделе старшим бухгалтером бюджетного отдела.

Умер последний нижегородский губернский казначей в 1934 г.

Таблица 1. Деятельность казначейств в Нижегородской губернии за 1896 г.


Количество

Всего

В том числе

Нижегородское губернское казначейство

10 уездных казначейств

Статьи по приходу, кол-во счетов

118 504

32 716

85 788

Статьи по расходу, кол-во счетов

58 717

21 500

37 217

Обслуживаемые пенсионеры, человек

2 588

1 317

1271

Лица, получающие трех- и шестирублевые пособия, человек

3 543

837

2 706

Выданные торговые документы и патенты, шт.

20 348

13 149

7 199

Платежные единицы по сборам сметы Департамента окладных сборов Министерства финансов (кроме плательщиков квартирного налога), шт.

24 065

2 167

21 898

Плательщики квартирного налога, человек

3 777

2 713

1 064

Плательщики дополнительного раскладочного сбора, человек

45 977

2 158

43 819

Поступление партикулярных и специальных доходов по сметным суммам, специальным средствам и депозитам (за исключением кассовых оборотов), руб.

12 333 000

3 654 000

8 679 000

Те же расходы, руб.

8 188 000

3 435 000

4 753

Сберегательные книжки сберкасс (кроме почтово-телеграфных) при начислении процентов в конце года, шт.

8 860

8 860

Произведенные в течение года операции приема и выдачи вкладов (кроме операций в почтово-телеграфных сберкассах), кол-во

14 207

14 207

Остаток вкладов по балансу сберкасс (кроме почтово-телеграфных) на 1 января 1897 г., включая начисленные проценты (без процентных бумаг), руб.

2 368 225,455

2 368 225,455


Таблица 2. Казначеи Нижегородской губернии в 1914 г.


Казначейство

Казначей

Классный чин

Образовательный ценз

Год

Высший орден

рождения

определения к должности

Нижегородское губернское

Сергей Васильевич Коридалин

Статский советник

Императорский Московский университет

1866

1898

Св. Станислава III степени

Ардатовское уездное

Николай Калистратович Юрасов

Коллежский асессор

Уездное училище

1859

1905

Св. Анны III степени

Арзамасское уездное

Яков Федорович Твердов

Коллежский асессор

Уездное училище

1863

1898

-//-

Балахнинское уездное

Семен Михайлович Болеславский

Надворный советник

Уездное училище

1861

1913

Св. Станислава III степени

Васильское уездное

Иван Алексеевич Быстровидов

Коллежский асессор

Экзамен на звание приходского учителя

1854

1904

-//-

Горбатовское уездное

Николай Васильевич Симаков

Коллежский секретарь

Уездное училище

1859

1908

-//-

Княгининское уездное

Евгений Иванович Румовский

Коллежский асессор

Экзамен на первый классный чин

1863

1906

-//-

Лукояновское уездное

Николай Иванович Петров

Коллежский асессор

Уездное училище

1869

1901

-//-

Макарьевское уездное

Федор Иванович Добросмыслов

Коллежский асессор

Духовное училище

1857

1903

-//-

Павловское в Горбатовском уезде

Иван Михайлович Пошин

Коллежский секретарь

Городское училище

1868

1908

-//-

Семеновское уездное

Яков Сергеевич Гуляев

Коллежский асессор

Городское училище

1850

1889

Св. Станислава II степени

Сергачское уездное

Федор Григорьевич Лебедев

Коллежский асессор

Духовное училище

1848

1894

-//-


В статье использованы иллюстрации из книги «Министерство финансов России. Чины, мундиры, награды» (Москва, 2007)

Источник: © Бюджет, 2008, № 1

Поделиться