Версия для печати 3658 Материалы по теме
лес
Заместитель губернатора Нижегородской области Ирина Живихина недавно заявила, что проект финско-шведского концерна Stora Enso по строительству целлюлозно-бумажного комбината в Нижегородской области имеет все шансы быть признанным российским правительством приоритетным. Новый ЦБК будет производить до 500 тыс. тонн целлюлозы и 550 тыс. тонн различной бумаги в год. Проект подразумевает создание производства для глубокой (до 90%) переработки древесины и должен послужить наглядным воплощением неоднократно высказывавшегося премьер-министром РФ Владимиром Путиным пожелания не гнать за границу лес-кругляк. С другой стороны, нижегородские лесопромышленники всерьез опасаются, что останутся без работы. Почему же строительство бумкомбината для властей региона предпочтительнее развития малого лесного бизнеса?

Проект финско-шведского концерна мог быть реализован гораздо раньше. Помешало антимонопольное ведомство. В мае 2008 года управление Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области возбудило дело в отношении регионального правительства, предоставившего Stora Enso лесные угодья для строительства ЦБК без конкурса. Правительство региона гарантировало инвестору содействие в получении необходимых разрешений и согласований на местном уровне, поддержку ходатайств инвестора в федеральные органы власти о предоставлении режима наибольшего благоприятствования и разработку хозяйственных регламентов лесничеств с учетом скандинавской модели лесопользования.

Антимонопольное разбирательство в отношении областных властей было прекращено лишь после того, как правительство заключило со Stora Enso дополнительное соглашение. Нижегородские власти пообещали предоставить иностранному инвестору лесные участки лишь после того, как проект по строительству ЦБК будет включен в федеральный перечень приоритетных инвестиционных проектов в области лесопользования. Поскольку только после признания проекта в качестве приоритетного на федеральном уровне закон позволяет выделять земельные участки лесного фонда в обход аукционов. И такое признание должно быть получено в самое ближайшее время.

Уже в 2010 году планируется ввести в эксплуатацию первый пусковой комплекс 1-й очереди, в начале 2011 года -- второй пусковой комплекс 1-й очереди. Размер инвестиций составит порядка 8 млрд руб. В результате будет создано более тысячи новых рабочих мест. Однако никто почему-то не говорит, сколько будет потеряно старых рабочих мест. «Наши лесопромышленники без древесины не останутся, -- считает Ирина Живихина. -- Каждое лесопромышленное предприятие проверяется, выясняются его потребности».

Нижегородская область, конечно, не Сибирь, но леса здесь много. Им занята половина территории области. Леса в области 500 млн кубометров. Половина этих « кубов» пригодна для рубок качественных сортов -- березы и сосны. В последнее время стали продавать лес на аукционах. Однако продают через аукционы только небольшую часть от планируемых объемов. Расчетная лесосека по неведомым причинам не осваивается, и аукционы идут туго. Причина стара как мир: зачем за лес платить, когда его можно взять бесплатно?

Незаконные рубки леса в регионе продолжаются. Любопытно, что, по словам чиновников областного правительства, большинство преступлений происходит при участии самих руководителей и сотрудников лесхозов. Для незаконных рубок находится множество причин. Так, например, в одном из районов была произведена незаконная рубка деревьев якобы в рамках расчистки ЛЭП. А на самом деле -- для банальной продажи. Лес рубят за пределами расчетных лесосек, вовлекают в рубку приспевающие и защитные леса. Короче, воруют где придется. Поэтому и расчетная лесосека не осваивается. А зачем, спрашивается, ее осваивать по полной программе? Это же официальная отчетность. А лес можно рубить и безо всяких отчетов.

Областное правительство для борьбы с незаконными вырубками намерено усилить контроль за выдачей разрешительных документов, так называемых порубочных билетов. Заместитель губернатора Ирина Живихина, курирующая леспром, говорит, что данные, предоставляемые лесными хозяйствами в область, часто резко расходятся с цифрами, приходящими из федерации. Это касается площадей хозяйств и лесного имущества. При этом нижегородские лесные хозяйства сплошь и рядом имеют долги перед государством и своими работниками. Официальные зарплаты мизерные, но даже их не выплачивают вовремя. На сегодняшний день средняя зарплата в лесном комплексе Нижегородской области составляет чуть более 6 тыс. руб. в месяц. Хотя в некоторых местах зарплата еще меньше. «Это же рабский труд!» -- возмущается директор областного лесного департамента Юрий Гагарин.

Что же изменится в нижегородских лесах с приходом иностранных инвесторов? Для начала работы нового ЦБК необходимо ежегодно заготавливать 2,5 млн кубометров березового и 1,5 млн кубометров соснового баланса древесины. Регион на сегодняшний момент может предоставить лесной участок с ежегодным объемом разрешенной добычи древесины в 2,3 млн кубометров. Недостающий объем древесины скандинавские инвесторы предполагают приобретать в соседних с Нижегородской областью регионах -- Кировской и Ивановской областях, Республике Марий Эл.

По словам президента некоммерческого партнерства «Нижегородский лесной комплекс» Юрия Кочубейника, со Stora Enso не может быть взаимовыгодного совместного существования, так как они претендуют именно на переработку деловой древесины (сосна, береза), которой и так не хватает в регионе. Если леса "вообще" много, то хорошего леса -- мало. Основной объем заготовки происходит в центральной и юго-западной части Нижегородской области, что связано с транспортной доступностью лесосырьевых ресурсов данных районов.

С другой стороны, на тех же лесных угодьях работает сегодня малый бизнес, который власти всех уровней торжественно поклялись поддерживать. В то же время, по выражению Юрия Кочубейника, малый бизнес для властей зачастую просто «мошка, которая зудит». Например, при строительстве того же бумкомбината во всей округе малому бизнесу, занимающемуся лесозаготовками, придется закрываться. Потому что арендовать лес будут иностранные инвесторы.

По информации г-на Кочубейника, на сегодняшний день нехватка качественных лесов для нижегородских предприятий составляет порядка 4,6 млн кубометров. «У нас нет в настоящее время свободного лесного фонда, в частности, из-за прихода инвесторов, которым в аренду передают большие площади лесов и в субаренду лес они не отдадут», -- убежден президент некоммерческого партнерства «Нижегородский лесной комплекс». Поэтому строительство нового целлюлозно-бумажного комбината, по мнению лесопромышленников, приведет к сокращению предприятий лесопереработки Нижегородской области.

По данным некоммерческого партнерства «Нижегородский лесной комплекс», ежегодно деревоперерабатывающей промышленности без учета потребностей населения требуется 5,5 млн кубометров расчетной лесосеки. А с учетом потребностей населения эта цифра перевалит за 6,5 млн. Как после пуска в эксплуатацию новых производств уложиться в допустимый объем расчетной лесосеки (5,9 млн кубометров), не совсем понятно.

Конечно, рядом находятся богатые леса соседних регионов. Не исключено, что заготавливать часть необходимой древесины можно будет и там. Так уже делает бумкомбинат «Волга» в Балахне, который ежегодно завозит 2,5 млн кубометров древесины из соседних регионов для производства газетной бумаги. Однако не всех такой вариант успокаивает.

Юрий Кочубейник считает, что предприятия, являющиеся членами некоммерческого партнерства, способны сами освоить всю расчетную лесосеку области, если правительство заключит с ними долговременные договоры аренды.

Между тем областная программа обеспечения лесным ресурсом действующих мощностей до сих пор отсутствует. Договоры у ряда предприятий заканчиваются, но их заявки в лесном департаменте областной администрации даже не рассматриваются. «Мы зачастую физически не можем попасть на прием к чиновникам лесного департамента, они всегда чем-нибудь заняты, -- говорит руководитель ООО «Ковчег» Виктор Маслов. -- А если договор на аренду леса не продлевают, бизнес в этом районе можно сворачивать. Но если я возьму в аренду лес в Кировской области, то и налоги пойдут этому региону, а не Нижегородской области».

Логику областных властей тоже можно понять. Они выполняют то, о чем федеральные власти только и говорят все последние годы, -- продаем лес-кругляк за границу, а потом покупаем мебельные гарнитуры из нашего леса, но уже финского производства. Дескать, пришло время глубокой переработки. Тем не менее, по информации г-на Кочубейника, в Пскове тоже отдали иностранцам лес в аренду. А те вывозят за границу все тот же пресловутый кругляк. Возможно, лес-кругляк иностранцам и разрешено продавать. Но в обмен на инвестиции в строительство целлюлозно-бумажного комбината. А российский малый бизнес от дел фактически отстраняется. Потому что у малого бизнеса нет возможности для серьезных инвестиционных проектов. С другой стороны, кто более эффективен в глазах власти, тот для нее и более предпочтителен.

Вполне вероятно, что финны работают эффективнее наших и воруют гораздо меньше, чем отечественные лесопромышленники. Но во многих северных районах Нижегородской области лес -- единственный источник дохода для населения. Если запретить рубить лес легально, воровать будут еще больше -- эта аксиома была доказана уже не раз. И никакие финны с проектами современных целлюлозно-бумажных комбинатов не смогут остановить это практически повальное воровство, процветающее в заволжской глубинке.

Источник: "Время", Вячеслав АНТОНОВ, Нижний Новгород
Поделиться