Версия для печати 2434 Материалы по теме
золотая маска
Пятнадцатый театральный фестиваль "Золотая Маска", который официально открывается 27 марта в Москве, уже сейчас можно назвать юбилейно-героическим.

Потому что когда была сверстана его программа, в моду прочно стало входить экономическое антитеатральное слово "кризис", парализующее и куда менее дорогостоящие культурные проекты. А здесь такой гастрольный размах - сорок восемь конкурсных спектаклей плюс двадцать пять внеконкурсных.

О театральной экономике в условиях кризиса, который фестиваль пытается преодолеть, рассказывает генеральный директор "Золотой Маски" Мария РЕВЯКИНА.

Российская газета: Мария Евсеевна, поделитесь вашим ноу-хау, как оказалось возможным при сегодняшней ситуации выйти к началу фестиваля практически без существенных потерь в афише - по крайней мере в конкурсной?
Мария Ревякина: Мы же тоже жили и не думали, что будет кризис, планировали большую программу юбилейного фестиваля, серьезно готовились. И в итоге бюджет пришлось сильно сокращать. К юбилею мы планировали показать очень большую внеконкурсную программу, но вынуждены были скорректировать планы по приглашению любимых публикой спектаклей-лауреатов "Золотой Маски", сократили количество постановок из Латвии и Литвы, уменьшили программу спектаклей стран СНГ.

РГ: 25 гастрольных внеконкурсных спектаклей "Золотой Маски" - это то, что осталось после сокращения?
Ревякина: Да, мы ужались процентов на 35. Конкурсную программу мы не имели права сокращать - а это 48 спектаклей, что тоже немало, - все попало в московскую афишу. За исключением только двух постановок Александринского театра: "Женитьбу" и "Чайку" жюри поедет смотреть в Санкт-Петербург.

РГ: В связи с чем? В связи с тем, что в прошлом году на "Маске" была целая программа, посвященная Александринке?
Ревякина: Нет, Александринка сейчас очень плотным графиком выпускает премьеры, и они не смогли на шесть дней выехать всем коллективом сюда. Естественно, расходы уменьшились. А наша программа "Премьеры Мариинки" осталась та же, и программа "Легендарные спектакли и имена ХХ века" практически не изменилась, - была у нас еще одна задумка по поводу одной страны, но мы поняли, что финансово это уже не потянем.

РГ: В рамках проекта "Легендарные спектакли и имена" вы привозите уникальных хореографов и исполнителей - Сильви Гиллем и Рассела Малифанта; Уильяма Форсайта с королевским балетом Фландрии, Иржи Килиана с Нидерландским театром танца... Звезды шли вам навстречу по гонорарной части?
Ревякина: Все, даже Сильви Гиллем. Их гастроли в Москве мы считаем своей победой, и мы очень благодарны всем международным культурным центрам и фондам, и в частности Французскому культурному центру, Посольству Нидерландов, которые нам помогли привезти эти легендарные имена.

РГ: Какие слова вам приходилось находить в этом году для спонсоров, как убеждать или переубеждать их? Какие ответы в кабинетах чиновников вы чаще всего слышали? Расскажите про драматургию развития финансовых отношений.
Ревякина: В основном, естественно, все говорили про кризис. А мы им - про программу, про артистов, - что будет, в какие сроки. Мы счастливы, что наш генеральный спонсор, Сбербанк России, остался с нами. И что его президент Герман Греф считает поддержку театрального искусства миссией Сбербанка. Наши партнеры видят, какие спектакли мы привозим, как мы помогаем провинции, какие проекты проводим. Поэтому они нас не оставили и поддержали всю программу "Маски". Особые слова благодарности руководителям субъектов Федерации и муниципальных формирований за поддержку региональных и городских театров, приезжающих на фестиваль.

РГ: Доля федерального бюджета осталась прежней?
Ревякина: Она сократилась, но ненамного. Когда мы планировали юбилейную программу, то заранее обговаривали ее с министерством культуры с учетом того дефицита, который сложился в прошлом году. Но, в общем, доля федерального бюджета, конечно, всегда была самая большая в бюджете "Маски".

РГ: Можно озвучить - сколько?
Ревякина: Порядка 42 процентов. Поддержка правительства Москвы осталась той же, что и в прошлом году, - это порядка 7 процентов. Около 14 процентов - вклад Сбербанка. Остальное частями просим у спонсоров, партнеров, соорганизаторов проектов.

РГ: Общий бюджет фестиваля уже реально существует?
Ревякина: И реально существует, и реально просчитан. Дефицит бюджета составляет 15 процентов. Но, конечно, мы сейчас стараемся уменьшать наши расходы.

РГ: По каким статьям?
Ревякина: Например, по проживанию в отелях, по транспортным перевозкам внутри города Москвы, по скидкам на авиа- и железнодорожные билеты. То есть используем любые возможности, где мы можем сэкономить. По арендам московских площадок тоже просим театры не выставлять нам больших сумм...

РГ: Какой самый дорогой спектакль вы везете в Москву? И какой самый трудно транспортируемый?
Pевякина: Как правило, оперные, музыкальные постановки самые сложные. Потому что это всегда хор, оркестр, кордебалет, огромнейшая массовка. Таких спектаклей в этом году несколько: это и "Золушка" санкт-петербургского театра "Зазеркалье", это и пермские "Орфей" и "Корсар", новосибирская "Баядерка", екатеринбургский мюзикл "Екатерина Великая". Сложнейший спектакль Уильяма Форсайта Фламандского Королевского балета...

РГ: С драмой проблем меньше?
Ревякина: Гораздо. Хотя тоже бывают крайне трудные спектакли по монтировке. Например, в прошлом году, когда мы показывали спектакль Андрея Могучего "Иваны" Александринского театра, в Центре Мейерхольда строили очень сложную декорацию. А рядом с гостиницей устанавливали кибитку для занятых в постановке животных, ведь даже лошадь тогда везли из Санкт-Петербурга...

РГ: По итогам прошлого года выручка от продажи билетов в общем бюджете фестиваля составляла только 9 процентов, хотя раскупались они почти стопроцентно. Не было ли в планах все-таки увеличивать "масочные" цены? Или вы ведете жесткую гуманитарную билетную политику?
Ревякина: Цены на билеты у нас очень дифференцированные. На спектакли Мариинского театра, додинского, БДТ, программы "Легендарные имена" они всегда дороже. Притом количество этих дорогих билетов тоже ограничено - например, на оперы Мариинского театра мы продавали около 80 билетов от 4,5 тысячи до 5 тысяч рублей, на балеты - 150 билетов по 5,5-6,5 тысячи (все остальные дешевле). Потому что в Москве всегда найдется 100 - 150 человек, которые могут позволить себе купить такие билеты. Так же как и на Додина мы порядка ста мест в первых рядах партера продаем дороже. На "Легендарные спектакли" продается примерно 100 билетов по 4, 5-7,5 тысячи. А на все провинциальные театры билеты дешевле. У нас есть билеты, допустим, на балеты от двухсот пятидесяти и до полутора тысяч рублей. Взвинчивать цены нереально. И особенно на спектакли театров из городов России. Мы же не на Рублевке базируемся, куда, как я иногда читаю, привозят гламурных певцов и продают билеты по 100 тысяч рублей, что, по-моему, на сегодняшний день верх цинизма.

РГ: Кто будет готовить церемонию закрытия "Маски"?
Ревякина: Режиссер - Андрей Могучий, сценарист - Михаил Дурненков, композитор - Александр Маноцков, сценограф - Дмитрий Крымов. Он же соавтор вместе с Андреем Могучим. Трансляцию из Театра Станиславского и Немировича-Данченко будет делать телеканал "Культура".

РГ: Чем масштабнее становится "Маска", тем более громоздкой получается церемония награждения, какой бы динамичной ни была режиссура...
Ревякина: Во времени мы себя стараемся ограничивать. Но дело все в том, что очень много номинаций. "Оскар" тоже идет очень долго, но, видимо, публика к этому привыкла. Но "Оскару" уже более 80 лет, а "Маске" только пятнадцать... И нам - тем, кто устраивает церемонию, и тем, кто сидит в зале, безусловно, еще предстоит вырабатывать в себе уважение и терпение к людям, которые находятся на сцене. Настраиваться на то, что нужно потерпеть, подождать, поздравить и порадоваться чужому успеху.

РГ: Это самое сложное.
Ревякина: Конечно. С другой стороны, мы считаем, что самое главное для нас - это не итог, не раздача "Масок", а все-таки именно афиша спектаклей. Потому что все, что отобрано как в конкурсную, так и во внеконкурсную программу, очень интересно. Это всегда вызывает полемику, споры, это рождает идеи, дает возможность обменяться мнениями и увидеть работы театральных коллег с совершенно другой стороны. А что касается церемонии, то цивилизованным отношениям и поведению нам все-таки нужно еще учиться у людей, которые приходят на "Оскар". Выходят на сцену с огромным уважением к друг другу, красиво одетые...

РГ: А у нас как-то плохо прививаются правила дресс-кода.
Ревякина: К сожалению. Хотя мы все время пишем об этом в пригласительных, кто-то все равно приходит в джинсах или в камуфляжных костюмах. Но надеемся, если будем жить дальше, что со временем это станет настоящим театральным праздником...

РГ: ...во время которого забывают про все сложности и думают только о прекрасном и высоком.

Источник: "Российская газета"
Поделиться