Версия для печати 1170 Материалы по теме
ЦДХ
Очень все-таки приятно, когда интеллигентные люди, такие всегда разные, сложные, капризные, несговорчивые, могут превозмочь свои амбиции и выступить единым фронтом. Принципиально и по существу. Случай тут представился. Наша газета 9 февраля уже писала о необыкновенной выставке, что открылась в залах Третьяковки на Крымском валу. Это выставка разработанных Москомархитектурой по поручению правительства РФ от 27.06.2008 схем застройки территории Крымского вала «с учетом реализации проекта строительства нового здания для федерального государственного учреждения культуры «Всероссийское музейное объединение «Государственная Третьяковская галерея». Выставка о судьбе главнейшей сокровищницы русского искусства была адресована лишь жителям района Якиманка, которые, согласно бюрократической казуистике, оказались единственными, кто мог проголосовать за будущее национального достояния -- здания Третьяковской галереи. Их мнения чиновники и решили собрать в ходе голосования, которое, как стало известно во вторник на публичных слушаниях -- встрече москвичей с членами окружной комиссии по перепланировке Крымского вала, продлится еще неделю. Далее эти мнения благосклонно «учтут» при реализации «градостроительного освоения территории». Администраторы уж было понадеялись, что все прокатит по сценарию «сюрприз районного масштаба». Ан не тут-то было...

То, что представлено Москомархитектурой в отношении территории Крымского вала, не сюрприз, но ЧП. И масштаба не районного, но национального. Именно с этого надо начинать, чтобы понять всю степень цинизма господ, решивших поиграть в декоративную демократию и посоветоваться о судьбе Третьяковки с жителями соседних дворов. Слава богу, раскусили, что к чему, не только жители района Якиманка. Лидеры российского культурного процесса художники и архитекторы Евгений Асс, Юрий Аввакумов, Диана Мачулина, Дмитрий Гутов, Николай Полисский, политики Евгений Бунимович, Сергей Митрохин, директор Музея кино Наум Клейман, сотни других "небезучастных" собрались на митинг за два часа до слушаний и страстно говорили в защиту Дома на Крымском. Вспомнили и о том, что 19 февраля сего года дочь архитектора ЦДХ Николая Сукояна подала заявление в комитет по культурному наследию г. Москвы (Москомнаследие) об «обнаружении» ЦДХ как объекта культурного наследия (памятника истории и культуры) народов Российской Федерации. Собравшиеся после митинга в защиту Дома в фойе ГТГ на Крымском валу разместились напротив «политбюро» из членов окружной комиссии по перепланировке территории Крымского вала, высших чиновников Центрального административного округа Москвы во главе с префектом ЦАО Алексеем Александровым.

Обмен мнениями проходил в обстановке нельзя сказать чтобы теплой и дружественной. Проект перепланировки защищал главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Он водил указкой по планшету. На планшете с проектом планировки территории Крымского вала красной загогулиной обозначен г-образный объем, оттесненный к Крымскому мосту. Это слипшиеся в одно новые здания ГТГ и Дома художника. Они будут служить щитом от пыли и копоти для глубинной территории с зелеными лужайками и гигантским домом коммерческого назначения (на месте нынешнего ЦДХ). Страсти в зале клокотали. Как так может быть? Как Третьяковка может быть оттиснута к магистрали Садового кольца, ютиться, будто бомж под мостом, принимать в себя всю копоть, вибрации и пыль да еще спрятать под собой паркинг на несколько уровней (перманентная угроза пожаров и катастрофа в экологическом плане)? Какой такой дом неясного коммерческого назначения заступит на место нынешнего ЦДХ? С мягкой снисходительной улыбкой все понимающего, повидавшего и пожившего функционера г-н Кузьмин вещал о том, что у государства на Третьяковку денег нет. Потому проект ее реконструкции выбран не бюджетный, а инвестиционный. Инвестору надо выделить коммерческие площади. И именно в лучшем месте территории. Торговый центр там будет или гостиница, не суть важно. Важно, что, по мнению г-на Кузьмина, все очень логично и честно. И по отношению к культуре, и по отношению к бизнесу. (Именно в такой кузьминской версии представил несколько часов спустя дебаты о ЦДХ московский канал ТВЦ, просто вырезав из сюжета мнения самих москвичей, оставив только официальную версию номенклатуры; любопытно, что федеральный канал «Культура» в итоговом выпуске новостей вторника дебаты о Третьяковке на Крымском и Доме художника вообще проигнорировал, начав выпуск с репортажа о выставке великого советского художника Пластова в музее «Царицыно».)

Комментирующие речь Кузьмина москвичи эмоции сдерживали плохо. Главный абсурд ситуации, отмеченный всеми: с какой стати якобы спасение Третьяковки требует инвестиционного, а не бюджетного проекта? Как сказал депутат Мосгордумы Евгений Бунимович, стыдно за государство, которое не может даже в перспективе принять бюджетный план финансирования реконструкции национальной сокровищницы России. Да и зачем сносить здание ГТГ-ЦДХ, если оно построено 25 лет назад и, по признанию ссылающегося на экспертов самого галерейного начальства, оснащено по последним мировым стандартам? В будущем второе здание (для Дома художника) построить не грех. Но срочной необходимости никто из сотрудников музея (включая руководство ГТГ) в расселении Третьяковки и Дома художника не видит. Художник Андрей Бильжо прямо в лоб спросил у членов уважаемой комиссии: денег хочется? Все затевается ради коммерческого комплекса, который предполагается в самом парадном центре территории? Ради него загоняют под мост ГТГ, ставят под угрозу бесценные коллекции авангарда, которым не то что пыль Садового катастрофически вредна, но и вибрации, и сырость и транспортировка?

Многим выступающим на слушаниях москвичам было интересно, кто же так лихорадочно решил вдруг «улучшить» судьбу ГТГ и Дома художника? Официально проект разрабатывается по поручению правительства. В комиссию по подготовке входит первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов. Стало быть, коммерческий инвестиционный комплекс в самом центре парковой зоны предполагается под нужды высшего начальства. Такая нам будет охранная зона с лужайками, на которые нога простых смертных не ступит. А по периметру нынешнего парка скульптуры протянут заборчик и поставят везде будочки с автоматчиками. Вот она, многоступенчатая драматургия созидания номенклатурного процветания.

Многоступенчатая драматургия лжи и беззакония. Причем вполне конкретного, автоматически выводящего диспут о проекте перепланировки Крымского вала в формат правового нонсенса. Член президиума экспертного совета при главном архитекторе Москвы Алексей Клименко обратил внимание на то, что на планшете со схемами предполагаемой застройки стоит указание «ПК режим №2». Это значит, что согласно закону «О регулировании градостроительной деятельности на территориях природного комплекса города Москвы от 21.10.1998 №26-ЗМ» территория парка -- природного ландшафтно-выставочного комплекса Крымского вала регулируется согласно «режиму №2», не допускающему строительство объектов делового, общественного, жилого назначения, -- только объектов, необходимых для содержания территории и деятельности хозяйствующих субъектов. Архитектор Кузьмин, сознательно или нет, говорил о действии в отношении зоны ЦДХ другого режима -- №5, согласно которому коммерческое строительство допускается на 30% общей территории. Когда так цинично нарушается закон, организованные окружной комиссией публичные дебаты ради учета общественного мнения по улучшению принятого как данность проекта-преступления невольно сравниваешь с сильными образами мировой литературы. Как там в «Визите дамы» Дюрренматта? Клара Цаханассьян уже практически проплатила убийство бывшего друга юности, но ей тоже очень нужна была общественная дискуссия и поддержка жителей городка Гюллен.

Наиболее емкую метафору всему происходящему предложил солидарный с идеей «сносного» благоустройства директор ГТГ Валентин Родионов: «Дом на Крымском валу надо сносить, потому что крыша у нас течет». А у некоторых, видимо, едет.

Источник: Сергей ХАЧАТУРОВ, "Время новостей" 
 

Поделиться