Версия для печати 1212 Материалы по теме

Некоторые категории больных стали доставлять в медицинские учреждения в наручниках. В России возрождается практика принудительного лечения туберкулеза и других социально значимых заболеваний. Сотрудники органов охраны правопорядка теперь будут «охотиться» за уклонистами примерно так, как за теми, кто не хочет идти в армию. Прецеденты уже имеются во многих регионах страны. Кстати, соответствующий закон вступил в силу еще в несколько лет назад. Однако на практике исполнять его стали только сейчас.

туберкулез

По данным Всемирной организации здравоохранения, туберкулез является самым главным в мире убийцей среди инфекционных заболеваний. На его долю приходится до 85% всех смертей от них. Согласно пункту 2 статьи 10 Федерального закона «О предупреждении распространения туберкулеза в РФ», больные заразными формами туберкулеза, неоднократно нарушающие санитарно-противоэпидемический режим, а также умышленно уклоняющиеся от обследования в целях выявления или лечения туберкулеза, на основании решений суда госпитализируются в специализированные медицинские противотуберкулезные организации для обязательных обследования и лечения.

Уклонистам грозит наказание вплоть до лишения свободы. Механика борьбы с уклонистами проста. Сначала уклоняющегося больного по постановлению суда задерживают сотрудники милиции и приводят в стационар. За первичное уклонение предусмотрена лишь административная ответственность. Впрочем, в некоторых случаях туберкулезники до суда дело стараются не доводить. Им хватает и разговора с участковым. Если больной, доставленный в стационар, затем сбегает оттуда – его будут ловить снова. Но теперь он рискует отправиться прямиком в СИЗО. А затем – на специальную зону для больных туберкулезом.

Кампании по отлову уклоняющихся от лечения туберкулезников проводятся сейчас в Ярославской, Тверской, Иркутской, Кировской, Пензенской, Вологодской, Новосибирской областях, в Пермском крае, Бурятии и Татарстане. Выявление, отправка на принудительное лечение и – в случае необходимости – привлечение к ответственности носителей палочки Коха осуществляется при непосредственном участии региональных прокуратур. Пока счет уклонистов, привлеченных к ответственности в каждом конкретном регионе, идет на десятки, но вполне возможно, что в ближайшем будущем их число увеличится. В пользу этого говорит сложная эпидемиологическая ситуация.

«В прошлом году, по официальным данным, было выявлено почти 118 тысяч заболевших туберкулезом, – сообщили РБК daily в Роспотребнадзоре. – Уровень заболеваемости весьма высок – примерно 83 человека на 100 тысяч граждан России. По общемировым стандартам это много». По количеству больных на 100 тысяч населения ситуация в РФ вполне сопоставима с ситуацией в таких странах, как Афганистан и Руанда. За последние 8 лет тенденции к стабильному сокращению количества носителей палочки Коха не наблюдается. Быстрое распространение инфекции связано с полной бесконтрольностью некоторых категорий больных.

По утверждению главного санитарного врача России Геннадия Онищенко, половина больных из числа бывших заключенных после выхода на свободу не становится на учет в диспансеры. Эти люди зачастую ведут асоциальный образ жизни и представляют опасность для окружающих не только как потенциальные рецидивисты, но и как источник заразы. При попытках отправить этих людей на лечение в принудительном порядке зафиксированы случаи оказания ими сопротивления даже сотрудникам милиции.

Кроме того, болезнь активно распространяют мигранты, за состоянием здоровья которых не следят безответственные работодатели. По данным Роспотребнадзора, среди беженцев, перемещенных лиц и мигрантов на 100 тысяч человек насчитывается от 460 до 800 случаев туберкулеза. Мигранты, конечно же, лечиться также не хотят. Ведь если у них будет найдено это заболевание, работать в России им не дадут.

Кстати, кроме туберкулеза принудительно лечат психические расстройства и проказу. К социально значимым заболеваниям также относятся СПИД, гепатит, гонорея и другие венерические инфекции. В советские времена их тоже лечили принудительно. Сейчас многое изменилось. Уголовная ответственность для тех, кто заражает своих партнеров, предусматривается по-прежнему. А вот принудительное лечение – нет. «Это нарушало бы право человека на неприкосновенность личной жизни», – прокомментировали РБК daily ситуацию в одном из московских кожно-венерологических диспансеров.

Между тем доказать, что человек знал о своей болезни, но не лечился и подвергал окружающих риску заразиться, зачастую очень сложно. Ведь анализы на заболевания, передающиеся половым путем, в основном сдаются в частных клиниках и коммерческих анонимных кабинетах, функционирующих при многих КВД. К бесплатному «государственному» врачу, подозревая у себя недуг, люди предпочитают не обращаться.

Коммерциализация венерологии способствует утрате контроля над распространением целого букета болезней. Когда на одной странице в некоторых газетах свои услуги предлагают проститутки, а на соседней – венерологи, всерьез говорить о каком-либо контроле просто нельзя. Нежелание врачей лечить некоторые категории пациентов принудительно объясняется отнюдь не радением за неприкосновенность чьей-то частной жизни, а банальной жаждой наживы. Ведь лечить принудительно – значит лечить бесплатно. Государству, если оно заинтересовано в здоровье своих граждан, следовало бы применить здесь власть. Точно так же, как оно это начинает делать, воюя с туберкулезом.

РБК

Поделиться