Версия для печати 2541 Материалы по теме
борис гусев
По уже сложившейся традиции новый 2009 год получил в придачу к знаку по восточному календарю еще и «тематическое» название. Таким образом, Год семьи завершился, и мы вступили в Год молодежи. О проблемах этой категории населения в контексте экономического кризиса мы поговорили с директором Департамента молодежной политики и международного сотрудничества Министерства спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации Борисом ГУСЕВЫМ.

— Борис Борисович, можно ли сказать, что текущие проблемы в экономике и ожидаемый рост безработицы ударят в первую очередь по молодым трудящимся?
— Думаю, это не совсем так. Мне приходится постоянно следить за соответствующей аналитикой, просматривать публикации. Изначально много говорилось о грядущих больших сокращениях в банковской сфере и в сфере недвижимости, в которых работает много молодежи. И это действительно происходит. Но под ударом оказались и другие отрасли, в том числе реальный сектор — черная металлургия, машиностроение. Безусловно, определенный процент молодежи останется без работы, однако мы думаем, что их доля среди уволенных не превысит 20–30%. В настоящий момент точнее сказать сложно, поскольку существуют разные прогнозы роста безработицы в 2009 г.
В настоящее время наше министерство осуществляет мониторинг ситуации в регионах. Положение там сложное, но по состоянию на конец декабря речи о каких-либо массовых увольнениях не шло. Вполне возможно, они могут произойти в начале года. Сейчас мы ведем работу с субъектами для того, чтобы предусмотреть какие-то «страховочные» механизмы для поддержки молодежи. Активнее должны работать молодежные биржи труда, предоставляющие молодым людям возможность получить временную работу.
Очень многое будет зависеть от стремления самих молодых людей трудоустроиться, причем не только по специальности, но и на места, которые могут не вполне соответствовать их квалификации. Недавно по телевидению прошел сюжет об американской бирже труда. В нем рассказывалось о молодом финансовом менеджере, который после сокращения через биржу устроился работать ди-джеем в ночной клуб. У меня большие сомнения, что у нас возможно что-то подобное. Отношение к труду — это отдельный вопрос. Если в США в большинстве случаев работа воспринимается как деятельность, обеспечивающая существование и благополучие, то в России труд часто выступает средством престижа.
Но все же наша молодежь мобильна, активна, легче ориентируется в трудных ситуациях. А государство со своей стороны готово оказать необходимую поддержку, так что с  молодежью все будет в порядке. А вот людям предпенсионного возраста в кризис придется гораздо сложнее.

— Вы упомянули о таком механизме, как молодежные биржи труда. Насколько он действенен? Стремятся ли сами молодые люди пользоваться их услугами?
— Первые молодежные биржи были созданы еще в начале 90-х годов. Особенно много их работает при вузах, где они помогают выпускникам в трудоустройстве. Но в большей степени такие биржи содействуют временной занятости, в частности, обеспечивают студентов 2–3 курса работой, которая дает опыт, необходимый для последующего трудоустройства. Есть и другой пример: в Москве действует общественная организация социальной поддержки молодежи «Студенческая община». Она заключает договоры с крупными супермаркетами и дает возможность студентам, которые этого хотят, за несколько часов в день заработать какие-то деньги. Такой возможностью ежедневно пользуется до 3 тыс. человек.
Молодежные биржи труда — это хорошая форма взаимодействия работодателей и молодых людей, которая во многих регионах играет довольно заметную роль. Мы даже рекомендовали субъектам Российской Федерации формировать на их базе так называемые кризисные центры, где все желающие могли бы оперативно получить информацию о вакансиях и курсах переквалификации.

— 2009 год объявлен Годом молодежи. Понятно, что таким образом государство обозначает свое особое внимание к проблемам данной категории населения. А какие конкретно мероприятия запланированы в рамках Года?
— Хотелось бы начать с того, что в 2008 г. были приняты два важнейших для всей страны стратегических документа: Концепция долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 г. и Основные направления деятельности Правительства до 2012 г. В них впервые появился раздел «молодежная политика», в котором четко обозначены задачи государства в данной сфере.
То, что Президент Российской Федерации объявил 2009 год Годом молодежи, на мой взгляд, очень знаковое событие. Это свидетельствует о понимании того, что инновационное развитие страны невозможно без развития человеческого капитала, основу которого составляет молодежь. Оргкомитет Года молодежи возглавил Председатель Правительства  Российской Федерации В. В. Путин, что также символично.
Правительство уже утвердило план мероприятий Года молодежи, насчитывающий более ста мероприятий. Среди них проекты, связанные с профессионализацией молодых людей, развитием их предпринимательской активности, поддержкой научной и творческой молодежи. Предусмотрены меры, направленные на повышение финансовой грамотности молодежи, что особенно актуально в контексте кризиса. Упомяну и о многочисленных мероприятиях, связанных с нравственным воспитанием молодежи, пропагандой здорового образа жизни и противодействия наркотикам, а также помощи тем молодым людям, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Большой блок посвящен развитию добровольчества и волонтерства в России. На Западе оно очень популярно, у нас же пока находится в зачаточном состоянии. 2009 г. должен стать годом  начала формирования олимпийско-волонтерского корпуса сочинской Олимпиады-2014. Мы хотим, чтобы подбор волонтеров — а их на Олимпиаде потребуется около 27 тыс. — поднял волонтерское движение на достаточно высокий уровень. Это важно с точки зрения гражданского воспитания молодежи, вовлечения ее в жизнь страны.

— В 2006 г. был принят еще один документ — Стратегия государственной молодежной политики. Вы могли бы отметить какие-то положительные моменты, связанные с ее действием?

— Этот документ выгодно отличается от принимавшихся ранее. Прежде всего в Стратегии четко сформулирована цель молодежной политики — развитие и реализация потенциала молодежи в интересах страны. Во-вторых, Стратегия определяет молодежь как социально активную группу, формирующую будущее страны. Ранее молодежь почему-то считалась социально-незащищенной группой населения и фактически приравнивалась к пенсионерам и инвалидам. Это абсолютно неправильно. Не стоит создавать у молодежи иллюзию, что ей необходима постоянная помощь. Напротив, очень важно, чтобы молодые люди стремились к личному успеху — тогда успех будет и у страны в целом. Такой лозунг кажется мне наиболее правильным.

— В связи с озвученным Вами тезисом о развитии потенциала молодежи в интересах страны хотелось бы поговорить о широко известной проблеме: избытке гуманитариев и нехватке технических специалистов, от которой страдает реальный сектор экономики. Что-то предполагается сделать в этом направлении?
— В упомянутой выше Стратегии поставлена цель вовлечения молодежи в социальную практику и информирования ее о потенциальных возможностях развития страны. Одна из важнейших задач молодежной политики заключается в том, чтобы помочь молодому человеку выбрать свой путь. Для этого ему необходимо дать максимум информации как о востребованных специальностях, так и о тех, обучившись которым он впоследствии рискует не найти работу. Например, сегодня в промышленности ощущается острая нехватка высококвалифицированных рабочих. Именно поэтому сейчас, в период экономических трудностей, на многих предприятиях стараются не увольнять таких работников, вместо этого сокращают им рабочий день, отправляют в отпуска и т.д. Ведь кризис пройдет, а замену таким кадрам уже не найти.
Важно показать молодым людям их возможности и склонности к определенным занятиям, для чего необходимо проводить тестовые, тренинговые мероприятия. Но хочу подчеркнуть, что выбирать профессию должен все же сам молодой человек, а принятое им решение следует уважать, ведь за него он будет нести полную ответственность.

— Для того чтобы предоставить молодым людям полную информацию об имеющихся возможностях, нужно этой информацией обладать. Есть ли она у государства? Готово ли оно сформулировать конкретные запросы, касающиеся трудовых ресурсов?
— Действительно, здесь существует проблема. Взять хотя бы ситуацию с бюджетными местами в высших учебных заведениях. Их очень много, но при этом отсутствует четкий госзаказ, который выражал бы потребность государства в высококвалифицированных специалистах в тех или иных сферах. Специалисты готовятся за бюджетные деньги и уходят куда хотят. Статистика говорит, что от 60 до 80% выпускников не идут работать по специальности.
Пока мы не понимаем, какие специалисты и в каком количестве нам нужны: у нас нет «плановости», системы целенаправленного формирования кадрового резерва по отраслям. На то существует и объективная причина — мы все еще живем в условиях переходной экономики. Предстоят определенные структурные изменения, прежде чем такая система сможет быть выстроена.

— Очевидно, что для этого изменения нужны и в системе образования, в частности, начального и среднего профессионального…
— В начале 90-х система подготовки высококвалифицированных рабочих фактически оказалась разрушена. Когда средние специальные учебные заведения были переданы на уровень регионов, то многие из них попросту закрылись из-за отсутствия средств. В результате часть молодежи осталась без внимания, что прямо способствовало криминализации и другим негативным явлениям в молодежной среде. Сегодня во многих колледжах и ПТУ не хватает материально-технической базы, соответствующей уровню развития производства. В промышленности давно используются высокие технологии, производственные процессы компьютеризированы. Современный рабочий — специалист высокой квалификации, которому нередко приходится работать головой.
Государство прекрасно понимает, что в этой сфере нужно что-то делать. Протекающий процесс реформирования системы образования учитывает данную проблему. И я полностью согласен с Министром образования и науки Российской Федерации А. А. Фурсенко, который говорит, что у нас слишком много вузов. Их сейчас больше, чем было в свое время во всем Советском Союзе, и многие заняты подготовкой различных, иногда непонятно каких специалистов.

— В заключение расскажите о приоритетах деятельности вашего Министерства в ближайшей перспективе.

— Во-первых, для нас важно окончательно и четко определить то, что называется «предметом ведения» — чем именно должна заниматься молодежная политика. Во-вторых, самостоятельной проблемой является подготовка кадров для работы с молодежью. Еще одна тема — развитие науки о молодежи. Считаю, что молодежная политика без научных обоснований невозможна, это все равно что идти вслепую. Недавно после длительного перерыва вышел доклад о положении молодежи в Российской Федерации. Эту работу также необходимо продолжать. Мы проводим большие исследования, осуществляем мониторинг ситуации в субъектах Российской Федерации, формируя так называемый «портрет молодежной политики» на федеральном и региональном уровнях. Хорошо отлажено взаимодействие с Росстатом, который предоставляет нам много интересных данных.
У нас должна сложиться ясная картина происходящего в молодежной среде. Тогда можно будет вырабатывать и конкретные предложения. Сам факт создания нашего Министерства — кстати, первого, в названии которого фигурирует словосочетание «молодежная политика», — уже шаг вперед в развитии молодежной политики. Мы много говорим о молодежи — пора уже переходить к практическим вещам.

Материал подготовил Марк ЦУЦИЕВ
Поделиться