Версия для печати 4605 Материалы по теме
Арсений Зверев (1900–1969 гг.) – один из самых легендарных финансистов в истории российских финансов. Начав в 12 лет работать на текстильной фабрике, в 38 лет, в 1938 году, он стал министром финансов Союза Советских Социалистических Республик. На его долю выпал один из самых тяжелых этапов становления нашего государства после Февральской революции: развитие сельского хозяйства, подъем промышленного производства, коллективизация. Однако в полной мере финансовый талант этого человека раскрылся во время Великой Отечественной войны. Сегодня мы предлагаем выдержки из записок министра о тех тяжелых днях.

солдат-ВОВ
«…Когда грянула Великая Отечественная война, перед финансовой системой были поставлены исключительные задачи. Требовалось мобилизовать крупные денежные средства, направив их на обеспечение нужд хозяйств, работавших под лозунгом: «Все для фронта, все для победы». Следовало немедленно сосредоточить в руках государства максимум финансовых ресурсов.
В первый год военные расходы составили 8,9 миллиарда рублей. Изыскать столь большие средства, существенно превышавшие то, что было запланировано на 1941 год, оказалось нелегко. Мешали помимо чисто военных причин (отступление, временная потеря территории с ее материальными и людскими ресурсами, эвакуация и т. д.) еще и некоторые диспропорции в развитии хозяйства, сохранявшиеся с довоенного времени. В те годы металлургическая и химическая промышленность не удовлетворяла в полной мере потребностей страны. Не была завершена реконструкция железнодорожного транспорта. Отставало сельское хозяйство. А огромный размах военных действий и необходимость оснащать армию современной техникой требовали очень крупных затрат. С 1 июля 1941 года до 1 января 1946 года расходы, связанные с запросами только Наркоматов обороны и Военно-морского флота, составили 55,1 миллиарда рублей – около 52,2% всех расходов госбюджета за этот период.
Еще в начале Великой Отечественной войны Центральный Комитет партии, Государственный Комитет обороны, Госплан СССР и Наркомат финансов начали заниматься изысканием средств для помощи семьям погибших на фронте воинов и инвалидам войны. В результате были назначены многочисленные пенсии и пособия, организованы специальные республиканские и местные органы по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих. За четыре с половиной года на оплату таких пенсий и пособий только за счет госбюджета было израсходовано более 5 миллиардов рублей. Наркомат финансов решал задачи: изыскания средств на перестройку отраслей народного хозяйства, на эвакуацию предприятий и кадров из угрожаемых зон, организацию их работы в восточных районах, на срочное расширение военной промышленности и самих Вооруженных Сил. Эти задачи были главными на весь военный период.
Главный упор при решении этих задач был сделан на формирование госбюджета – это лучшее средство организации экономики, ее мобилизация, перестройка и контроль в полной мере. В результате 57–58% национального дохода, 65–68% промышленной и около 25% сельскохозяйственной продукции удалось использовать непосредственно на военные нужды.
Перестраивая финансы в военных целях, мы решили в основном ориентироваться на изменение соотношений в распределении национального дохода по фондам накопления, потребления и военных расходов. Пришлось уменьшить затраты на расширенное воспроизводство и сократить долю национального дохода, шедшую на личное потребление гражданского населения. Иначе стали строиться в материальной сфере отношения между государством и предприятиями, хозяйственными организациями, кооперацией и населением. В силу военной необходимости уменьшились затраты на социально-культурные цели. Увеличились поступления в бюджет от населения в виде налогов, а также добровольных взносов и займов.
Большое внимание в годы войны уделялось финансированию затрат на обучение молодых рабочих, взамен ушедших на фронт отцов и старших братьев. Крупные суммы были израсходованы на училища трудовых резервов, а также, невзирая на военные тяготы, в достаточно больших размерах на просвещение, науку, здравоохранение, социальное обеспечение. Своевременный отпуск средств позволил ремесленным училищам и школам фабрично-заводского обучения выпустить и передать народному хозяйству в период войны около 500 тысяч квалифицированных рабочих.
танк-берлин
Была введена «коммерческая» торговля с повышенными ценами на некоторые товары. Но цены на товары, отпускаемые по карточкам, остались неизменными. С введением «коммерческой» торговли государство могло воздействовать на уровень рыночных цен. Постепенно коммерческие цены снижались. Государство же за 1944–1945 годы получило от «коммерческой» торговли 1,6 миллиарда рублей дополнительных доходов. Все они были отнесены на текущий счет Вооруженных Сил.
Еще одним источником пополнения военного бюджета явилась мобилизация так называемых свободных финансовых ресурсов промышленности, торговли и банков долгосрочных вложений. Это дало свыше 2 миллиардов рублей. В целом за четыре с половиной военных года поступления от государственных предприятий только по двум основным каналам (отчисления от прибылей и налог с оборота) составили 47,3 миллиарда рублей, то есть около 45% всех доходов госбюджета. Советские труженики помогали Родине чем только могли. За четыре с половиной года поступления от населения составили 13, 3 млрд. рублей, то есть 13% доходов госбюджета. По инициативе граждан был образован Фонд обороны. Лишь до конца 1943 года в него поступило 1,2 миллиарда рублей, не считая натуральных взносов в виде продуктов, вещей, драгоценностей и т. д.
Общая сумма поступлений по налогам и добровольным взносам в период войны составила 27 миллиардов рублей, то есть более 26,4 процента доходов госбюджета.
Еще одной формой участия населения в военных расходах страны были денежно-вещевые лотереи. В 1941–1944 годах провели четыре такие лотереи, давшие 1,2 миллиарда рублей. Значительные средства составила денежная компенсация за отпуска, перечисленная в спецвклады. Общая сумма ее равнялась 1,1 миллиарда рублей. Все это имело исключительное значение для денежного баланса Госбанка СССР. Дело в том, что возврат денежной наличности в банк происходит в основном через товарооборот в системе торговли. Так, до и после войны выручка от продажи товаров равнялась примерно 100–108% от суммы выданной трудящимся заработной платы. А во время войны выручка уменьшилась вдвое. Необходимый прирост денежных средств в кассах Госбанка обеспечивался в значительной мере путем налоговых платежей и добровольных взносов населения.
Во время войны принципиальных перемен в финансовой системе не было. Однако в организации повседневной службы были некоторые изменения. 5 мая 1943 года утверждена особая инструкция по делопроизводству в центральном аппарате НКФ СССР. Она касалась и таких вопросов, как организация дела в целом, обращение с почтой, порядок исполнения документов, внутренний контроль, архивные дела и т. п. Руководство Наркомата требовало от местных организаций поощрять отличившихся работников. Еще в июле 1942 года был учрежден новый нагрудный значок «Отличнику финансовой работы», вручавшийся лучшим сотрудникам финансовых органов, органов гострудсберкасс и госкредита, госстраха и банков долгосрочных вложений.
Стремление помочь фронту, заставляло людей находить все новые источники средств. Немало давала и борьба за экономию материальных ресурсов, готовых изделий и сырья. Фронт требовал горючего. Чтобы добывать нефть, нужны особые виды трубопроката. Все заявки не могли быть удовлетворены заводами. Тогда нефтяники приисков на острове Артема, выступившие инициаторами в этом почине, организовали серию водолазных поисков. Они подняли со дна моря многое из того «старья», в котором в мирное время не нуждались. Отремонтировали, наладили и пустили в ход свои находки. В результате Наркомчермет смог отдать ценные виды проката танковым заводам.
на танке
Положительную роль сыграло установление новых правил взимания налогов. В июле 1941 года утвердили временную надбавку к подоходному налогу. В январе этого же года ее заменил социальный военный налог. Поступления от него за 1942 год составили 7,2 миллиардов рублей. В октябре 1941 года был введен налог на холостяков, одиноких и бездетных граждан, давший 0,8 миллиардов рублей. В июне 1943 года были внесены изменения в сельскохозяйственный налог. Крупный экономический эффект был достигнут благодаря сокращению сроков подписки на заем. Постепенные вложения в хозяйство ряда небольших сумм, хотя бы и достаточно значительных в совокупности, не шли ни в какое сравнение с той огромной помощью делу обороны, которую оказали советские люди, подписавшись в 1942 году на 10-миллиардный военный заем за два дня.
Ни финансы в целом, ни денежно-кредитная система СССР, как уже отмечалось выше, не претерпели в годы Великой Отечественной войны принципиальных изменений. Однако огромное напряжение сил страны и требования новой обстановки внесли свои коррективы в обычное функционирование денег и в кредитные расчеты. За первые два года войны наметилось существенное превышение расходов над доходами. Бюджетный дефицит породил дополнительную денежную эмиссию. К концу войны общее количество выпущенных в обращение денег возросло у нас довольно сильно.
Война породила новые пропорции в хозяйстве. Например, в оборонной промышленности выросла заработная плата. Повысились рыночные цены на сельскохозяйственные продукты. Выросли денежное содержание военнослужащих, пособия их семьям и пенсии инвалидам. А у государства, переключившего почти всю промышленность на военные рельсы, не было достаточно товаров.
В этих нелегких условиях удавалось все же наращивать товарные фонды таким путем, как расширение производства местных товаров. Но для этого нужны были особые накопления, которыми местная промышленность не располагала. Поэтому Госбанк стимулировал ее деятельность специальными кредитами. Для сокращения пути этих товаров к покупателю банки строго контролировали выполнение кассовых планов; следили за розничным товарооборотом и по отдельным системам, и по районам; боролись за устранение всяких задержек в оптовых базах, на складах и в розничной сети.
Удельный вес кредитов не изменился, но структура вложений по отраслям перестроилась в пользу тяжелой промышленности. Переход на карточное снабжение населения и сокращение ассортимента товаров ширпотреба заставили Госбанк с конца 1943 года предоставлять кредиты на сроки, которые не дифференцировались по разным видам продукции, как раньше, а устанавливались в среднем исходя из плановых норм.
Финансисты Вооруженных Сил носили в годы войны на петлицах эмблему – серебристую звезду меж двух пучков колосьев. Эти люди ведали теми большими средствами, которые выделялись из бюджета страны на финансовое обеспечение Вооруженных Сил.
В годы войны структура финансового ведомства в основном себя оправдала, хотя некоторая перестройка оказалась неизбежной. В июне 1941 года фронтам и военным округам было ассигновано 4,7 миллиарда рублей. Расходы же составили только 3 миллиарда. Уже в 1942 году финорганы РККА справились с исполнением сметы Наркомата обороны. В следующем году был существенно уточнен порядок финпланирования. Так, лимит, определенный с 1 августа 1942 года для Западного фронта в 5,5 миллиона рублей, с 1 января 1943 года был установлен в 4 миллиона, то есть со снижением, поскольку главные боевые операции развернулись в других районах. Юго-Западному фронту снизили цифру с 2 до 0,6 миллионов, а Ленинградскому фронту повысили с 4,5 до 6 миллионов рублей.
Немалые сложности довелось преодолеть при упорядочении пенсионной работы. До 1942 года пенсионное обеспечение входило в ведение отделов кадров военных округов. В целом численность пенсионеров, обеспечиваемых через НКО, возросла за военные годы в 18 раз. Государственные же расходы на соответствующие пенсии увеличились в 1945 году по сравнению с 1940 годом в 96 раз.
Немало забот и хлопот доставили дела, связанные с валютной интервенцией фашистов на территории СССР. В первые же дни Великой Отечественной войны, когда нам пришлось отступать, грабители сумели «наложить лапу» на советские денежные средства, захваченные в сберкассах и банках. Кроме того, большую сумму денег они собрали при массовых обысках у населения. Они вывезли в Германию около 4 миллиардов рублей советской валюты. Некоторую ее часть оккупанты использовали для снабжения засылавшихся к нам шпионов и диверсантов.
Враг пытался подорвать нашу экономику и вызвать инфляцию заброской к нам крупных партий фальшивых рублей. Гитлеровский Рейхсбанк заставлял всех своих союзников передавать им советские деньги. Эта операция, конечной целью которой было изъятие рублей из обращения и навязывание оккупационных марок, имела обратный результат. После победы обнаруженные Красной Армией в Рейхсбанке наши деньги были оприходованы и полностью возвращены законному владельцу – Советскому Союзу.
Что касается обращения немецких денег на временно оккупированной территории, то они не сумели вытеснить наш рубль. Вынужденно используя оккупационную марку, поскольку, естественно, выдачи зарплаты в рублях там не производилось, советские граждане берегли уцелевшие у них рубли. По многочисленным свидетельствам лиц, переживших оккупацию, если нужно было совершить на «черном рынке» важную покупку и продавец не хотел брать за товар немецкие марки, покупатель, оглянувшись, сообщал: «Заплачу советскими».
Мы же в свою очередь не забывали о необходимости наносить удар по врагу не только оружием, но и экономическим путем: наши партизаны и подпольные центры на оккупированной территории специально снабжались советскими деньгами. Правительство СССР выделило для этой цели особый фонд.
Каков же общий итог деятельности советских финансовых органов в военное время? Ответ может быть один: все военные потребности страны были обеспеченны необходимыми средствами, а госбюджет СССР уже в 1944 году имел заметное превышение доходов над расходами. За этой короткой фразой – напряженный труд всего советского народа, в том числе финансовых отделов…».

Поделиться