Всероссийский муниципальный форум


"Местное самоуправление: современные вызовы"
В рамках форума состоится награждение победителей "XI Всероссийского конкурса"
Сентябрь,
Москва
Финансы — 16 Февраля 2018

Антон Силуанов о налоговом федерализме и размере налогового бремени

Российская Федерация

Актуальные темы идеи обзоры статистика

Единственное в стране

издание о государственной

финансовой политике

Подробные разъяснения

от законодателей

и методологов страны

Подписаться
Версия для печати 956 Материалы по теме
Антон Силуанов о налоговом федерализме и размере налогового бремени

Министр финансов России А. Г. Силуанов выступил на сессии "Налоговая система России: отвечая на вызовы" в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи. На сайте Министерства финансов размещено выступление главы ведомства. Мы публикуем его без изменений.

– Добрый день, уважаемые коллеги. Сегодня мы можем порассуждать на тему налогов. В ближайшее время такие предложения будут сформулированы, и все налоговые новации нам нужно будет принять в весеннюю сессию работы Парламента – с тем, чтобы бюджеты 2019 года и последующих годов формировались с учетом уточнений налогового законодательства.

О налоговом бремени

Вы все время говорите о том, будет повышаться налоговое бремя или не будет. Давайте тоже порассуждаем. Смысл повышения налогового бремени? Увеличить бюджетные расходы для финансирования каких-то трат. Каковы последствия? Последствия – ухудшение ситуации для бизнеса, и это, очевидно, может привести к снижению динамики развития экономики. Вопрос – что важнее? 

Очевидно, что за экономикой, за ее ростом – больше налогов. Поэтому когда мы обсуждаем в Правительстве налоговую политику, ни у кого нет идей или предложений обобрать бизнес и за счет этого увеличить бюджетные расходы. Потому что нам нужен маневр в области расходов, нам нужно улучшать расходы и увеличивать их для более высоких темпов роста экономики, инфраструктурные расходы. Но никто не предлагает использовать для этого дополнительное обложение бизнеса и, соответственно, изымание у него денег.

Поэтому идеология такая: роста налогового бремени, несмотря на все налоговые предложения, для бизнеса мы не планируем. Конечно, обсуждаются различные предложения. Мы и раньше говорили о переходе от сложных для бизнеса налогов (прямых налогов) к косвенному налогообложению, направленному больше на потребление, где бы интересы бизнеса были затронуты меньше. И задача через налоговую систему подстегнуть рост экономики.

Вы говорите: будем увеличивать налоги. Смысла нет. Наоборот, нам нужно поддержать экономику с тем, чтобы она зарабатывала, чтобы было больше денег в бюджете и чтобы мы могли больше профинансировать те наши цели и задачи, которые стоят перед государством.

Да, изменение структуры налогов мы рассматриваем, но общее налоговое бремя не увеличится. Особенно это касается добросовестных налогоплательщиков: в первую очередь мы будем работать с тем сектором, который сегодня еще уклоняется от уплаты налогов. И именно там мы видим возможности для получения дополнительных доходов в бюджет. Именно за счет администрирования: это и прослеживаемость, и контрольная техника, и маркировка. Именно в этом мы видим возможность привлечения дополнительных ресурсов в бюджетную систему. Но ни в коем случае не за счет увеличения налогового бремени на добросовестный бизнес. 

Такие предложения будут подготовлены, с учетом послания Президента, с учетом решений, которые будут приняты после этого Правительством Российской Федерации. Считаю, что эти предложения пойдут на пользу бизнесу.

Действительно, у нас бывают предложения отнести к компетенции Правительства отдельное регулирование. И Государственная Дума очень четко за этим следит. И это очень жестко иногда пресекается, осуждается в Парламенте. Поэтому если есть такие предложения от Правительства, то они не направлены на то, чтобы какая-то вакханалия творилась… Наоборот, мы говорим о том, что это будут элементы [регулирования], которые проще без закона оперативно принимать Правительству… Но, безусловно, не меняющие смысла налогового законодательства. 

Например, дали право субъектам Российской Федерации предоставлять льготу по движимому имуществу или инвестиционную льготу, а механизм определения этой льготы определяет закон субъекта Российской Федерации… Или есть льготы, которые определяются Правительством. Мне кажется, здесь во главу угла должен быть поставлен вопрос целесообразности и эффективности имплементации того или иного налогового решения. 

О налоговом федерализме

Налоговый федерализм. Действительно, если мы живем в федеративном государстве, то налоговый федерализм как часть такого понятия должен присутствовать. Поэтому не надо путать налоговый федерализм с бесконтрольностью введения тех или иных налогов и сборов. Зачастую бывает так, что в части неурегулированности установлений сборов, в том числе субъектами Российской Федерации, здесь есть определенная «вольница».

У нас есть определенный фиксированный перечень налогов федерального, регионального, местного уровня. И должен быть фиксированный перечень сборов. И бизнесу здесь не надо бояться. Те сборы, которые похожи на услугу, или те, которые зачисляются в какие-то организации или учреждения, могут быть четко фиксированными, и субъекты Российской Федерации могут самостоятельно принимать решения о том, вводить или не вводить эти сборы. Но список должен быть определен законодательно, я так считаю. Это первое соображение.

Второе. Могут ли регионы конкурировать? То есть может ли существовать налоговая конкуренция между регионами? Конечно, она должна быть. Но есть регионы, у которых больше возможностей, то есть регионы-доноры, они могут и ставки по минимуму устанавливать. Есть регионы, которые сидят на дотациях, и мы им говорим, чтобы они очень аккуратно относились к льготам и преференциям, которые они устанавливают, потому что у них не хватает доходов на выполнение собственных обязательств. В этой связи Минфин не ограничивает те регионы, которые получают финансовую помощь из бюджета. В соглашениях мы только говорим об оценке тех или иных налоговых льгот. И если эта оценка подтверждает эффективность этой льготы, и это приносит какие-то плоды, то, конечно, такая льгота должна работать. 

То есть вопрос о налоговом федерализме – это установление ставок,  льгот в рамках определенного перечня, который должен быть установлен законодательно. 

Конечно, нужно расширять возможности субъектов Российской Федерации по администрированию. В Москве сейчас есть торговый сбор... Курортный сбор сейчас может вводиться в ряде регионов… [Такие сборы] администрируются субъектами Российской Федерации. Мне кажется, что такую практику надо и дальше расширять. 

Нужно ли предоставлять субъектам право вводить дополнительные сборы, в том числе туристический сбор? Я согласен, что такое право у субъектов должно быть. И здесь мы поддержим такую позицию КГН (консолидированной группы налогоплательщиков). 

Вы знаете, есть две позиции – бизнес и субъекты. Для бизнеса форма КГН удобна, потому что если мы отменим КГН, то нам тогда нужно будет вводить контроль за трансфертным ценообразованием, что гораздо хуже для бизнеса, нежели понятная структура с КГН. 

Для субъектов Российской Федерации механизм КГН непредсказуем, но если отменит КГН, будет еще хуже, потому что мы помним, как центры прибыли формировались в регионах… И там уже гораздо сложнее будет для субъектов Российской Федерации из-за миграции прибыли между регионами. 

Поэтому мне кажется, что институт КГН должен остаться. Мы уже, кстати, приняли несколько решений по предсказуемости для субъектов Российской Федерации с точки зрения прибыли по налогоплательщикам, входящим в КГН. Здесь однозначно не надо никаких повышенных ставок по налогу на прибыль для участников. Но мы уже сделали норму (кстати, с обсуждением в Парламенте), о том, что [должно быть] не больше 50% убытков относительно финансовой деятельности текущего года, в том числе это касается КГН. И в прошлом году поступление прибыли от КГН увеличилось по сравнению с 2016 годом. 

Я считаю, что [институт] КГН должен быть оставлен. Считаю, что должно быть улучшено регулирование КГН: в периметр КГН должны включаться все компании, которые связаны   более чем на 90%. Нужно более жёсткое регулирование этого. Что получается сегодня? Что отдельные прибыльные компании за пределами КГН, которые имеют низкий финансовый результат, включаются в периметр КГН… 

И нужно установить порядок более тесного общения участников КГН с субъектами – с тем, чтобы они делились своими планами и результатами финансовой деятельности. Это кажется немного абстрактным, но предсказуемость для субъектов очень важна. И здесь можно установить механизм более тесного взаимодействия между участниками КГН и субъектами Российской Федерации.



Поделиться