Версия для печати 67186 Материалы по теме

Андрей Маковлев Возможность одностороннего отказа от исполнения государственного или муниципального контракта полностью или частично, если такой отказ предусмотрен законом или договором, следует из п. 3 ст. 450 Гражданского кодекса РФ. В каких именно случаях законодательство позволяет воспользоваться данной возможностью и что по этому поводу говорит судебная практика? 

Андрей МАКОВЛЕВ, начальник отдела рассмотрения жалоб Управления размещения госзаказа ФАС России 

Возможность отказа от исполнения контракта предусмотрена в отношении договора подряда (ч. 2 и 3 ст. 715, ст. 717 Гражданского кодекса РФ), в некоторых случаях – в отношении договоров, заключенных без указания срока их действия (ч. 1 ст. 1004, ч. 2 ст. 610 Гражданского кодекса), поскольку в таких случаях возможна потеря интереса в сохранении договорных отношений, и других случаях, например указанных в ст. 463, 475, 480, 484, 486, 489, 490, 509, 515, 715, 716, 719, 737, 896 Гражданского кодекса и др. 

В ст. 523 Гражданского кодекса ус­тановлены специальные правила одностороннего отказа от исполнения договора, призванные обеспечить четкие основания для изменения и расторжения договора, поскольку предусматривают неоднократность нарушения договора одной из сторон как условие одностороннего отказа. 

При ненадлежащем исполнении обязательств по контракту действуют общие правила, указанные в ст. 450 Гражданского кодекса, которая содержит основания для изменения и расторжения договора. Так, договор может быть изменен или расторгнут по требованию стороны договора при существенном нарушении его условий другой стороной. При этом изменение и расторжение договора производится по решению суда. В п. 2 данной статьи определяется понятие существенного нарушения договора, которым признается такое нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. 

Это общее понятие существенного нарушения договора далее раскрывается применительно к договору поставки. В соответствии со ст. 523 Гражданского кодекса нарушение договора поставки поставщиком является существенным в случае поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, а также в случае неоднократного нарушения сроков поставки товаров. Для покупателя в качестве таких условий выступают неоднократное нарушение сроков оплаты товаров и неоднократная невыборка товаров. 

Итак, право на односторонний отказ от исполнения контракта имеет заказчик (покупатель) при неоднократном нарушении поставщиком сроков поставки товаров. При этом под неоднократностью следует понимать нарушение, допущенное не менее двух раз. Но если в заключенном на один год договоре поставки установлена помесячная поставка товаров и поставщик допустил незначительное нарушение срока передачи товаров в двух периодах поставки (допустим, в феврале и июле), можно ли считать данное нарушение существенным и использовать право покупателя на односторонний отказ от исполнения договора? При незначительном нарушении сроков поставки расторжение или изменение в качестве последствия одностороннего отказа покупателя от исполнения договора будет несоразмерным допущенному нарушению. Не исключено, что неоднократность нарушения возможно рассматривать применительно к одному периоду поставки товаров. Допущенное нарушение обязательства одной из сторон два и более раза в один период поставки может повлечь значительный ущерб для потерпевшей стороны, поэтому такое нарушение следует рассматривать как существенное. 

В п. 3 ст. 511 Гражданского кодекса предусмотрено право заказчика (покупателя) при условии уведомления поставщика отказаться от принятия товаров, поставка которых просрочена, если в договоре не предусмотрено иное. Правом отказа от исполнения договора наделен покупатель при обнаружении существенного нарушения требований к качеству товара (п. 2 ст. 475 Гражданского кодекса). При этом в данной статье содержится более широкий набор существенных нарушений качества товаров по сравнению со ст. 523. Помимо недостатков качества товара, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, в ст. 475 указаны и такие нарушения, как: не­устранимые; выявляемые неоднократно; не устраняемые без несоразмерных расходов; проявляющиеся вновь после устранения и т.п. Таким образом, в ст. 523 предусмотрено, по сути, только одно существенное нарушение требований к качеству товаров. 

На практике иногда возникают сложности в определении последствий одностороннего отказа от исполнения договора, а именно в решении вопроса о том, влечет отказ за собой растор­жение договора или здесь имеется в виду право на отказ от исполнения обязательства в отношении конкретной партии товаров, при поставке которой было допущено нарушение. 

Пленумом Высшего Арбитражного Суда РФ дано разъяснение в отношении ст. 509 и 515 Гражданского кодекса. В п. 21 постановления пленума Высшего Арбитражного Суда № 18 указано, что, когда по условиям договора передача товара осуществляется отдельными партиями, отказ от исполнения по основаниям, предусмотренным ст. 509 и 515, влечет расторжение обязательства в целом, если иное не было заявлено в самом отказе. При этом соответствующая сторона вправе требовать возмещения убытков, вызванных изменением или расторжением договора, только если допущенное нарушение является существенным. 

В судебной практике иногда возникают проблемы при разграничении одностороннего отказа с другими способами расторжения договора. В ряде случаев это связано с ошибками в терминологии, которые часто допускаются в договорной практике, – например, если в условиях договора, наделяющих его участников правом на односторонний отказ, вместо термина «односторонний отказ от исполнения договора» употребляется термин «одностороннее расторжение» или «расторжение договора в одностороннем порядке». 

В п. 2 ст. 450 Гражданского кодекса предусмотрено, что односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично может быть преду­смотрен не только законом, но и соглашением сторон. 

Практика Федеральной антимонопольной службы показывает, что стороны не вправе предусматривать в контракте возможность одностороннего отказа от исполнения обязательств, поскольку это противоречит ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», согласно которому расторжение государственного или муниципального контракта допускается по соглашению сторон или решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. 

Однако правоприменительная практика сложилась иначе: суды неоднократно признавали право одной из сторон расторгнуть государственный контракт в одностороннем порядке, обосновывая такое решение ссылкой на нормы Гражданского кодекса. В частности, Высший Арбитражный Суд РФ в определении от 18 декабря 2007 г. № 16057/07 выразил такое понимание п. 8 ст. 9 закона о размещении заказов. Отказывая истцу, обжалующему односторонний отказ государственного учреждения от исполнения обязательств по договору страхования, Высший Арбитражный Суд сослался на неполное воспроизведение истцом положений ст. 9 закона № 94-ФЗ, допускающее их искаженное толкование. Однако истец приводит в жалобе следующий текст статьи: «расторжение государственного контракта допускается только по соглашению сторон или по решению суда». По мнению Высшего Арбитражного Суда, формулировка «по решению суда» искажает оригинальный текст нормы закона «по решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством». То есть положение закона предусматривает расторжение государственного контракта по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, без решения суда. 

Подтверждение позиции, выраженной Высшим Арбитражным Судом, мы находим и в других судебных решениях, например в постановлении ФАС Поволжского округа от 3 июля 2007 г. по делу № А55-5480/2006. Государственное учреждение, являясь заказчиком по договору подряда, расторгло данный договор в одностороннем порядке. Основанием для расторжения явился отзыв у исполнителя лицензии на осуществление профессиональной деятельности. Кроме того, заказчик потребовал возврата денежных средств и пеней за неисполнение обязательств. 

В обоснование своей позиции заказчик ссылается на положения п. 3 ст. 715 и п. 3 ст. 723, согласно которым, если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разум­ный срок для устранения недостатков, а при неисполнении подрядчиком этого требования в назначенный срок – отказаться от договора подряда. Кроме того, если отступления от условий договора подряда или иные недостатки работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков. Следует отметить, что позиция истца в данном случае небезупречна. Гражданский кодекс РФ связывает возможность расторжения договора в одностороннем порядке с назначением заказчиком разумного срока для устранения недостатков. Информации о назначении такого срока в данном случае в суд представлено не было. 

Ответчик, в свою очередь, ссылается на п. 8 ст. 9 закона № 94-ФЗ, считая, что для государственных контрактов специальной нормой закона установлен особый режим расторжения: только по соглашению сторон или решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. 

Суд в данном случае отдал предпочтение нормам Гражданского кодекса РФ, постановив, что ответчик не исполнил своего обязательства к установленному договором сроку, и это давало истцу право в одностороннем порядке отказаться от договора. 

После вступления в силу с 1 января 2006 г. закона № 94-ФЗ данная норма дважды дополнялась. Сначала был введен подп. 8.1, регламентирующий порядок и последствия расторжения контракта в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением поставщиком (исполнителем, подрядчиком) своих обязательств по такому контракту (20 апреля 2007 г.), затем появился подп. 8.2, посвященный упрощенному порядку заключения нового государственного контракта в случае вынесения судом определения об обеспечении иска о расторжении действующего государственного контракта на отдельные категории товаров и услуг (24 июля 2007 г.). 

Как видно, изначальная формулировка оказалась значительно скорректированной: государственным и муниципальным заказчикам были предоставлены дополнительные гарантии при осуществлении хозяйственной деятельности, что позволило обеспечить защиту бюджетным средствам, выделяемым на исполнение государственных или муниципальных контрактов. 

Выводы

В соответствии со ст. 450 Гражданского кодекса РФ расторжение договора возможно по соглашению сторон, по решению суда или в одностороннем порядке, если это предусмотрено законом или договором. Содержащееся в договоре условие о его расторжении в одностороннем порядке выполняется в случаях, когда иное не вытекает из закона или существа обязательства. 

Согласно ст. 310 Гражданского кодекса односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом, а также договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. 

Частью 8 ст. 9 закона № 94-ФЗ устанавливается, что расторжение государственного или муниципального контракта допускается по соглашению сторон или решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. 

Таким образом, налицо крайняя несогласованность имеющихся норм гражданского права и законодательства о размещении заказов. Зачастую непонятно, почему законодатель в отношении одного нарушения специально предусматривает право кредитора на расторжение договора, а применительно ко многим другим нарушениям этого не делает. С точки зрения логики организации гражданско-правовых норм в Особенной части Гражданского кодекса должны располагаться только те нормы, которые отражают специ­фику соответствующего вида договора и отличаются от общих положений об обязательствах и договорах. Повторять общие правила применительно к отдельным видам договоров, причем используя другую терминологию и не задумываясь над совместимостью специальных норм с общими положениями, не следует: это перегружает правовое регулирование, а иногда приводит к нежелательной путанице. Большинство из проанализированных выше специальных норм, касающихся расторжения договоров, можно было бы не включать в текст закона, поскольку они не привносят в правовое регулирование ничего принципиально нового. 

Из вышесказанного следует необходимость гармонизации норм Гражданского кодекса и закона № 94-ФЗ в части условий расторжения договоров и приведения их в соответствие с определенной системой, в основе которой должны лежать соображения разум­ности, справедливости и эффективности. 

Поделиться