27
Октября
I Всероссийский конкурс
контрольно-ревизионных органов
Версия для печати 563 Материалы по теме
Итоги первого Московского финансового форума

Московский финансовый форум, состоявшийся 23 сентября, собрал представителей федеральных и региональных властей, руководителей крупнейших российских компаний, а также ведущих экспертов. Участники пленарных сессий и тематических дискуссий обсудили ключевые проблемы в области экономики и контуры финансовой стратегии России на среднесрочную перспективу. Организаторы уже пообещали, что форум станет ежегодным и будет приурочен ко Дню финансиста.

Прогнозы и стратегии

Формулируя темы дискуссий, организаторы постарались погрузить собственно российские проблемы в контекст общемировых экономических тенденций. Так, очевидно, что обсуждение очередной бюджетной трехлетки невозможно без учета ситуации в мировой экономике и перспектив ее развития. Другое дело, что соответствующие прогнозы не всегда являются прочной основой для выработки решений. Министр финансов России А. Г. Силуанов, выступивший на первой пленарной сессии, напом­нил, что только за последний год прогноз по росту мировой экономики менялся четырежды и в итоге сократился с 3,8 до 3,1%. В этих условиях России приходится основывать бюджетную политику на достаточно консервативных ожиданиях. Как полагает Силуанов, излишний оптимизм (а он неизменно присутствовал в прежних прогнозах и стратегиях) здесь вреден — особенно в том, что касается возможного роста цен на нефть.

От сбалансированности бюджета зависят налоги, инфляция, кредитные ставки — то есть все, что определяет поведение бизнеса. Как подчеркнул министр, бюджет на предстоящие три года должен дать предпринимателям необходимую уверенность в том, что экономика и финансовая система не будут разбалансированы. Ключевая задача здесь — сгладить последствия шока, вызванного снижением нефтегазовых доходов на треть. Благодаря накопленным резервам бюджетной системе удалось пройти три года, и, по оценке Силуанова, их хватит еще на такой же период. Кроме того, существуют новые предложения Минфина по бюджетному правилу: все доходы, формирующиеся при цене за баррель свыше 40 долларов, должны уходить на пополнение резервов. Изъятие валютных поступлений — не только страховка на будущее, но и «противоядие» от чрезмерного укрепления курса рубля и роста ставок, помогающее повысить конкурентоспособность экономики. Правительство также намерено добиться ежегодного (вплоть до 2019 года) сокращения дефицита бюджета на 1% ВВП. С этой целью федеральные расходы решено заморозить на уровне 2016 года.

12.png

Глава Центробанка Э. С. Набиул­лина считает, что России как стране с открытой экономикой непосредственно угрожают низкие темпы роста мирового ВВП (тем более что доля экспорта в ВВП России составляет 30% — больше чем, например, у США или Китая). «Многие страны пытались поддержать темпы экономического роста любой ценой. Мягкая денежно-кредитная политика приводила к тому, что финансировались неэффективные проекты с невысокой производительностью труда. Мы должны извлечь из этого урок: попытка стимулировать рост любой ценой приводит к ловушке низких темпов роста», — отметила глава ЦБ. По ее мнению, это касается не только денежной, но и бюджетной политики: любое субсидирование проектов и отраслей должно быть направлено не на поддержание, а на рост эффективности. Как добавила в этой связи Набиуллина, ЦБ видит своей целью добиться снижения инфляции до 4% — темпов, которые соответствуют инвестиционной модели. Если инфляция останется выше этой планки, желающих инвестировать в российскую экономику будет немного.

По мнению председателя совета фонда «Центр стратегических разработок», заместителя председателя экономического совета при Президенте РФ А. Л. Кудрина, для развитых стран основными проблемами остаются огромные долги, накопленные преимущественно в период до 2008 года, и ситуация в области демографии, которая складывается хуже, чем прогнозировалось. Однако России нельзя ориентироваться на среднемировые темпы роста и успокаиваться тем, что у крупнейших экономик дела идут не слишком хорошо. «Если мы хотим развиваться, нужно искать рынки, которые в ближайшие годы будут расти быстрее, и становиться успешными именно на них», — отметил Кудрин. Он подчеркнул, что за последние 25 лет в России так и не был перезапущен механизм технологического развития, поэтому с точки зрения инноваций страна отстает от конкурентов. В ближайшие 10–20 лет Россия точно не сможет соревноваться за новые рынки, поскольку не способна предложить соответствующую продукцию. Поэтому перед страной стоит прежняя задача — разворот к более производительной и эффективной экономике.

Как считает Кудрин, первостепенное значение имеет качество государственного управления, уровень которого сегодня не позволяет развивать стимулы для инвестирования. На второе место экс-министр финансов поставил качество транспортной инфраструктуры (ее финансирование Кудрин призвал удвоить), на третье — уровень научных разработок и роль университетов как инновационных центров. Ни то, ни другое не соответствует современным вызовам.

Заместитель Председателя Правительства РФ А. В. Дворкович считает, что четвертая промышленная революция, в которую входит мир, предоставляет шанс всем странам со значительным потенциалом, и Россия еще может им воспользоваться. Финансовый сектор, в том числе государственный, не только должен применять эти технологии, но и давать стране на них зарабатывать. «Здесь есть различие между точками зрения финансового и экономического блоков правительства. Макроэкономическая стабильность является необходимым условием для экономического роста, но недостаточным. Финансовые планы нужно строить исходя не только из прогнозов, но и из целей развития нашей экономики», — отметил вице-премьер. По словам Дворковича, поддержку отраслей экономики нужно не сокращать, а переориентировать на те направления, где возможно значительное повышение эффективности. Отказ от неэффективных производств нужно рассматривать как неизбежность (но не забывать при этом о социальной поддержке высвобождаемых работников).

Инновации для финансовой системы

Теме влияния новых информационных технологий на традиционные финансовые институты была целиком посвящена вторая пленарная сессия форума.

Четвертая промышленная революция характеризуется беспрецедентной скоростью происходящих изменений, а также глубиной их влияния на жизнь людей, отметил руководитель сектора финансовых услуг, член исполнительного комитета Всемирного экономического форума Джанкарло Бруно. Еще пару лет назад инновации в финансовой сфере — так называемый финтех — воспринимались как интересный феномен, находящийся на периферии существующих финансовых институтов. Однако сейчас пришло понимание, что в ближайшие два-три года они изменят весь финансовый сектор, а традиционные институты будут испытывать колоссальное давление и конкуренцию со стороны инноваторов.

Бизнес-модели наиболее успешных стартапов основаны на принципиально новых принципах: низкой капитальной составляющей и ключевой роли аккумулирования и обработки больших массивов данных. Наиболее известные примеры таких информационных платформ — Uber и Airbnb. Есть платформы и в финансовой сфере, к примеру, TransferWise — дешевый аналог международных банковских переводов для небольших компаний и частных лиц, а также сервисы P2P-кредитования без привлечения финансового посредника. «Политика регулирующих органов должна меняться: важно понимание не только рисков, но и возможностей, связанных с финансовыми технологиями. Инновации позволят оптимизировать бюджеты как компаний, так и госструктур», — заявил Бруно.

«Если поставить барьеры уже на самом первом этапе, то мы можем потерять все последующие», — согласился председатель правления ПАО «Сбербанк» Г. О. Греф. Он подчеркнул, что само государство не является и не должно быть драйвером инноваций в ИТ-сфере, но они совершенно точно уже в ближайшем будущем изменят систему госуправления. С этой точки зрения одно из наиболее перспективных направлений — грамотное использование огромных массивов данных, которые накапливаются различными ведомствами.

Глава Федеральной налоговой службы России М. В. Мишустин рассказал, что ФНС — одна из немногих в мире налоговых служб, которой удалось собрать все входные данные в одной точке. «Сегодня у ФНС более 21 миллиона клиентов, которые пользуются персонализированным решением через личный кабинет», — сообщил он, подчеркнув, что 75% работы ведомства связано с перемещением данных.

Первый заместитель министра финансов Т. Г. Нестеренко отметила, что применение ИТ-решений позволит государству серьезно сэкономить. Сегодня на оплату труда 1,1 миллиона финансистов и бухгалтеров госучреждений ежегодно уходит порядка 500 миллиардов рублей, а с учетом расходов на документооборот — более одного триллиона. По оценке замминистра, отказ от бумажного документооборота, унификация правил заполнения электронных документов (в частности, отказ от ручного ввода данных в пользу реестров и справочников), формирование универсальной базы данных госорганов — единого государственного облака позволят сократить число указанных сотрудников почти в два раза — до 600 тысяч человек.

Федеральному бюджету труднее

На фоне кризиса темпы роста налоговых доходов существенно снизились. В ответ на это федеральное правительство расширило полномочия регионов в сфере налоговой политики. Как субъекты распорядились новыми возможностями? Каков реальный потенциал имущественных налогов? Стоит ли регионам ждать помощи от федерального бюджета? Ответы на все эти вопросы искали участники дискуссионной панели «Эффективная налоговая политика регионов».

Заместитель министра финансов РФ М. С. Орешкин обратил внимание собравшихся на то, что за последние два года в структуре ВВП произошли заметные сдвиги: доля нефтегазового сектора сильно сжалась, доля остальных отраслей экономики увеличилась. Из-за особенностей российской системы налогообложения ситуация по-разному сказалась на федеральном и региональных бюджетах. Если доходы федерального бюджета падали каждый год примерно на 7%, то доходы региональных бюджетов продолжали расти в среднем на 6%. Дефицит федерального бюджета серьезно увеличился и достиг 3% ВВП. Минфин России предлагает стабилизировать ситуацию через программу фискальной консолидации. Один из ее элементов — уже упомянутая заморозка номинальных расходов бюджета на последующие три года.

14.png

У регионов, считает замминистра, есть реальный потенциал для наращивания доходов. Субъекты РФ, занявшие активную позицию в поисках доходных источников и сдерживающие рост бюджетных расходов, находятся в заведомо выигрышной ситуации. Регионы, отказывающиеся контролировать расходы, двигаются по спирали вниз. «Сегодня тяжело всем, но федеральный бюджет находится в более тяжелом состоянии, и задача регионов — стараться справляться со своими проблемами самостоятельно», — резюмировал представитель Минфина России.

Совет от Кудрина: больше самостоятельности

В защиту регионов выступил Кудрин, который напомнил собравшимся, что доходы консолидированных бюджетов субъектов РФ в текущем году составляют 8,3 триллиона рублей, а федерального бюджета — около 13 триллионов рублей. Долг субъектов составляет около 2 триллионов рублей и продолжает накапливаться. «Мы видим определенную несбалансированность бюджетов ряда субъектов, особенно высокодотационных. У 15 регионов ситуация сверхкритическая, они не могут увеличивать заработную плату и, по сути дела, не могут выполнять майские указы президента. А если и выполняют, то за счет дополнительного наращивания региональных долгов», — отметил эксперт. Как указал Кудрин, если в ближайшие три года цели, определенные в майских указах, не снимутся, фонд оплаты труда в субъектах РФ вырастет еще как минимум на 400 миллиардов рублей (по некоторым оценкам, на 700 миллиардов). В то же время рост доходов чисто номинальный, и в реальном выражении идет их снижение.

Помочь регионам могло бы изменение системы межбюджетных отношений. «У субъектов должно быть больше возможностей для самостоятельной политики, а федеральная власть должна перестать опекать их по всем вопросам, тем более через 138 субсидий. Принято считать, что через субсидии Федерация проводит свою политику, но я могу сказать, что эта политика сверхнеэффективна», — заявил Кудрин. Он предложил из тех 600 миллиардов рублей, которые сегодня выделяются в качестве субсидий, 200–300 миллиардов направить в Федеральный фонд финансовой поддержки субъектов РФ и, таким образом, распределить в качестве дотаций. В то же время эксперт подчеркнул, что только с помощью бюджетных средств выровнять положение регионов невозможно: необходимо полноценное наращивание экономического и инвестиционного потенциала.

Нужна ли налоговая автономия

По словам директора Центра налоговой политики экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова К. М. Никитина, еще пару лет назад исследования показывали, что субъекты РФ, в наибольшей степени зависящие от дотаций, в наименьшей степени работают с собственной налоговой базой. Яркий пример: в недотационных субъектах РФ ставка транспортного налога была 143–150 рублей за лошадиную силу, в недотационных — от 15 до 90 рублей. Однако последний рейтинг налоговой политики субъектов РФ, подготовленный центром, демонстрирует изменение ситуации. Так, в топ-12 присутствуют регионы, которые пока являются дотационными, но активно работают со своей налоговой базой (например, Амурская область), уменьшая запрос на дотации. Как отметил экономист, регионы начали правильно распоряжаться предоставленной автономией, и это некоторое свидетельство того, что они готовы к дальнейшей децентрализации налоговой и бюджетной системы.

Однако, как отметил вице-губернатор Московской области И. Н. Габдрахманов, с налоговой автономией не все так безоблачно. Три налога, которые поступают в региональные и местные бюджеты, — транспортный налог, земельный налог с физических лиц и налог на имущество физических лиц — на сегодняшний день наиболее труднособираемые. «В год эти источники дают 176 миллиардов рублей, а накопленная задолженность по ним — 170 миллиардов», — привел впечатляющие цифры вице-губернатор. По словам Габдрахманова, для Московской области задолженность по данным налогам также большая проблема: задолженность в бюджет региона только по транспортному налогу составляет 12 миллиардов рублей. Причем взыскать ее не так просто. В рамках действующего федерального законодательства участниками процесса взыскания являются федеральные структуры: ФНС, мировые суды, Федеральная служба судебных приставов и «Почта России». Чтобы пройти всю процедуру от начала до конца требуется практически год. Взаимодействие между участниками этой цепочки происходит только в бумажном формате, через заказные письма, и, самое главное, в ней не предусмотрена роль субъектов РФ. По мнению спикера, необходимо совершенствовать способы администрирования. Второе предложение подмосковных властей более радикально: ограничить доступ налоговых должников к государственным и муниципальным услугам.

Отобрать у богатых и отдать бедным?

Участники панельной дискуссии «Межбюджетные отношения. Новации» обсудили предложение Министерства финансов РФ о том, чтобы в 2017 году забрать у регионов 1% ставки по налогу на прибыль и использовать эти средства для дополнительной поддержки нуждающихся субъектов РФ. По данным, которые приводились ранее, в результате Федерация в 2017 году получит дополнительно 117 миллиардов рублей, из которых 84 миллиарда пойдет на поддержку регионов.

Заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Н. А. Сергунина заметила, что задача государства — не уравнять всех в бедности, а сделать так, чтобы регионы стали богаче. А для этого необходимо оптимизировать доходы и расходы, что, в свою очередь, требует от регионов не всегда популярных решений. Многие не спешат их принимать. К примеру, не все субъекты наращивают доходную базу, используя весь спектр возможностей, предоставленных законодателем (в частности, это касается введения налога, исчисляемого от кадастровой стоимости объектов коммерческой недвижимости, торгового сбора). Возникает вопрос: справедливо ли забирать у тех, кто пошел на такой шаг, и отдавать тем, кто на него не осмелился?

Как считает председатель комитета по бюджету и налогам Государственной думы Федерального собрания РФ А. М. Макаров, дополнительных денег выигравшим от перераспределения регионам все равно надолго не хватит и проблему бюджетной разбалансированности предложение Минфина России не решит. По словам заместителя губернатора Алтайского края, председателя комитета администрации Алтайского края по финансам, налоговой и кредитной политике В. Г. Притупова, дополнительные ресурсы могли бы быть использованы как раз для финансового обеспечения реформ, направленных на развитие региона и его доходной базы.

Однако мнение большинства участников дискуссии совпало с точкой зрения представителя Москвы. «Взять и поделить — это мы уже проходили», — предупредила губернатор Владимирской области С. Ю. Орлова и рассказала, как за сравнительно короткий срок можно вытянуть регион из долгов и создать пусть небольшой, но профицит бюджета. По ее словам, борьбу с коррупцией и необоснованными тратами во Владимирской области сочетали с работой по привлечению инвесторов, поддержкой малого и среднего предпринимательства, развитием программ энергосбережения и туризма. В результате за семь месяцев текущего года доходы региона выросли на 11%.

Московская область перешла на взимание всех имущественных налогов от кадастровой стоимости, однако заморозка кадастровой стоимости объектов, действовавшей на 1 января 2014 года, привела к потере налоговых поступлений. Областные финансисты оценивают их более чем в 60 миллиардов рублей. «На протяжении последних трех лет мы работали с кадастровой оценкой, которую проводил Росреестр в 2012 году, — исправляли ошибки, устраняли дисбаланс. И что получили? В конце 2015 года принята поправка в федеральное законодательство, которая не дает нам возможности использовать результаты своего труда»,— посетовал министр финансов Московской области А. О. Котяков. 

По мнению заместителя губернатора Вологодской области, начальника департамента финансов В. Н. Артамоновой, для повышения наполняемости региональных бюджетов необходимо провести полную инвентаризацию налоговых льгот, установленных федеральным законодательством. Те из них, которые целесообразно сохранить, должны предоставляться адресно и с учетом их экономической целесообразности. В Вологодской области аналогичную работу проводят с 2012 года, и объем региональных льгот и преференций был сокращен за это время почти в три раза. Бюджетный эффект составил 2 миллиарда рублей.

Таким образом, резервы для пополнения региональных бюджетов есть. Однако чтобы их использовать, придется работать, рисковать, а главное, принимать не всегда популярные среди электората решения.

О. В. ИЗУТОВА, С. В. МАРТЫНЕНКО, М. А. ЦУЦИЕВ


Поделиться