Версия для печати 2669 Материалы по теме
врачи
Все громче звучат голоса законодателей, видящих панацею от возросшего числа врачебных «ошибок» в страховании персональной ответственности врачей. Данный закон уже одобрен правительством Москвы и ждет разрешения судьбы в городской думе. 
 
По задумке закон не только увеличит шансы пациентов на получение компенсации, но и выступит некой профилактической мерой. Но председатель Совета правозащитной организации "Щит и Меч" Алексей Глухов считает, что предложенный вариант законопроекта не может быть выходом из ситуации и нисколько не увеличит гарантии соблюдения прав пациентов. Правозащитник предложил корреспонденту Открытого информагентства свою оценку законодательной инициативе:

- Законодатели предлагают в уже существующую схему “Пациент-медучреждение-суд” добавить компонент “Страховая фирма”. Поясню, на данный момент, если пациент или его родственники (в случае смерти) полагают, что имела место быть врачебная ошибка, они вынуждены доказывать это. Способы существуют разные, это и обращение в правоохранительные органы, и к руководству больниц, и в управления (департаменты, министерства) здравоохранения. Вышеуказанные органы должны установить, являлось ли лечение/оказание помощи неправильным. Однако практика показывает, что добиться мотивированного и объективного заключения экспертов сложно. Причина кроется в корпоративной этике. Специалисты органов здравоохранения не всегда работали в своих ведомствах, они начинали с рядовых врачей в районных больницах, обросли связями и постоянно встречаются на различных курсах, “круглых столах” и симпозиумах со своими коллегами.

Казалось бы, основным незаинтересованным лицом, полномочным проводить проверку, остаются правоохранительные органы. Но это, к сожалению, не так. Ни один следователь/дознаватель не является специалистом в области медицины, да и ни к чему ему это. Поэтому в силу закона он мотивированно назначает судебно-медицинское исследование в региональных Бюро судебно-медицинских экспертиз. Казалось бы, все правильно, но и здесь есть загвоздка – Бюро судебно-медицинских экспертиз подведомственны региональным органам здравоохранения. Фактически правоохранители заказывают экспертизы и исследования у тех же медиков, которые также отчасти поддерживают пресловутую корпоративную этику и отвечают за качество медицинских услуг в своем регионе.

Конечно, у пациентов остается право за свой счет проводить независимые исследования в иных экспертных заведениях, не связанных с медицинскими учреждением ведомственной подчиненностью.

Все, что сказано выше, относится к случаям отрицания совершения врачебной ошибки. Конечно же, есть эксперты, которые не терпят непрофессионалов в своих рядах и в заключениях признают вину коллеги. Виновника привлекают к установленной законом ответственности от дисциплинарной до уголовной. На мой взгляд, первый вариант выгоден для самого пациента, так как у него на руках появляется документ, подтверждающий виновность врача/врачей. В случае же привлечения к уголовной ответственности пациенту придется выдержать большие муки предварительного расследования и судебного разбирательства. Сразу вспоминаю случай в Марий Эл, когда на операционном столе умерла девушка. Виновные по-прежнему не установлены, так как проведено 4 экспертизы с совершенно разными заключениями – от отсутствия виновности врачей вовсе до полной виновности хирурга или же анестезиолога и т.д.

В любом случае все упирается в СУД. Даже если вина врача была установлена. Так как назначение компенсаций и возмещений вреда – это прерогатива судебных органов. Что самое интересное: врач сам по себе особый субъект, так как он исполняет обязанность в конкретном медицинском учреждении. А, следовательно, у пациентов в соответствии с частью 1 статьи 1068 Гражданского кодекса РФ есть полное право требовать компенсации вреда именно с учреждения здравоохранения, так как именно эти заведения, независимо от формы собственности, а также и частнопрактикующие врачи (специалисты, работники), участвующие в системе обязательного медицинского страхования, несут ответственность за вред, причиненный застрахованным гражданам их врачами либо другими работниками здравоохранения.

Теперь о предлагаемой схеме страхования. “Пациент–медучреждение–страховая фирма–суд”. Московские законодатели предлагают страховать ответственность именно конкретного врача. Что, на мой взгляд, не правильно. Хорошо, когда речь идет о враче, который единственный имел контакт с пациентом. На практике пациенту назначают лечение несколько врачей, а если имеет место хирургическое вмешательство, то тут просто мрак – посчитать сложно, сколько медработников участвует в этом процессе. И как предлагается разделять их ответственность, как страховая компания будет выплачивать страховые возмещения? В большинстве случаев сами медики не смогут дать ответ — кто в конкретном случае виноват.

Напомню, законопроект призван повысить гарантии пациентам на суммы компенсации за врачебные ошибки. Как бы не хотелось верить в честность и незаинтересованность страховщиков, но, видя практику с выплатами по ОСАГО, прихожу к мнению, что пациент и здесь останется не у дел. Страхование — это бизнес, цель бизнеса – извлечение прибыли, прибыль – это доходы, уменьшенные на величину расходов. Теперь проанализируем, доходность у страховщиков будет относительно стабильная, количество врачей практически постоянно, следовательно, как увеличивать прибыль? - сокращать расходы, причем приоритет в сокращении расходов, скорее всего, будет поставлен на снижение выплат по страховым случаям.

Что самое плохое, так у врачей появится еще одно средство защиты, специалисты от страховщиков тоже будут давать свое заключение о виновности конкретного врача. А как следствие, против пациента будет уже два мнения – медучреждения и Страховщика. Которые “сломать” будет уже сложнее.

Кроме всего прочего, помимо трудностей в установлении виновности медиков, возникает проблема с суммами выплат. Как правило, страховые компании устанавливают лимиты по выплатам в результате наступления страховых случаев. А как следствие даже при условии, что у пациента не будет проблем с установлением виновности и назначением выплаты страхового возмещения, то остается вопрос с размером ущерба.

Так, в гражданском законодательстве установлена норма, согласно которой “Юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба”.

А как следствие гражданин обязан будет вновь обращаться в суд за защитой своего права на компенсацию, и указывать в качестве ответчика медучреждение.

Смысл нововведений не в увеличении гарантий прав пациента на возмещение вреда в результате врачебной ошибки. Власти страхуют свою ответственность. В соответствии с бюджетным кодексом РФ, по исполнительным листам, выданным на должников, являющихся бюджетными учреждениями, исполнителем является соответствующая казна в лице главного распорядителя бюджетных средств. И что же получается? Учитывая, что большинство медучреждений являются бюджетными, фактически за деньги налогоплательщиков (потенциальных пациентов), собираются страховать ответственность врачей, чтобы в итоге минимизировать потери бюджета по исполнению судебных решений, которые, на мой взгляд, устанавливают более высокие компенсации, чем это будет установлена у страховщиков.

И как же быть? Унифицировать методику выявления и лечения заболеваний. Создать единый алгоритм действий врача по постановке диагноза и последующему лечению. В России не существует единых требований к оказанию медицинской помощи пациентам. Каждый врач лечит заболевание именно так, как его учили – а учат у нас по-разному. И в случае предъявления претензий к врачам они достают умную книжку, в которой подтверждается правильность оказания медицинской помощи, другой врач может достать книжку, в которой написано, что нет, данное заболевание должно лечиться по другой методике.

Не менее важным было бы установление принципа страхования - “выплата без установления вины”, с единственным ограничением, если не будет доказана, что повреждение здоровью возникло из-за действий самого пациента. И пусть в последующем именно страховая компания инициирует проверку в медицинском учреждении, если будет установлена вина медперсонала, то страховщики могут воспользоваться правом на регрессный иск и взыскать деньги с конкретного врача. Лишь в таком случае можно говорить , что государство гарантирует право граждан на здоровье и профессиональную медицинскую помощь, так как выплачивает пациенту компенсацию, и освобождает последнего от бремени доказывания виновности врача.

Источник: ОИА
Поделиться