Версия для печати 1748 Материалы по теме
солдат
Заместитель главкома сухопутных войск генерал-полковник Владимир Молтенской объявил в субботу о расформировании специальных чеченских батальонов «Восток» и «Запад», ранее патронировавшихся ГРУ Генштаба. От каждого из них останется по стрелковой роте, которая, как раньше батальоны, будет входить в состав 42-й дивизии Министерства обороны, находящейся в Чечне на постоянной основе. Таким образом, в давнем конфликте между батальонами и президентом Чечни Рамзаном Кадыровым поставлена точка, означающая очередную победу последнего над федералами.

В Чечне больше нет сколько-нибудь значительных подразделений, укомплектованных этническими чеченцами, но не подчиняющихся президенту республики. Если, конечно, не считать непримиримых боевиков, о численности которых в последние месяцы не принято рассуждать вслух.

Окончание боевого пути «Востока» и «Запада» нельзя назвать неожиданным. Но дата расформирования -- спустя ровно неделю после назначения в Ингушетию нового президента Юнус-Бека Евкурова -- поневоле заставляет предположить, что на Северном Кавказе происходит некий торг, не способствующий укреплению стабильности.

Складывается ощущение, что, получив должность президента Ингушетии, ГРУ оказалось вынуждено свернуть свой очень важный проект в Чечне. С другой стороны, Рамзан Кадыров, не получив добро на объединение Чечни с Ингушетией, явно обрадован роспуском ненавистных батальонов. Не исключено, что батальоны расформировали из-за конфликта между определенными группами влияния в Москве, которые считают и силовые структуры, и Рамзана Кадырова инструментами в собственной борьбе за полноту федеральной власти: Дмитрий Медведев назначил президента Ингушетии и тут же получил позиционное укрепление Рамзана Кадырова.

Генерал Молтенской сообщил, что Минобороны имеет долги перед военнослужащими батальонов, подразумевая сугубо материальные вопросы. И сказал, что ведется работа по обеспечению военных жильем -- не очень понятно, правда, идет ли речь о тех, кого сохранят в составе рот, или о тех, кого решили рассчитать. В эту, последнюю категорию попадут как минимум несколько сот человек: «Восток» и «Запад» не были линейными батальонами, поэтому их численность в лучшие времена превышала положенную по штату.

Теперь, с учетом уже понесенных кадровых потерь в течение последнего года, омраченного конфликтом с президентом Кадыровым, их ждет как минимум четырех- или пятикратное сокращение. Для того чтобы убедиться, что эти сотни уволенных мужчин с отменным боевым опытом воспримут случившееся как оскорбление и предательство со стороны России, достаточно вспомнить историю «Востока» и «Запада».

Эти названия появились не сразу, но Киплинг все время "ходил" где-то рядом: «Нет востока, и запада нет: что племя, родина, род, когда сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает?» «Восток» и «Запад» возникли поздней осенью 2003 года на основе двух спецрот комендатуры Чечни, укомплектованных чеченцами. Роты воевали с боевиками лучше федералов, потому что знали и местность, и противника, и обычаи своей родины.

В одну из них, ту, что потом стала «Западом», вошли бывшие бойцы антидудаевской оппозиции -- чеченцы, которые дрались за сохранение единства Чечни с Россией еще до того, как сама Россия вступила в эту войну. «Западом» командовал легендарный Саид-Магомед Какиев, будущий Герой России, пытавшийся лично убить Джохара Дудаева и до самого конца сражавшийся с врагами в Грозном, когда город был взят сепаратистскими отрядами Масхадова в августе 1996 года.

Какиеву удалось выбраться из окружения. С началом второй войны он, несмотря на полученные ранения, вернулся в республику и собрал костяк своего старого отряда. Будучи религиозным человеком, он отбирал в «Запад» только приверженцев накшбандийской ветви суфизма, с которой традиционно пыталась выстраивать относительно доверительные отношения советская власть. Об испытаниях, которым подвергались новобранцы, чтобы в «Запад» не попали «шайтаны», ходили легенды, особенно на фоне легкого перехода вчерашних боевиков в ряды кадыровской милиции. В 2006-м «Запад» (как и «Восток») сопровождал российских военных инженеров в Ливан, а затем участвовал в миротворческой миссии в Абхазии.

Неприятности «Запада» начались практически сразу после досрочной отставки президента Алу Алханова, в которой роль конфессиональной принадлежности последнего несколько недооценивается, как она недооценивается и в целом при анализе ситуации в Чечне. Окружение Кадырова увидело в накшбандийцах Саида Какиева возможную военную опору президента Алханова. Сам комбат был вынужден надолго уехать из Чечни и вернуться затем на символическую должность заместителя военного комиссара, а оставшийся за него начштаба батальона Бислан Элимханов постоянно ссорился с кадыровскими силовиками и уже в сентябре этого года получил опаснейшее пулевое ранение.

«Восток» сложился из людей с противоположной стороны линии фронта -- из боевиков влиятельных гудермесских командиров братьев Ямадаевых, которые воевали за независимость в войне 1994--1996 годов и в соответствии с заслугами занимали высокие посты в армии независимой Ичкерии. Ичкерийские генералы Ямадаевы боролись с исламскими фундаменталистами еще при президенте Масхадове. А когда тот не смог противостоять вторжению Басаева в Дагестан и началась вторая чеченская война, Ямадаевы добровольно сдали Гудермес федералам и перешли на российскую службу. Руслан Ямадаев стал заместителем военного коменданта республики. Его брат Джабраил возглавил спецроту, но в 2003 году погиб в Ведено от взрыва заложенной боевиками бомбы. На место Джабраила, посмертно получившего Звезду Героя, пришел другой брат, Сулим, а Руслан тем временем стал одним из руководителей чеченской «Единой России» и был в 2003--2007 годах депутатом Госдумы от Чечни. Героями позднее стали и депутат, и комбат «Востока».

Все Ямадаевы были из того же тейпа беной, что и Ахмат Кадыров и его сын, следовали той же ветви суфийской традиции. Но это не помешало Рамзану Кадырову увидеть в них конкурентов и противников. С согласия своих патронов в Москве, которые считали излишними какие бы то ни было сдержки и противовесы в Чечне и решили сосредоточиться на поддержке одного лидера, Рамзан Кадыров уже в 2005 году отнял у Ямадаевых партию. Иса Ямадаев, избранный от «Единой России» в парламент Чечни, вынужден был его покинуть, Руслан Ямадаев не прошел в 2007-м в новую Госдуму. Всем им вместе припомнили судимость младшего, Бадрудина Ямадаева, который весной 2008 года вместо того, чтобы отбывать наказание, имел неосторожность столкнуться на одной из гудермесских улиц с кортежем президента Чечни. И чуть не спровоцировал локальную войну с применением автоматов и пулеметов.

Комбату, Сулиму Ямадаеву, сначала пытались инкриминировать ряд эпизодов с погромом в станице Бороздиновская летом 2005 года, с похищением двоих родственников московского банкира Абубакара Арсамакова и рейдерским налетом на мясной завод в Петербурге. Но потом отчего-то решили сосредоточиться на обвинении в убийстве некоего Усмана Бацаева, которое случилось в 1998 году, когда Сулим Ямадаев еще не был Героем России и полковником российской армии, а был генералом армии Ичкерии. Сейчас чеченские правоохранительные органы называют убитого Бацаева предпринимателем, а г-н Ямадаев продолжает считать, что убитый был связан с шелковским фундаменталистским джамаатом и ликвидирован как враг.

С весны 2008-го те бойцы «Востока», кто остался верен командиру и не перешел из российской армии в кадыровскую милицию, жили на своих базах в состоянии фактической осады. По требованию Кадырова, Минобороны провело в батальоне проверку и устами замминистра генерала Шаманова обещало часть не расформировывать. Осада продолжалась, но это не мешало ямадаевцам на ротационной основе участвовать в миротворческой миссии РФ в Южной Осетии.

Когда 7 августа там началась война, Сулим Ямадаев, формально отстраненный от командования батальоном, и две роты «Востока» оказались на острие наступавших на Цхинвали и Гори российских частей. По какой-то странной причине российские генералы лгали информагентствам, что чеченских спецчастей в Южной Осетии нет, пока чеченские спецчасти несли потери в цхинвальских пригородах. Сулиму Ямадаеву хватило таланта взять «на броню» нескольких журналистов, в том числе с телевидения. В результате истории о том, как грузины бежали от чеченцев, а осетины встречали их цветами и накрытыми столами, прорвались сквозь странную информационную блокаду. Но наградой полковнику Ямадаеву за участие в войне стали отнюдь не повышения и ордена, а увольнение из рядов вооруженных сил.

24 сентября в Москве был убит Руслан Ямадаев, который вместе с бывшим комендантом Чечни генералом Сергеем Кизюном ехал то ли на консультации в администрацию президента, то ли с этих консультаций. Кто-то распространил слух, будто Сулим Ямадаев на похоронах брата объявил кровную месть Рамзану Кадырову. Сулиму пришлось опровергать эти сведения: на похороны он не ездил, обвинений против Кадырова не выдвигал. Зато Кадыров своих обвинений против Ямадаева не снял: в пятницу следственный комитет при прокуратуре Чечни предписал МВД Чечни обеспечить «принудительный привод» полковника российской армии в связи с обвинением в убийстве г-на Бацаева.

Похожее распоряжение было отдано осенью 2006 года в отношении командира оперативно-боевой группы «Горец» Мовлади Байсарова. «Горец» никак не хотел перейти из федерального в кадыровское подчинение. В итоге Мовлади Байсаров, без видимого толку просивший защиты в Москве, был расстрелян на Ленинском проспекте «при задержании».

Источник: "Время", Иван СУХОВ
Поделиться