Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Сентябрь,
Москва
Финансовый контроль№ 2 февраль 2018 — 19 Февраля 2018

Неэффективное управление = неэффективные расходы

Российская Федерация

Актуальные темы идеи обзоры статистика

Единственное в стране

издание о государственной

финансовой политике

Подробные разъяснения

от законодателей

и методологов страны

Подписаться
Версия для печати 1199 Материалы по теме
Неэффективное управление = неэффективные расходы

Выступление руководителя Счетной палаты РФ Т. А. Голиковой на сессии «Эффективность бюджетных расходов как зеркало эффективности государственного управления» было, пожалуй, одним из самых интересных и обсуждаемых на Гайдаровском форуме-2018. Отчасти потому, что затронутые ею проблемы на самом деле актуальны, а отчасти из-за прозвучавших предложений о смелых реформах в системе госуправления. В частности, руководитель Счетной палаты предложила объединить в единую структуру Фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования и Пенсионный фонд России.

Административная прослойка

Начнем с того, что Счетная палата в течение четырех лет (2012–2016) изучала взаимосвязь качества государственного управления и эффективности расходов, администрируемых в рамках данной системы. Как отметила председатель Счетной палаты Голикова, в поле зрения аудиторов попали 53 ФОИВ: 16 министерств, 19 служб и 18 агентств. Всего в данных структурах функции государственного управления осуществляют 373,6 тысячи человек, или 72,2% от общей численности гражданских служащих в федеральных госорганах. Они администрируют 8,6 триллиона рублей, что составляет почти 67% расходов федерального бюджета.

Также Голикова напомнила, что в соответствии с указом Президента РФ № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти» у нас определена трехуровневая система госуправления, но сегодня фактически произошел отказ от основных принципов разграничения, установленных данным документом. «Функции по нормативно-правовому регулированию указом № 314 закреплялись за министерствами, однако в 2016 году кроме министерств их уже выполняли две службы и три агентства, функции по контролю и надзору закреплялись за службами, но сегодня этой деятельностью кроме служб занимаются восемь министерств и пять агентств»,— привела пример председатель Счетной палаты.

Кроме того, спикер обратила внимание на то, что различная функциональная нагрузка и численность ведомств при равном правовом статусе создали предпосылки к возникновению внутренних противоречий в управленческом процессе и его финансовом обеспечении. Так, например, у большинства агентств численность центрального аппарата небольшая, поэтому для исполнения возложенных на них функций и полномочий наряду с территориальными органами агентства формируют сеть учреждений для оказания государственных услуг. Проанализировав ситуацию, Счетная палата пришла к выводу, что деятельность агентств в качестве ФОИВ не всегда эффективна. «Они фактически являются административной прослойкой между министерствами и учреждениями, которые находятся в их ведении с соответствующими финансовыми затратами, — резюмировала Голикова. — Это дает основание поставить вопрос о целесообразности существования агентств в качестве самостоятельных органов».

Счетная палата предлагает:

1. Агентства, у которых создана подведомственная сеть территориальных органов, включить в состав министерств как структурные подразделения либо выделить в самостоятельные министерства или комитеты, а сеть их территориальных органов преобразовать в казенные учреждения, которым в соответствии с законодательством могут быть делегированы полномочия по исполнению госфункций.

2. Агентства, не имеющие территориальных органов, преобразовать в казенные учреждения, подведомственные министерствам.

3. Конкретизировать основные принципы разграничения уровней государственного управления. В том числе рассмотреть целесообразность сохранения трехуровневой модели.

Миллион проверок

По словам спикера, в среднем в стране ежегодно проводится почти миллион проверок. При этом 78% от данного объема приходится на долю четырех служб: Роспотребнадзора, ФНС России, Ростехнадзора и Роструда. Нарушения выявлялись в среднем в 59,5% проверок, а средняя доля выявленных нарушений, зафиксировавших фактический вред, составляет всего немногим более 2%. Это наглядно показывает неэффективность деятельности сегодняшних контрольно-надзорных органов. «Исключение составляет Федеральная налоговая служба, которая среди служб является наиболее эффективной по всем показателям», — отметила Голикова. По ее мнению, главная причина такой ситуации — подведомственность служб, осуществляющих контроль и надзор, профильным министерствам.

Счетная палата предлагает:

1. Поставить вопрос об изменении подведомственной подчиненности 14 служб, имеющих территориальные органы и подведомственные учреждения, необходимые для выполнения функций по контролю и надзору. При этом службы, для которых контрольно-надзорная деятельность является сопутствующей, могут сохранять ведомственную принадлежность.

2. Нормативно-правовое регулирование в части контрольно-надзорной деятельности должны осуществлять соответствующие министерства по согласованию со службами, поскольку последние, проводя контрольно-надзорные мероприятия, наиболее четко понимают пробелы действующего законодательства.

Также Голикова обратила внимание на то, что проект федерального закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации», внесенный в Госдуму, данный аспект вообще не рассматривает. В качестве основного инструмента предлагается использовать риск-ориентированный подход при планировании контрольных мероприятий. Вместе с тем этот закон не определяет критерии присвоения категорий риска и методику определения таких рисков.

Неэффективное управление

Как известно, ведомства устанавливают планы деятельности с целевыми показателями. В 2016 году из 53 ФОИВ только 18 представили доклады о выполнении планов. При этом, как отметила Голикова, никто из представивших доклад, не достиг всех целевых показателей. Аналогичная ситуация отмечается и по государственным программам. Из 285 плановых показателей 32 госпрограмм не достигнуты значения по 111 показателям. Кроме того, показатели госпрограмм не в полной мере интегрированы в планы деятельности органов власти.

ФОИВ закупают услуги по выполнению своих полномочий 

По данным Счетной палаты, за 2,5 года госорганы федерального уровня закупили услуги по выполнению своих же полномочий на 8 миллиардов рублей. Региональные и муниципальные власти потратили на эти цели около 600 миллионов рублей. Помимо этого, органы власти передали подведомственным или сторонним организациям выполнение госзаданий, объем субсидий по которым составил 5,7 миллиарда рублей. По оценке аудиторов, наибольшее количество случаев как передачи полномочий, так и госзаданий выявлено в Минпромторге России (2,9 миллиарда рублей) и Минэнерго России (около 2 миллиардов рублей).

Слабым звеном в процессе управления государственными ресурсами является организация внутриведомственной деятельности. Об этом свидетельствует низкая эффективность использования бюджетных средств и значительное число выявленных нарушений в данной сфере. Меры по оптимизации, предпринятые для решения сложившихся проблем, имели неожиданный эффект: количество территориальных органов уменьшилось на 4,8%, при этом количество подведомственных государственных учреждений выросло на 24,8% (рисунок).

Поделиться