Версия для печати 1651 Материалы по теме

С 1 августа нынешнего года между Петербургом и Хельсинки открывается регулярное паромное сообщение. В сообщении компании Inflot World Wide, генерального агента Stella Lines в России, говорится, что паром «Christian 4» (принадлежащий Stella Lines) «будет выходить из Петербурга по вечерам и утром прибывать в столицу Финляндии. Расписание подобрано таким образом, чтобы пассажиры из Петербурга успевали на другие рейсы паромных компаний между Хельсинки, Таллином и Стокгольмом».

паром

Паром «Christian 4» способен взять на борт 700 пассажиров и 400 легковых автомобилей. Минимальная стоимость путешествия в одну сторону — 50 евро на одного человека и 85 евро за транспортное средство (туда и обратно). По словам представителя компании-перевозчика, планируется, что линия будет работать круглогодично. Маршрут рассчитан в первую очередь на российский рынок.

Последняя ремарка – вовсе не случайна. Равно как и широкое внимание к этой новости. Дело в том, что в последние 3 года Петербург был лишен регулярного паромного сообщения с соседними странами.

История неудач

В начале 90-х годов прошлого столетия организацией паромного сообщения Петербурга с «заграницей» занималось Балтийское морское пароходство. Однако зимой 1993 года его президент Виктор Харченко был арестован по сфабрикованному обвинению, а само пароходство за несколько последующих лет оказалось полностью развалено. Спустя десятилетие попытку связать Петербург с Европой предприняли уже крупные иностранные операторы.

Так, весной 2004 года паромное сообщение между Петербургом и столицами Финляндии и Эстонии открыл эстонский оператор As Tallink Grupp, предполагавший перевезти за сезон несколько десятков тысяч пассажиров. Однако амбиции эти оказались явно завышенными, и в результате компания объявила о потерях в размере 5 млн евро. Весной 2005-го Tallink получил предложение об аренде работающего на линии парома «Фантазия» со стороны алжирского оператора Algerian ferries и свернул свою деятельность в Петербурге. Официальная мотивировка: убыточность деятельности компании в восточной части Финского залива.

В том же 2004 году крупнейшая на Балтике финская круизная компания Silja Line запустила паром «Finnjet», который посещал три порта — Петербург, Таллин и Росток (Германия). Однако и этот маршрут просуществовал недолго — в августе 2005-го паром был выставлен на продажу. «К сожалению, линия не доказала свою рентабельность в режиме круглогодичной навигации, — заявил тогда вице-президент фирмы Томас Ньюланд. — По итогам переговоров с экипажем мы пришли к выводу, что судно на линию не вернется».

В результате паромное сообщение Петербурга с соседними странами оказалось полностью свернутым. Согласно оценкам экспертов, причина столь неудачного для города на Неве развития событий была отнюдь не только экономической. Главная проблема крылась в самой что ни на есть политической – визовой — составляющей.

Дума выжидает

Все дело в том, что согласно федеральному закону «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» иностранные граждане, «находящиеся на борту круизных судов, прибывающих в Россию через морские и речные порты, открытые для международного пассажирского сообщения, могут находиться на территории РФ в течение 72 часов без виз». Однако на пассажиров паромов эта либеральная норма не распространяется.

«Многие европейцы – немцы, голландцы — с удовольствием приезжали бы в Петербург на пароме на один-два дня, причем в течение всей навигации, — говорит один из экспертов туристического рынка. — Однако серьезным препятствием для организации таких туров являлась необходимость получения российской визы, которая на момент сворачивания паромного движения на востоке Балтийского моря обходилась в 69 евро».

В Смольном понимали, что из-за несовершенства федерального законодательства мимо городской казны проплывают внушительные суммы, которые принесли бы туристы, прибывающие в северную столицу на паромах или на собственных яхтах. В результате уже летом 2007 года было объявлено о том, что в недрах городской администрации разработаны изменения в два федеральных закона: «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» и «О правовом положении иностранных граждан в РФ». Чиновники Смольного предлагали разрешить пассажирам паромов находиться на суше без виз в течение 72 часов.

Инициатива была внесена в Госдуму, петербургские власти настоятельно просили парламентариев рассмотреть документ как можно скорее. Однако народные избранники оказались нелегки на подъем – в рамках весенней сессии 2008 года руки до документа так и не дошли. Депутаты пообещали вернуться к петербургской инициативе уже осенью, после выхода с каникул. Правда, полной уверенности в благоприятном развитии событий нет – дело в том, что свое отрицательное заключение в отношении законодательных поправок выразил российский МИД. А это, как полагают знатоки думских процедур, практически равноценно высочайшему вето. Стало быть, наиболее реальный сценарий развития событий – паром «Christian 4» в обозримой перспективе будет работать, как это и анонсируется сегодня, на внутренний российский рынок.

Кто провоцирует Смольный?

Так или иначе, но описанная паромная коллизия дает повод порассуждать о более широкой проблеме: проявившейся в последние месяцы любопытной тенденции снижения лоббистских возможностей нынешнего Смольного. Ведь история с думской непреклонностью – вовсе не единичный случай.

Еще более вопиющее для городской администрации событие свершилось недавно в сфере межрегиональных экономических отношений. На пути Петербурга к статусу столицы российских IT-технологий (о борьбе за это почетное звание регулярно заявляет губернатор Валентина Матвиенко) решительно встала администрация Калининградской области. Удивительно, но на данный момент лоббистские усилия калининградцев оказались продуктивнее действий традиционно мощных в этом вопросе властей второй российской столицы.

Напомним, что еще в январе этого года один из крупнейших мировых сборщиков электроники – компания Flextronics – объявила о намерении открыть в Петербурге собственное производство ЖК-телевизоров и мониторов. Заявленная стоимость проекта — $50 млн. Ожидалось, что завод начнет работать уже в этом году. «Перед нами стоит задача создать в Петербурге второй после автосборочных производств промышленный кластер — электронный»,— объясняли свою мотивацию в городском комитете экономического развития.

Одним из принципиальных условий появления в Петербурге производителей электроники было изменение федеральной таможенной политики – а именно отмена пошлин на ввоз в страну плазменных модулей и экранов (дело в том, что существующие ставки делают более рентабельным ввоз готовой продукции). Правительство города вышло с соответствующей инициативой в Минэкономразвития, которое рекомендовало правительству РФ пошлины отменить.

Однако такое развитие событий категорически не устроило администрацию другого региона Северо-Запада – Калининградской области. Министр экономики региона и по совместительству глава администрации ОЭЗ в Калининградской области Феликс Лапин обратился с письмом в правительство, в котором заявил, что, по его мнению, отмена пошлин «ставит под угрозу развитие высокотехнологичного производства электроники и сложной бытовой техники в Калининградской области». Дело в том, что именно в этом регионе, согласно официальным данным, сосредоточено около 85% российского производства телевизоров.

Самое удивительное в этой истории то, что протесты из Калининграда возымели действие: Минэкономразвития отозвало свои рекомендации правительству РФ об отмене пошлин. Более того: представителям Смольного и компании-инвестора было предложено представить доказательства того, что отмена пошлин не подорвет производство в Калининграде.

В Смольном пытаются сохранять лицо и уверяют, что работа по созданию IT-кластера будет продолжена — с учетом внесения некоторых корректив в первоначальные замыслы. Однако пока что оптимизм чиновников реальной жизнью не подтверждается. На минувшей неделе компания Flextronics отказалась от сделки по покупке петербургского завода Elcoteq. В официальном сообщении компании говорится, что причиной тому два внешних фактора: федеральная антимонопольная служба не согласовала сделку в срок, а правительственная комиссия по таможенно-тарифной политике не смогла принять решение об обнулении таможенных пошлин на ввоз основных компонентов телевизоров (плазменных модулей и экранов).

В общем, в происходящем вполне можно усмотреть весьма неприятную для Смольного тенденцию. Особенно если вспомнить еще одну болевую точку с морским привкусом – историю с переездом в город на Неве Штаба ВМФ. Напомним, что об этом, как о деле решенном, говорилось в начале минувшей зимы. С тех пор минуло полгода, но воз и ныне там.

На прямой вопрос в рамках последней программы «Диалог с городом» губернатор Валентина Матвиенко заявила: «Это вопрос не мой, это вопрос министерства обороны. И только министр обороны вправе принимать это решение». А на уточняющий вопрос («но вам хочется, Валентина Ивановна?») бросила и вовсе неожиданную реплику: «Не провоцируйте меня на ответы».

Росбалт

Поделиться