Версия для печати 1214 Материалы по теме
саммит
Предложения России к саммиту «большой двадцатки», который пройдет 2 апреля в Лондоне, вчера были официально представлены вниманию общественности. Как рассказали «Времени новостей» в пресс-службе главы государства, некоторое время назад британская сторона запросила у Москвы и других участников клуба G20 согласия на публикацию представленных к саммиту предложений. Кремль дал такое согласие, посчитав необходимым первым осуществить публикацию. Вчера утром предложения появились на сайте президента России, а чуть позже -- на официальном портале лондонского саммита. Однако Кремль воочию смог убедиться в своеобразии представлений нынешних британских властей об информационной открытости. В разделе под названием «Российские предложения к лондонскому саммиту» британцы вывесили лишь первую часть документа, механически отрезав вторую -- как раз ту, где и изложены конкретные инициативы.

Таким образом, пока российские эксперты оживленно обсуждали высказанные от имени Дмитрия Медведева идеи реформирования мировой валютной системы, наблюдателям за рубежом (во всяком случае тем из них, кто не догадался посетить официальный портал российского президента) обсуждать было, по сути, нечего.

Между тем в полной версии предложений президента Медведева имеются идеи, о которых можно говорить в практической плоскости и от которых Западу было бы трудно отмахнуться. Прежде всего это касается выработки международного соглашения, определяющего стандарты для органов регулирования и надзора в финансовом секторе. Кроме того, Москва считает целесообразным остановить идущий в МВФ процесс реформирования системы акционерных квот, с тем чтобы принять более радикальные решения.

Пересмотр акционерных квот в капитале МВФ стал в последние годы центральным элементом реформы этой международной организации. Объясняется это просто: фонд, в котором США и объединенная Европа обладают контрольным пакетом голосов и полным влиянием на принимаемые решения, постепенно утрачивал доверие крупных развивающихся стран. Представители Китая, Индии, Бразилии выражали справедливое недовольство размером своих квот, и в конце концов необходимость перемен стала очевидна. После того как в 2006 году тогдашний глава фонда Родриго де Рато провозгласил, что международное сообщество «должно чувствовать свой голос в МВФ», реформа фактически стартовала. Хотя заканчивать ее пришлось уже новому руководителю фонда Доминику Стросс-Кану.

После долгих обсуждений того, какой должна быть формула для расчета новых квот, а также промежуточного внепланового увеличения квоты нескольким странам, был принят новый порядок. В апреле прошлого года руководящие органы МВФ утвердили новую формулу. Немедленного перераспределения квот не произошло, поскольку речь идет об изменениях к уставу МВФ, а это требует ратификации парламентами.

Теперь этот процесс Дмитрий Медведев предлагает остановить. «В краткосрочной перспективе МВФ должен завершить проводимую реформу квот и голосов, имея в виду перераспределение голосов и квот в пользу стран с формирующимися рынками и развивающихся государств. Исходя из результатов первого этапа реформы, завершенного в апреле 2008 года, поставленные цели пока не достигнуты. В связи с этим мы полагаем целесообразным аннулировать пакет решений по реформе квот и голосов, согласованный в апреле 2008 года, и продолжить работу в рамках МВФ с тем, чтобы вынести на ратификацию уже более радикальный вариант реформирования, в большей степени отражающий существующую расстановку сил в мировой экономике», -- говорится в предложениях российского лидера.

Москва в лице министра финансов и управляющего от России в МВФ Алексея Кудрина оставалась последовательным критиком принятой в прошлом апреле формулы. «Формула, на мой взгляд, не решает тех задач, которые стоят перед реформой МВФ, -- говорил он год назад, поясняя: -- Основные пропорции не изменились, а они, на наш взгляд, должны были измениться существенно». Г-н Кудрин называл общее увеличение доли развивающихся стран, достигавшееся в результате применения формулы (примерно на 1,1 процентного пункта), «косметическим». Принятое тогда же расплывчатое решение о дальнейшей работе над «элементами» формулы, как и предсказывала тогда газета «Время новостей», было вскоре забыто.

Радикальное предложение г-на Медведева выглядит тем логичнее, что ратификация поправок к уставу фонда идет крайне вяло и сроки реального применения новой -- бессмысленной -- формулы неясны. Однако с политической точки зрения отмена всего процесса вряд ли вероятна: слишком много усилий приложили развитые страны для принятия именно такой формулы, слишком усердно давали себя уговаривать те же индийцы и бразильцы, слишком громко в апреле прошлого года рапортовал г-н Стросс-Кан об «историческом» достижении.

Вообще политическая применимость выглядит слабым местом инициатив Дмитрия Медведева. Это касается и «создания системы управления процессом глобализации», основным элементом которого президент считает принятие «международно признанных стандартов в области макроэкономической и бюджетной политики, соблюдение которых являлось бы обязательным для ведущих мировых экономик, в т.ч. и стран -- эмитентов резервных валют», и собственно идей о подходах к будущему таких валют.

Г-н Медведев, впрочем, отказался от однозначного взгляда о необходимости «множественности» резервных валют и теперь готов к компромиссам. Он предлагает поручить МВФ или некой специальной рабочей группе изучить два сценария. Один должен предусматривать «расширение перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров», а другой -- «создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами». В качестве кандидата на роль такой валюты президент России предлагает рассматривать не доллар, а СДР -- расчетную единицу МВФ: «Представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой».

Российские эксперты вчера скорее с недоумением комментировали футурологические изыскания главы государства в сфере валютного моделирования. В конце концов инициативу президента пришлось пояснить его помощнику Аркадию Дворковичу. «Мы не предлагаем сегодня -- и далеки от этого -- просто взять все валюты и заменить какой-то новой. Но нужна дискуссия о том, можем ли мы постепенно двигаться к этой системе. Сегодня есть специальная валюта Международного валютного фонда -- специальные права заимствования. Когда-то, когда она вводилась в действие, были дискуссии о том, а не заменит ли она существующие валюты со временем. Эксперты говорят о том, что есть серьезные аргументы в пользу возврата к первоначальным идеям и развитию, например, валюты МВФ как основной резервной валюты мира», -- заявил он в интервью каналу «Вести».

Впрочем, при всех положительных или отрицательных сторонах своих инициатив Кремлю следует помнить, что ему придется прилагать отдельные усилия, чтобы привлечь к обсуждению партнеров по G20. Вчерашний пример с публикацией российских предложений ясно показывает, что хозяин саммита британский премьер Гордон Браун намерен защищать собственную повестку дня от «чужих» идей.

Источник: "Время Новостей", Андрей ДЕНИСОВ
Поделиться