Политика — 14 Июля 2008

Кинжал хорош тому, у кого он есть. И горе, если его не окажется в нужную минуту...

Версия для печати 1279 Материалы по теме

В Нижнем Тагиле прошла российская выставка вооружений, на которой было заявлено о создании нижнетагильского «Уралвагонзавода» бронетанкового холдинга. «Скоро мы увидим с вами бронетанковый холдинг, осталось совсем чуть-чуть. Он должен появиться после указа президента», — сообщил замгендиректора ФГУП «Рособоронэкспорт» Игорь Севастьянов. По его словам, в состав холдинга войдут несколько отраслевых конструкторских бюро и научно-исследовательских институтов, что обеспечит разработку новых видов машин и технологий на более качественном уровне.

оружие

ОАО «НПК «Уралвагонзавод» – единственный в стране производитель танков на экспорт. И ожидается, что во время визита в РФ 22 июля президент Венесуэлы Уго Чавес поднимет вопрос о приобретении у России бронетехники. Кроме того, Венесуэла намерена закупить российские подводные лодки. При этом в 2006 году Венесуэла и Россия заключили контракты на сумму около $3 млрд — в частности, на поставку 100 тыс. автоматов Калашникова, 24 истребителей Су-30 и 53 военных вертолетов.

Постепенное наращивание поставок в Южную Америку — одна из ведущих тенденций, характеризующих отечественную структуру экспорта вооружений. Это объясняется, в том числе, ростом спроса в данном регионе. Согласно докладу Международного института исследований проблем мира в Стокгольме (СИПРИ), Венесуэла в 2007 году с 17-го места в мире по импорту оружия шагнула на 9-е — объем закупок составил $887 млн против $477 млн в 2006 году. От Венесуэлы стараются не отставать Аргентина, Чили, Бразилия...

С другой стороны, «корректируются» отношения с традиционными импортерами российских вооружений. По итогам 2007 года, лидерами закупок остаются Индия и Китай, но, похоже, их доля в структуре российского экспорта вооружений уже пережила пик и далее будет постепенно снижаться. Причин тому несколько, но главной, скорее всего, следует считать развитие в этих странах собственного военно-промышленного комплекса. Индия и Китай уже даже готовы выпускать военную продукцию на экспорт в отдельных «низкоценовых» сегментах — благо, в странах «третьего мира» тоже растут военные бюджеты.

Чтобы не потерять традиционные рынки, Россия вынуждена пересматривать среднесрочную экспортную доктрину. И нынешняя официальная позиция по этому вопросу уже предполагает не просто «поставки», а «сотрудничество» — а проще говоря, «промсборку». Примеры — российско-индийская программа по истребителю пятого поколения и среднему военно-транспортному самолету, или оснащение российских танков Т-90 для индийской армии французскими тепловизорами.

«Сейчас уже нельзя, как 30 лет назад, только продавать вооружение потенциальным заказчикам из иностранных государств, — отметил на нижнетагильской выставке чрезвычайный и полномочный посол РФ в Аргентине Юрий Корчагин. — Они готовы закупать технологии, потому что проще собрать танк или БТР у себя, нежели постоянно закупать их в России». Так что можно предположить, что применение практики совместных программ продолжится и в Южной Америке.

Конечно, это мера вынужденная — гораздо выгоднее «только продавать», но рынок диктует условия. По оценкам СИПРИ, в 2007 году Россия на внешнем «военном» рынке заняла второе место, уступив лишь США. Как заявил Севастьянов, в 2008 году Росия поставит за рубеж вооружений и военной техники более чем на $6,1 млрд. «Такая задача поставлена нам главой государства, мы постараемся перевыполнить этот план объема поставок вооружений и военной техники за рубеж», — сообщил он.

Однако, как сообщил «Известиям» руководитель Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин, объем экспорта вооружений из РФ в 2007 году также составил $6,1 млрд. То есть наблюдается явная стагнация. Правда, пока это не «кризисная» тенденция, а технический момент, обусловленный сменой ориентиров.

Но при этом, как отметил Исайкин, продукция военного назначения входит в первую пятерку ликвидных российских товаров после газа, нефти, черных и цветных металлов. «Более того, это единственный высокотехнологичный сегмент нашего экспорта, отвечающий мировому уровню», — сообщил он.

По словам Исайкина, военно-техническое сотрудничество — «это не только способ продвижения и закрепления нашей страны на оружейных рынках, но и инструмент восстановления влияния России в различных регионах мира, реализации нашей внешнеполитической и внешнеэкономической политики». А значит, «сдавать» позиции, даже по техническим причинам, никак нельзя.

Однако выступления в Нижнем Тагиле не были однозначно оптимистичны. «Развитию и увеличению объемов продаж техники мешает бюрократизм, безразличие к работе, а также зачастую устаревшее и изношенное оборудование», — заявил Севастьянов.

А по словам гендиректора тульского Конструкторского приборостроения (КБП) Александра Рыбаса, отсутствие перспективных технологий привело к тому, что сейчас спрос на российские вооружения и военную технику «превышает возможности отечественной промышленности выполнять их в нужные сроки и с нужным качеством». К тому же растет цена на продукцию ОПК, поскольку «резко дорожает металл, растут цены на энергоносители, увеличиваются зарплаты», отметил руководитель КБП в интервью АРМ-ТАСС.

В принципе, что делать, понятно: во-первых, создавать «военные» холдинги, во-вторых — дать этим холдингам деньги и проконтролировать их расходование. «Важно принять финансовые решения для скорейшего завершения действительно перспективных опытно-конструкторских разработок, начатых в прошлые годы. Нужно навести порядок со сроками их исполнения», — заявил в июне премьер-министр Владимир Путин на совещании, посвященном государственному оборонному заказу на 2009-2011 годы. Выполнение «премьерского наказа» — в интересах отрасли и всего государства.

Росбалт

Поделиться