Версия для печати 1668 Материалы по теме
кадыров
Так сложилось, что тема Чеченской Республики с некоторых пор практически ушла с телеэкранов и исчезла с полос газет.

Соответственно, не появлялось в СМИ и комментариев президента Чеченской Республики, хотя накопилось много всего, о чем хотелось бы с ним поговорить, - и мировой кризис, и преобразования в республике, и развитие местного самоуправления. Но это интервью с Рамзаном Кадыровым заранее не планировалось, как обычно бывает с VIP-персонами. Так получилось, что, оказавшись в Чечне, я попросил о встрече с президентом без предварительного согласования. Рамзан Кадыров согласился.

Российская газета: Рамзан Ахматович, для начала ставший уже традиционным, наверное, вопрос - про кризис. Он всех волнует, все знают, что кризис шагает по планете. А как он сказался на жителях и планах развития республики?
Рамзан Кадыров: Мы чувствуем кризис, как и все. Насколько я знаю, прогнозируется снижение финансирования нашей республики примерно на 15 процентов. Если это произойдет, для нас будет большой удар. Но не смертельный. Хотя я все же направил письмо в Москву и надеюсь отстоять этот пункт бюджета без уменьшения.

РГ: Удастся?
Кадыров: Не знаю, постараюсь. Но я хотел бы сказать, что мы сейчас перешли к новой стадии, которая дает нам шансы пройти кризис вообще без потерь. Остались в прошлом не только стадия прекращения войны, но и стадия восстановления разрушенного хозяйства. Теперь мы приступаем к полноценному развитию республики.

РГ: То есть Чеченская Республика перестала быть "горячей точкой"?
Кадыров: Все, об этом можно забыть. Кто не верит, пусть приедет в Грозный или любой другой наш населенный пункт. Хотя, наверное, Грозный наиболее показателен, потому что от прошедшей войны он пострадал больше других городов. Были годы, когда его по разрушениям даже сравнивали со Сталинградом. В настоящее время наша столица - это цветущий сад, с клумбами, новыми проспектами, ландшафтным дизайном парков, новыми домами, причем не только в центре города. Город ночью весь в огнях, на улице не увидите ни бумажки, ни окурка. Гулять и с девушкой, и в одиночку можно безбоязненно до утра.

РГ: Как говорится - картина, достойная кисти художника. Проблемы решены?
Кадыров: Теперь у нас другая проблема - высвобождаются рабочие руки. Если раньше большое количество чеченцев было занято на стройках, на объектах инфраструктуры - например, на восстановлении канализации, электричества, водоснабжения, то теперь надо думать, чем занять эти руки. Нельзя, чтобы труженики стали безработными. Правда, тут у нас тоже есть свой план, и его надо вводить немедленно, чтобы не было пауз и возможной вынужденной временной безработицы.

РГ: То, что в Грозном есть свет и вода, работает канализация, я уже убедился. А как в других местах?
Кадыров: Практически везде есть и вода, и свет, и газ. Даже в самых отдаленных селах, там, где в советское время этого не было. Да что вода, мы уже развиваем промышленность и сельское хозяйство. До войны 75 процентов населения республики трудилось в сельском хозяйстве. На севере Чечни госхозы работают уже вполне успешно. Планируем поднять еще 80 госхозов. Я лично курирую развитие госхоза "Искра" в родном Центорое. Уверен, если будет хлеб и возделанная пашня, то никакой кризис нам не страшен.

У нас принята республиканская программа производства продукции сельского хозяйства. Во всех категориях хозяйств к 2012 году сельхозпроизводство должно вырасти по сравнению с 2006 годом более чем на 72 процента, а среднегодовой прирост объема сельхозпродукции за пятилетний период должен составить более 14 процентов. Но и кроме этого, уверен, будут успехи.

РГ: В промышленности, энергетике?

Кадыров: Сейчас Чечня - благоприятная зона для инвестиционных вложений. Мы подготовили ряд инвестиционных проектов, реализация которых позволит поднять экономику республики. У нас побывала делегация бизнесменов из Объединенных Арабских Эмиратов во главе с вице-президентом международной компании S.A.L. Валидом Сайд Саил Салманом. В основном компания специализируется в газово-энергетической, промышленной сфере и производстве транспортной и жилищно-коммунальной инфраструктуры. Она считается восьмой в мире по своим масштабам, работает в 48 странах мира.

Гостям предоставили на выбор пять инвестиционных проектов - использование гидроэнергетических ресурсов на реке Аргун, создание производства автомобилей и автокомпонентов, восстановление и реконструкция Аргунской ТЭЦ, организация строительства и эксплуатации в Грозном гостиничного комплекса "Кавказ", а также второй этап восстановления аэропорта Грозный. Компания выбрала аэропорт и проект в газово-энергетической сфере.

В мае прошлого года в Грозном подписан контракт между ГУП "Аргунэнерго" и фирмой из Словении RIKO GROUP. Запланировано строительство десяти каскадных ГЭС на Аргуне, начиная с села Чири-Юрт и кончая высокогорным райцентром Итум-Кали. Общая мощность составит до 800 мегаватт. Для сравнения: сейчас вся Чечня потребляет около 380 мегаватт. Проект должен быть осуществлен в течение пяти лет, при этом будут соблюдены все самые строгие санитарно-экологические нормы.

И это только начало. Около 15 крупных банков выразили желание вложить в республику свои инвестиции. По прогнозам, общих инвестиционных вливаний ожидается приток в республику уже в этом году порядка 50 миллиардов рублей.

РГ: Помнится, примерно в 2002 году, когда Грозный еще лежал в руинах, ваш отец встречался с комиссаром Совета Европы Альваро Хиль-Роблесом. На вопрос гостя, сколько нужно денег для полного восстановления республики, Ахмат-Хаджи мгновенно назвал цифру: сто миллиардов рублей. Тогда это показалось почти немыслимой суммой. А сейчас вы оперируете сопоставимыми цифрами, оценивая инвестиции за год. Не преувеличиваете?
Кадыров: Хотите поймать меня на слове? Попомните: через пять лет вы Чечню вообще не узнаете.

Например, строительство ГЭС считается на сегодняшний день самым крупным инвестиционным проектом. И это не прожекты, не воздушные замки. Реализация начнется уже в апреле этого года и позволит не только вырабатывать дешевую энергию, которую можно будет даже продавать на экспорт, но и создать тысячи новых рабочих мест.

Кстати, словенцы не первый раз в Чечне, и в последний приезд привезли технические решения для автосборочного аргунского завода, скотоводческого хозяйства и молочного производства, а также для завода по производству обуви. Помимо них у нас сложились хорошие деловые отношения с турецкими и южнокорейскими бизнесменами. Корейцы, например, будут строить в республике крупное предприятие по сборке высокотехнологичной электроники. Причем продукция будет выпускаться под чеченской маркой "Аймани".

РГ: В прошлом году много шума наделало ваше заявление о строительстве в Чеченской Республике филиала АвтоВАЗа. Не отказались от выпуска "Жигулей" после многочисленных колких комментариев в прессе?
Кадыров: Это абсолютно реальный и серьезный проект. Правительством Чечни и ОАО "АвтоВАЗ" разработана программа создания и перспективного развития автомобильной отрасли республики. К 2012 году, думаю, выйдем на проектную мощность по выпуску 60 тысяч автомобилей в год. Причем именно выпуску, а не сборке, потому что автокомпоненты тоже будут производиться у нас.

РГ: Есть опасность, что в кризисные времена может случиться затоваривание не самых популярных "Лад". Не боитесь?
Кадыров: У нас огромные внутренние резервы. Наши действующие предприятия и сейчас работают главным образом за счет внутренних резервов, при полном отсутствии финансирования, инвестиций, госзаказов и оборотных средств. И при этом за год выпуск у наших заводов увеличился на 126,9 процента. Понимаете, когда все разрушено, а спрос огромен, довольно легко развивать производство.

РГ: А какая сейчас в Чеченской Республике промышленность и средняя зарплата у людей? Сознаюсь: спрашиваю, а сам ловлю себя на мысли, что слово "промышленность" может быть еще призрачно?
Кадыров: Ну и зря. У нас за прошлый год, например, на предприятиях освоено около 300 наименований товарной продукции и видов услуг, из которых продукция, выпускаемая ООО "Электропульт-Грозный" и ГУП "Грозненский электромеханический завод", соответствует международным стандартам. А продукция предприятий "Беркат", аргунский завод "Пищемаш", тракторной прицепной техники "Трансмаш" - общероссийским стандартам.

Что касается зарплаты, люди получают по-разному, в зависимости от квалификации и профессии. Но в среднем зарплата 10-15 тысяч рублей.

РГ: В настоящее время Чеченская Республика и ваши соседи в Ингушетии остаются, кажется, единственными субъектами Федерации, где пробуксовывает введение местного самоуправления. В чем причина, вы на каком-то особом положении?
Кадыров: Мы не забываем и уж тем более не игнорируем ни закон о местном самоуправлении, ни другие федеральные законы. И я хотел бы подчеркнуть, что мы такой же регион России, как и все остальные, без всяких особых статусов. Но есть объективные причины. Введение местного самоуправления в Чечне и Ингушетии было отложено до определения административных границ между республиками. Установлен срок: границы муниципалитетов должны быть определены до 31 марта 2009 года. И уже в октябре пройдут выборы в органы местного управления. В настоящее время это один из приоритетных для республики вопросов, над которым мы работаем, который будем развивать.

РГ: Недавно ФСБ сообщила об уничтожении Исы Хадиева, якобы эмиссара Ахмеда Закаева. Но вы однажды сказали о возможном возвращении Закаева. Ликвидация его эмиссара не повлияет на ваши планы возвращения соотечественников?

Кадыров: Моя долгосрочная стратегическая программа - вернуть в республику всех, кто не запятнал себя кровью. Ведь многие, кто уехал, просто хотели найти на Западе более комфортные условия, а вовсе не бежали от войны и преследований.

Закаев однажды сам вышел на меня с предложением, что хочет вернуться.

РГ: Он сам выходил на связь?
Кадыров: Да, сам. Он мне звонил, и я лично с ним разговаривал. Не знаю, может быть, какие-то группы он и планировал создать, ФСБ виднее. Если Иса и был его агентом, то никаких терактов совершить не успел. Сам же Закаев воин тоже никакой. Он хороший актер и очень образованный человек. У нас есть грозненский театр, где он снова мог бы играть или заведовать государственным концертным залом. Так что для него есть работа в министерстве культуры. Я это подтверждаю.

РГ: Как вы думаете, он решится приехать?
Кадыров: Ему надо преодолеть себя. Он боится: если была война, то есть и грехи. Но мы хотим закончить войну, значит, надо уметь прощать и надо возвращать людей. Пусть приедут домой, посмотрят. Я уже вернул из Европы двух представителей Масхадова - Сугаипова и Хамбиева Умара. Они приехали и увидели, что здесь им никто не мешает молиться, строить мечети, вести мирную жизнь. Не то что при той "независимости", когда ничего не строили, а только людей воровали.

Народ от боевиков отказался. Они и сами между собой все переругались, и Умаров, и Удугов, и Закаев больше боятся друг друга, чем федеральную власть. Закаев хочет вернуться, я же с ним разговаривал. Он мне сказал: я хочу принести больше пользы.

РГ: А что это в его понимании?
Кадыров: Как он мне сказал, он хотел собрать всех, кто в Европе, и с ними вернуться. Чтобы именно он их всех вернул. Но я ему ответил: чем больше ты будешь там находиться, тем дольше тебя будут использовать спецслужбы и разные силы в антироссийских целях. Кстати, это многие чеченцы сейчас в Европе понимают.

Я скажу даже больше: со дня на день ожидаю громкого публичного заявления от отца Мовсара Бараева. Он тоже сейчас за рубежом. И некогда был генеральным представителем Доки Умарова - так это у них называлось. Сейчас он собирается заявить, что хотя все потерял из-за войны, но все равно пойдет, поднимет руки и попросит: "Простите, я буду с Россией". Я знаю это точно, потому что он еще месяц назад среди своих сказал так.

У нас и так после войны мало мужчин осталось. Считаю, что надо бороться за жизнь и душу каждого чеченца.

РГ: Программа по возвращению из Европы чеченцев начала приносить реальные плоды?
Кадыров: Думаю, процесс пойдет быстрее. Я планирую создать фонд помощи возвратившимся из Европы. Ведь многие хотят вернуться, но при отъезде они продали все, а теперь у них нет ни средств, ни жилья. Правда, наш бюджет не резиновый, но по мере возможности будем стараться им помогать выбраться из Европы.

РГ: Громкие убийства людей - это, возможно, месть лично вам за возрождение республики? Особенно после того, как чеченцы геройски показали себя в ходе войны в Южной Осетии. Я своими глазами видел, как 11 августа у села Никози они шли в бой с криками: "Аллаху акбар! За Россию! "
Кадыров: Все может быть. В последнее время действительно слишком много громких убийств происходит.

Я не знаю, кто стоит за всеми этими преступлениями, зачем пролилась кровь. Мы возрождаем республику, и нам эти люди, кто убит, никак не мешали. Их гибель была выгодна, очевидно, лишь врагам Чечни.

РГ: А что для вас высшая цель в жизни?
Кадыров: Увидеть мой народ счастливым.

Источник: "Российская газета"

Поделиться