Версия для печати 1972 Материалы по теме
Тезисы выступления
Министра экономического развития и торговли Российской Федерации Э.С. Набиуллиной
на расширенном заседании коллегии Министерства финансов Российской Федерации,
г. Москва, 8 апреля 2008 г.
 
 
Уважаемый Алексей Леонидович, уважаемые коллеги!
 
набиуллина
Позвольте поблагодарить вас за приглашение выступить на итоговой коллегии Министерства финансов.

Два наших министерства связывают долгосрочные отношения, у нас даже есть общее название: «экономический блок Правительства». И, несмотря на то, что иногда между нами – просто в силу разных зон ответственности, разных ракурсов видения одной и той же проблемы - возникают разногласия, мы всегда стараемся найти общий язык, придти к общему пониманию вариантов решения экономических проблем.
Мы полностью солидарны в оценке важности и необходимости поддержания макроэкономической стабильности. Именно на ее основе нам удался впечатляющий экономический рывок последних 8 лет, когда ВВП рос в среднем на 7% в год. Росли инвестиции, доходы населения. До последнего времени снижалась инфляция. Эффективная политика макроэкономической стабильности, на страже которой всегда стоял Минфин, стала основой наших экономических успехов.
В то же время, чем дальше – тем больше мы понимаем, что просто поддержания макроэкономической стабильности недостаточно.
Несмотря на то, что в экономике наблюдаются положительные структурные сдвиги (опережающими темпами растут обрабатывающие сектора, строительство и т.д.), эти изменения носят во многом локальный, «очаговый» характер. Их категорически недостаточно для решения стоящих перед Россией задач.
Мы пока не видим появления новых глобально конкурентоспособных секторов. По пальцам можно пересчитать те проекты, которые основаны на операжающих другие страны технологиях. Нет необходимой динамики в развитии человеческого потенциала. По сути законсервировалась структура экспорта. Инновационная активность предприятий – в разы ниже, чем у наших конкурентов на мировых рынках.
Все это значит, что мы пока уверенно идем по инерционному пути развития. Который, как вполне четко показывают и наши прогнозы и прогнозы независимых аналитиков, ведет нас в тупик.
 
Мы в последнее время часто слышим, что экономика и так растет быстро, даже слишком быстро – надо бы и притормозить. Цифры роста действительно впечатляют, но качество и структура этого роста нас пока устроить не может. Прежде всего, тем, что сложившаяся модель российской экономики не имеет долгосрочных перспектив.
Работавшая последние 8 лет модель роста себя практически исчерпала. О чем в том числе косвенно свидетельствуют и увеличившиеся темпы инфляции. У нас больше нет преимуществ сильной недооцененности рубля, дешевой рабочей силы. Быстро снижается роль ТЭКа как главного локомотива экономического роста.
Конечно, если не менять структуру экономики, не менять поведение экономических агентов, не развивать инфраструктуру, не создавать условия для конкуренции, любое закачивание в такую экономику финансовых ресурсов ничего кроме дополнительного повышения инфляции не вызовет. 
Но если посмотреть на проблему с точки зрения долгосрочных перспектив развития, то наша экономика не только не перегрета, она серьезно недофинансирована – нужна реализация проектов в сфере развития инфраструктуры: транспортной, энергетической, коммунальной; в сфере стимулирования инноваций, развития человеческого потенциала. В том числе – с поддержкой государства, на принципах ГЧП, так как в проекты в секторах, которые стали инфраструктурным ограничением роста, бизнес в одиночку вряд ли пойдет. У него не будет ни уверенности, ни ожидания достаточной доходности. И в этом смысле государственная инвестиционная политика должна отвечать приоритетам развития.
Нужно расширение кредитования частного бизнеса - не на текущую деятельность, а на реализацию новых проектов. Да, это правда, что количество новых долгосрочных проектов увеличивается при снижении темпов инфляции. Но было бы неверным увязывать появление таких проектов только со снижением темпов роста цен. И также неправильно увязывать только с инфляцией возможность и желание банков выдавать долгосрочные кредиты.
На инвестиционные решения компаний, на их склонность начинать крупные долгосрочные проекты, оказывают влияние и такие факторы, как политическая стабильность и предсказуемость экономической политики, перспективы роста внутреннего рынка и многое другое. А на решения банков о выдаче долгосрочных кредитов, - в числе прочего – структура пассивов самого банка, надежность заемщика, качество проработки конкретного проекта. 
По мере улучшения этих факторов мы уже наблюдаем серьезный рост спроса на «длинные» кредиты со стороны экономики. И судя по тому, что доля выдаваемых долгосрочных кредитов в последнее время постоянно растет – банки также готовы к долгосрочному кредитованию. Другое дело, что доля таких долгосрочных кредитов пока еще очень мала и не отражает реальных потребностей экономики.
Снижение инфляции и макроэкономическая стабильность не является единственным фактором стимулирования «длинных» банковских кредитов. Государство может принять и меры по дополнительному стимулированию долгосрочного кредитования, например, через стимулирование и использование пенсионных накоплений, инструментов ипотеки, создавая условия для капитализации банков.
Разговор о макроэкономике, о темпах роста российской экономики сегодня можно вести только рассматривая структуру экономики и работающие в ней институты.
Поэтому, нам вместе надо поработать над тем, чтобы обеспечить качественные сдвиги в экономике. С тем, чтобы решать не только краткосрочные по сути задачи поддержания текущих темпов увеличения ВВП, а создать потенциал для долгосрочного устойчивого роста.
 
С этой же позиции нам нужно подойти к новой настройке системы бюджетного планирования. С тем, чтобы бюджет в большей степени отражал приоритетность финансирования задач долгосрочного развития. Это задачи модернизационной повестки дня, прежде всего
·        финансирование преобразований в сферах, связанных с качеством человеческого капитала – в образовании и здравоохранении. Надо учесть и те задачи, которые связаны с эффективным функционированием пенсионной системы. Системы социальной поддержки и защиты;
·        создание инфраструктуры (в первую очередь – транспортной, но также и энергетической, и коммунальной);
·        развитие университетов, исследований и НИОКР – для создания новых конкурентоспособных заделов на будущее.
У нас складывается тревожное ощущение, что мы продекларировали эти цели, планируем формирование соответствующих институтов, но не обеспечиваем их ресурсами.
В запланированных расходах и федерального бюджета (в принятой трехлетке), и консолидированного бюджета мы, например, видим снижение доли образования и здравоохранения, несмотря на то, что инвестиции в человеческий капитал признаны приоритетом номер один нашей социально-экономической политики.
Так, расходы федерального бюджета на образование снижаются с 1% ВВП в 2008 г. до 0,7% ВВП в 2010 (а ведь это все профессиональное образование, на которое страны-конкуренты тратят не менее 2% ВВП), на здравоохранение – с 0,7% до 0,6%. По всей бюджетной системе «запланировано» снижение расходов с 3,9%ВВП до 3,8% в 2010 году как для образования, так и для здравоохранения.
Пока система бюджетного планирования в значительной степени ориентирована на постоянное инерционное воспроизведение сложившейся структуры расходов.
 
Нам нужно, не отходя от принципов долгосрочной предсказуемости бюджетных расходов (а именно на это во многом были направлены и поправки в Бюджетный кодекс и вся система трехлетнего бюджета. И этой предсказуемостью, важной для всех экономических субъектов, а не только для органов власти, безусловно, нельзя жертвовать), но при этом нам надо повысить гибкость реагирования бюджета на приоритеты экономической политики.
Пока же стабильность бюджетных обязательств у нас выливается в сложность, почти невозможность проведения каких-либо преобразований в пределах тех лет, на которые бюджет уже утвержден. А то пространство для маневра, которое существует - это «условно утвержденные расходы», и прирост доходов по сравнению с прогнозом – эта часть недостаточна для серьезных структурных маневров.
 Т.е. все содержательные действия по реализации приоритетов мы вынуждены планировать, фактически начиная с 2011 года, а то и с 2012 года. Это неприемлемо.
Нам срочно необходимо работать над таким изменением бюджетных механизмов, которые бы позволяли нам оптимизировать принятые обязательства, высвобождая пространство для новых решений. Тем более, что неэффективные расходы в бюджетной системе еще существуют.
 
Мы полностью поддерживаем позицию Минфина о том, чтобы повышать самостоятельность субъектов бюджетного планирования в расходовании бюджетных средств с одновременным повышением ответственности за результаты.
Но при этом мы не должны потерять скоординированности по приоритетам и увязанности по срокам реализации программ и проектов разных ведомств.
Такая скоординированность и системность, на наш взгляд, может быть достигнута в рамках системы долгосрочного стратегического управления.
И в этих целях мы сейчас – я имею в виду все министерства и ведомства - ведем разработку Концепции долгосрочного развития на период до 2020 года. Бюджет же должен стать ключевым элементом, основным инструментом реализации долгосрочных приоритетов на практике.
 Нам нужно не просто написать документ, фиксирующий цели, задачи и приоритеты, но сформулировать «дорожную карту», план действий по его реализации, содержащий в числе прочего полную финансовую оценку реализуемых мероприятий.
Нам нужно понять, сколько стоят необходимые преобразования, сбалансировать их между собой, выделив приоритеты и распределив их во времени. Вместе с Концепцией нам нужно подготовить и комплексный долгосрочный прогноз развития экономики до 2020 и 2030 года, в котором, в том числе, должны найти отражение и параметры бюджетной системы.
Нам необходимо значительно повысить эффективность государственного инвестирования, в том числе с точки зрения его влияния на запуск инвестиционных процессов в частном бизнесе. Мы продолжаем развивать проектные подходы по федеральным целевым программам. Совместными усилиями (благодаря и Минфину) мы продвигаемся в создании новых механизмов, включающих в себя:
·         переход к крупномасштабным долгосрочным программам, увязанным с долгосрочной концепцией и отраслевыми стратегиями. Уход от мелкотемья в ФЦП (напомню, что еще в 2000 году у нас было более 170 программ, сейчас их -48). Мы будем продолжать эту работу с тем, чтобы ФЦП стали эффективным инструментом реализации приоритетов;
·        постепенный переход к проектному принципу управления ФЦП. И здесь нам надо добиться коренного перелома в управлении издержками программ, включить встроенные механизмы по экономии бюджетных средств, в том числе и такие, которые успешно применяются в бизнесе.
 
Я не могу сейчас перечислить все направления взаимодействия наших министерств (у нас их достаточно). На мой взгляд, они позволят подойти к решению главной задачи ближайших лет - формированию модели долгосрочного развития экономики на новой структурной, инновационной основе.
 У нас есть много дискуссий. Важно, что мы ведем их публично, с участием практически всех видных экономистов России. В результате таких дискуссий мы постепенно приходим к совместному пониманию.
Надеюсь, это произойдет и в случае с налоговой политикой.
Мы близки в понимании того, что сегодня необходимо задействовать стимулирующую функцию налоговой политики, мотивирующую наши экономические субъекты на определенный тип поведения, - на модернизацию промышленности, создание новых технологичных производств, на увеличение переработки сырья, на частные инвестиции в образование, здравоохранение и обеспечение жильем граждан.
Снижение налоговой нагрузки на бизнес не является самоцелью – оно должно привести к увеличению ресурсов, направляемых на новые проекты, к росту степени свободы в нашей экономике, наконец - к формированию ответственного налогового поведения, которое служит основой здорового гражданского общества.
 
Уважаемые друзья,
 Я бы хотела, в заключение, поблагодарить всех наших коллег из Министерства финансов за конструктивное сотрудничество, за профессиональный, ответственный подход к своей работе, который мы ежедневно видим.
Позвольте выразить надежду, что наше взаимодействие – и споры, и совместный поиск решений, и защита общих для нас ценностей и принципов устойчивого экономического развития России – будет продолжаться и будет приносить результаты.
Успехов вам в дальнейшей работе.

Министерство экономического развития и торговли России
Поделиться