Версия для печати 718 Материалы по теме
Путин и Тимошенко
Более пяти часов провели в переговорах в субботу вечером Владимир Путин и Юлия Тимошенко. Принципиальные договоренности о поставках российского газа на Украину и его транзите в Европу были достигнуты во втором часу ночи на воскресенье. А если учесть, что премьеры встретились в Белом доме около 4 часов дня, чтобы затем вместе поехать в Кремль на международную конференцию по вопросу доставки газа европейским потребителям и затем снова вернуться на Краснопресненскую набережную, то премьеры провели вместе больше девяти часов.

«Добрый вечер, -- приветствовал за полночь г-н Путин журналистов, ждавших окончания переговоров. -- Хотим проинформировать вас о том, что в ходе переговоров удалось достичь договоренности о том, что в торговле природным газом Россия и Украина переходят на европейскую формулу образования цены». По словам г-на Путина, стороны «согласились с тем, что в 2009 году украинским партнерам будет сделана скидка 20%, при условии сохранения льготного тарифа прокачки российского газа европейским потребителям по территории Украины в 2009 году по цене этой прокачки 2008 года». «Вместе с тем мы также условились, что с 1 января 2010 года мы целиком и полностью перейдем на ценообразование и на образование тарифа прокачки в полном соответствии с европейскими стандартами без всяких изъятий и скидок как по транзиту, так и по цене на газ», -- заявил глава Белого дома. Г-жа Тимошенко сообщила, что руководителям «Нафтогаза» и «Газпрома» даны поручения подготовить все необходимые документы «до понедельника». Сразу после их подписания, пообещала она, «будут восстановлены все потоки транзита газа в Европу, все поставки газа в Европу».

Сегодня Юлия Тимошенко должна вновь прибыть в Москву, чтобы лично участвовать в церемонии подписания контрактов (вчера на момент сдачи номера в печать документы не были готовы к подписанию, а полной картины договоренностей, вероятно, не было ни у кого). Возможно, этим и завершится практически непрерывный двухнедельный марафон срочных телефонных звонков, экстренных визитов и саммитов и взаимных обвинений. И если некоторые страны Восточной Европы, до которых перестал доходить российский газ, говорили о возможности ввода чрезвычайного положения, то российское руководство последние дни точно провело в режиме ЧП.

На фоне договоренностей, достигнутых к двум часам ночи на воскресенье, трудно однозначно оценить эффективность международной конференции по обеспечению доставки российского газа потребителям в Европе, которую созвал в субботу в Кремле президент России Дмитрий Медведев. Она собрала десять делегаций. Европейский союз представлял комиссар по энергетике Андрис Пиебалгс и министр промышленности и торговли Чехии (страны, председательствующей в ЕС) Мартин Ржиман.

По некоторым данным, Брюсселю пришлось постараться, чтобы голос Единой Европы и на московской конференции звучал единым. По словам дипломатического источника «Времени новостей», в Москву был готов приехать, например, итальянский премьер Сильвио Берлускони, чья страна ощутила на себе недопоставку газа. По данным нашего собеседника, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу лично звонил главам ряда государств ЕС, убеждая их предоставить миссию участия в московской конференции гг. Пиебалгсу и Ржиману (то есть не ездить самим).

И, видимо, не случайно Мартин Ржиман еще в субботу вечером поспешил заявить, что Чехия как председатель ЕС «не удовлетворена результатами встречи глав государств и правительств по газу в Москве». «Мы ожидали, что стороны объявят о достижении договоренности о возобновлении поставок, однако этого не произошло», -- пояснил чешский министр, добавив все-таки, что сам факт переговоров позитивен.

Безусловно, возобновление транзита было и остается вопросом номер один. Но если бы у Дмитрия Медведева была цель отчитаться о достижении договоренностей, то, вероятно, не стоило бы и проводить конференцию. Президент России четко сказал, что у конференции есть и второй повод, который сам он считает, «как ни странно, еще более важным». «На примере нынешнего кризиса все мы убедились и в том, что нынешние международные регуляторы такого рода ситуаций не являются эффективными, в том числе и международное право в этой части. Я могу сказать откровенно, на мой взгляд, и Энергетическая хартия, которая частью стран ратифицирована, частью не ратифицирована, к сожалению, такого рода вопросы не решает, и мы должны подумать о том, какие новые международные соглашения могли бы в будущем снимать проблемы такого порядка», -- сказал российский президент, открывая конференцию. По его мнению, кризис показал необходимость «эффективного, постоянно действующего международного механизма, который в будущем не позволит возникать таким ситуациям, который будет обеспечивать нормальный транзит».

Очевидно, что г-н Медведев пытался привлечь внимание собравшихся к тому, что ни полное присоединение Украины к Энергетической хартии, ни наличие действующего до 2010 года контракта на транзит не удержали Киев от прекращения этого транзита. Позже на пресс-конференции российский президент сказал, что «высоко оценивает» состоявшуюся дискуссию. Но на самом деле о том, дошел ли до сознания участников встречи его сигнал, судить пока рано. Это станет ясно из последующих шагов, в том числе готовности совместно работать над предупреждением подобных кризисов.

Критики Москвы в Европе полагают, что российские власти сильно недооценивают те последствия, к которым привел аналогичный газовый кризис в 2006 года. Так, Франк Умбах из Центра исследований в области европейской безопасности напоминает, что планируемая ЕС диверсификация источников газа вместе с развитием других источников энергии -- «реальная альтернатива» росту импортной зависимости от «Газпрома». Однако в ответ следует заметить, что в Брюсселе и ряде европейских государств так же демонстративно недооценивают готовность Москвы к конструктивному взаимодействию, выражающуюся в новых капиталовложениях в добычу и транспортировку газа и, кроме того, в допуске иностранных инвесторов в проекты по разработке недр.

Однако, строя модели энергетического будущего, и тем и другим следует иметь в виду вероятность вмешательства внесистемных факторов - таких, как внутриполитический кризис на Украине. Как бы ни хотели в Европе закрыть на это глаза, но «сигнальный выстрел» в нынешней «войне» прозвучал в тот момент, когда президент и премьер-министр Украины сочли возможным разыграть в борьбе друг с другом «карту» газовых взаимоотношений с Россией. Гг. Ющенко и Тимошенко следовало понимать, что это в этой теме им жизненно важно быть сплоченными - Москва не питает симпатии ни к президенту, ни к премьер-министру Украины, хорошо знает об их разногласиях, а потому с радостью поучаствует в этой игре. Не случайно Дмитрий Медведев на субботней пресс-конференции с видимым удовольствием отвечал на вопрос, имеет ли Юлия Тимошенко необходимый мандат от президента на московских переговорах.

До очередных президентских выборов на Украине остается еще год, и не факт, что политические лидеры в Киеве вновь не поднимут друг на друга «газовое оружие». Европе стоит быть настороже.

Тем временем «Газпром» и «Нафтогаз Украины» все прошедшие сутки посвятили выполнению поручения премьер-министров двух стран, а именно готовили к подписанию новые версии контракта на транзит газа в Европу и договора на поставку газа для нужд Украины. Кроме того, стороны работали над документальным урегулированием ряда других деталей сотрудничества. Во-первых, вопроса о полном погашении задолженности «Нафтогаза Украины» перед швейцарским трейдером RosUkrEnergo, который поставлял газ украинскому концерну последние 9 месяцев. Официальные лица в руководстве России и «Газпрома» оценивали сумму оставшегося долга в 614 млн долл. на 1 января 2009 года и называли ее выплату одним из условий подписания нового контракта на поставку газа. Во-вторых, вопросов, связанных с выполнением договорных обязательств RUE перед европейскими потребителями в текущем году. У трейдера есть действующий контракт на поставку газа польской компании PGNiG до конца 2009 года, а также долгосрочные соглашения с венгерской фирмой Emfez (принадлежит совладельцу RUE Дмитрию Фирташу), дочкой «Газпрома» Gazprom Germania и покупателями в Румынии. Объем обязательств оценивается в 7-8 млрд кубометров. Компании принадлежит около 11,4 млрд кубометров газа в подземных хранилищах «Нафтогаза».

Из ночных заявлений Путина и Тимошенко следует, что в первом квартале 2009 года Украина будет приобретать российский газ (в том числе и для технологических нужд по европейской цене минус скидка), а ставка транзита сохранится на прошлогоднем уровне (1,7 долл. за тыс. кубометров). Цена российского газа в странах Восточной Европы (в частности, в граничащей с Украиной Словакией) сейчас составляет около 470 долл. за тыс. кубометров, со скидкой получится 380 долл. за тыс. кубометров. Но это только в первом квартале. Во втором квартале европейская цена, которая будет рассчитываться на базе средней стоимости корзины газойля и мазута в Европе в апреле-декабре 2008 года, очевидно, снизится.

По оценкам «Времени новостей», с 1 апреля восточноевропейская цена уменьшится примерно до 400-410 долл. за тыс. кубометров, а украинская, соответственно, должна составить 320-330 долларов. О дальнейшем ценообразовании сейчас можно лишь предполагать, поскольку при расчетах на третий квартал нужно будет учитывать цены мазута и газойля в январе-марте 2009 года. Но уже ясно, что если цена нефти вдруг не рванет к 100 долл., в июне-сентябре газ в Европе будет стоить намного дешевле. При сохранении нынешней динамики на нефтяном рынке до конца квартала (баррель около 40-45 долл.), цена газа упадет примерно на четверть -- до 295-300 долл. за тыс кубометров. То есть Киев сможет покупать газ по 240 долл. за тыс. кубометров. Цену последнего квартала 2009 года прогнозировать еще сложнее, но если в первом полугодии нефть будет стоить примерно столько же, сколько и сейчас, цена для Украины будет даже ниже, чем прошлогодние 179,5 долл. за тыс. кубометров. Снижение цены нефти до 30 долларов за баррель приведет к тому, что по 180 долл. российский газ будет продаваться в Европе, а на украинской границе «рыночная цена» составит 145 долл. за тыс. кубометров. Останется ли в живых к тому моменту украинская промышленность, которая и так сильно пострадала из-за кризиса, неизвестно.

Фиксация транзитной ставки на 2009 год означает, что при транспортировке 120 млрд кубометров российского газа в Европу «Нафтогаза» получит примерно 2,2 млрд долларов за транзит (или 550 млн долл. в квартал). При этом покупка газа для технологических нужд по европейской цене с озвученной скидкой обойдется украинскому концерну в 720 млн долларов, а во втором - примерно в 600 млн долл (если учитывать озвученную Киевом потребность в 21 млн кубометров в сутки). Каким образом «Нафтогаз Украины» будет рассчитываться за закупки газа в таких условиях, непонятно. Но не стоит исключать, что в условиях кризиса ситуация будет развиваться стандартным путем - долги будут накапливаться. Впрочем, по данным «Времени новостей», реальная суточная потребность «Укртрансгаза» в топливном газе для осуществления транзита в два раза меньше (10-11 млн кубометров). А значит, и затраты на его приобретение будут существенно ниже.

Есть еще один важный момент -- сколько газа понадобится самой Украине в условиях кризиса. В переговорах, которые завершились провалом в конце прошлого года, фигурировала цифра 46 млрд кубометров импортного газа в 2009 году. Это на 10 млрд кубометров меньше, чем в минувшем. Но все равно может оказаться чересчур оптимистично в условиях фактически двукратного повышения цен на газ для Украины в первом полугодии. Кроме того, не ясна судьба квоты компании «Газпром сбыт Украина» на продажу газа промышленным потребителям этой страны. В прошлом году она составляла 7,5 млрд кубометров, но выбрать ее целиком компания не смогла из-за падения спроса.

Окончательный переход на рыночные цену газа и ставку на транзит, который, по словам г-на Путина, произойдет через год, также вызывает много вопросов. Если с ценой ситуация более или менее ясна (нужно будет отменить скидку), то с платой за транзит все гораздо сложнее. В Киеве, ссылаясь на европейские тарифы на транзит, говорили и о 2 долл. за тыс. кубометров на 100 км, и о 3,7 долл., и даже о 9,2 долл. Мировая практика на этот счет предполагает, что транзитная ставка формируется на базе загруженности системы и реальных затрат (амортизация, топливный газ, операционные затраты) плюс норма прибыли. Таким образом, ставка зависит от «рыночной конъюнктуры» лишь отчасти (за счет топливного газа), а в большей степени -- от состояния самой транспортной системы и коммерческих договоренностей поставщика и транзитера о норме прибыли.

Источник: Андрей ДЕНИСОВ, Алексей ГРИВАЧ, "Время"
Поделиться