Версия для печати 2042 Материалы по теме
Виктор Басаргин
На одном из последних заседаний правительство одобрило дальнейшую программу реформирования жилищно-коммунального хозяйства. Уже в ближайшее время минрегион начинает эксперимент по введению в тариф инвестиционной составляющей.

По существу потребитель будет оплачивать через тариф строительство новых котельных, теплосетей, водопроводов. Не окажется ли в результате плата за жилье неподъемной для населения? На вопросы "Российской газеты" ответил министр регионального развития Виктор Басаргин.

Российская газета: Сегодня многие эксперты высказываются за замораживание коммунальных тарифов хотя бы на время кризиса. У минрегиона, как известно, свое видение ситуации. Почему?
Виктор Басаргин: Знаете, у нас исторически сложилось: как только разговор начинается о тарифах, население сразу хватается за карман. Даже не столько само население, сколько, как вы сказали, "многие эксперты", часто депутаты, зарабатывающие на "горячей" теме политические дивиденды.

Между тем сегодня самый надежный плательщик за коммунальные услуги - это население, 95 процентов платежей проходят в полном объеме. Ни бизнес, ни госпредприятия такой пунктуальностью, к сожалению, не отличаются...

РГ: Ну еще бы! Над ними же не висит угроза выселения за долги!..
Басаргин: Дело не только в жесткости законодательства. Не следует забывать и о мерах защиты низкообеспеченной части населения, которую это же законодательство обеспечивает. Сколько боялись и монетизации, и введения адресных жилищных субсидий. Тем не менее сейчас эти механизмы реально работают.

Считаю это справедливо. Если коммунальное предприятие получает деньги в виде дотации прямиком из бюджета и за счет этого снижает тариф, это означает, что эти деньги "размазываются" на всех получателей. При этом чем просторнее квартира, тем больше этих абстрактных денег получает семья. А кто живет в больших квартирах? Как правило те, кто по своим доходам может обойтись и без дотаций.

Введение адресных субсидий эту ситуацию переворачивает с головы на ноги. Потребители платят за услугу столько, сколько она стоит. Но тем, чьи доходы недостаточны, чтобы оплатить ее целиком, государство компенсирует часть платежа. Сегодня адресную субсидию по оплате жилья оформили где-то 7-8 процентов населения. В связи с кризисом, по нашим оценкам, ее смогут получить вдвое большее количество семей - примерно 15 процентов.

РГ: Значит, не стоит надеяться на то, что коммунальные тарифы в период кризиса будут оставаться неизменными?
Басаргин: Тарифы растут вынужденно. Если этого не сделать, кардинально ухудшится ситуация в коммунальной отрасли. Износ теплосетей, водопроводов, оборудования по разным регионам колеблется от 60 до 80 процентов. Где-то местные власти вкладывали средства в модернизацию, где-то держали тарифы на привязи - по политическим соображениям прежде всего. Тем не менее положительные сдвиги все равно есть. За прошедшую зиму - только тридцать три серьезные аварии по стране. Это, конечно, тоже никуда не годится. Но несколько лет назад, напоминаю, вымерзали целые поселки, любое серьезное похолодание становилось стихийным бедствием.

Коммунальное хозяйство требует постоянного обновления, чтобы не приходилось дыры латать в аварийном режиме. В тариф заложена составляющая на ремонт и эксплуатацию систем. Но вот что касается введения нового жилья, подключения к энерго- и коммунальным ресурсам, за это ведь тоже нужно платить. Это развитие, инвестиционная составляющая тарифа.

Правда, в любом случае приближаться к такому обоснованному значению тарифа нужно постепенно, ориентируясь на уровень инфляции и реальных доходов населения.

РГ: Как обеспечить прозрачность таких расчетов?
Басаргин: На недавнем заседании президиума Госсовета я объяснял, из чего складывается тариф: допустим, ресурсоснабжающая организация представляет на утверждение новый размер тарифа. В нем есть, условно, эксплуатационная составляющая, в которую уже заложены расходы на ремонт и обслуживание.

Но есть и еще одна составляющая - инвестиционная, предусматривающая развитие. Если планируется построить новую сеть, новую котельную, расходы также закладываются в тариф. Программа развития утверждается муниципалитетом, и он же следит, чтобы все пункты были выполнены в полном объеме. Нет конкретных, экономически обоснованных планов - значит, такое повышение тарифа утверждать не должны. Любые дополнительные расходы должны быть четко обоснованы и утверждены.

РГ: Но квартплата растет не только за счет увеличения тарифов. Сегодня многие ставят водяные счетчики, кое-где начали учитывать и теплоэнергию. Повсеместно оказывается, что реальное потребление намного меньше утвержденного норматива! Значит, из года в год переплачивали?
Басаргин: До сих пор было так: одна семья воду экономит, другая - нет, а платят исходя из норматива потребления одинаково. С введением счетчиков такая уравниловка уже невозможна. Более того, включить в средний норматив свои потери по ходу доставки той же воды или тепла ресурсоснабжающее предприятие уже не сможет - учет-то индивидуальный, по реально потребленным литрам и гигакалориям.

РГ: А как насчет перекрестного субсидирования? Вы говорите, что коммерческие предприятия позволяют себе иметь долги по коммуналке. А население платит добросовестно. Значит, надо уменьшать тариф для первых и увеличивать для вторых? Это справедливо?
Басаргин: Ну не "повышать" и "понижать", а, если говорить объективно, больше подходит термин "выравнивать". Потому что ликвидация перекрестного субсидирования (когда еще с советских времен предприятия платили по высокому промышленному тарифу, а население - по социальному низкому) предполагает единый тариф для всех потребителей. Процесс этот очень постепенный, но программа началась уже в 72 регионах. Причем власти сами на месте решают, какими темпами менять эти пропорции. Поэтому очень важно, насколько они компетентны, грамотно ли этой коммунальной арифметикой владеют.

Тем более у них имеется такой инструмент, как предельный индекс роста совокупного платежа, который они утверждают с учетом платежеспособности населения. До сих пор эти индексы рассчитывались на федеральном уровне Федеральной службой по тарифам. Мы предлагаем "опустить" тарифное регулирование, за исключением "большой энергетики", на уровень муниципалитетов. В любом случае именно местные власти лучше найдут компромисс между потребностями коммунальщиков и финансовыми возможностями населения.

РГ: До сих пор многие регионы сохраняют предоставление льгот по оплате коммуналки. Ваше мнение?
Басаргин: Заменять натуральные льготы денежной компенсацией надо обязательно. Почему сегодня у ЖКХ 300 с лишним млрд руб. кредиторской задолженности? Во многом потому, что существует эта "виртуальная" плата. Льготник, условно говоря, должен заплатить тысячу рублей, а платит только половину, потому что имеет 50-процентную скидку, значит, 500 рублей за него должен коммунальному предприятию внести бюджет. Далеко не все регионы эти недополученные деньги коммунальным предприятиям компенсируют в полном объеме.

Другое дело, если человек заплатил всю тысячу, а компенсацию из бюджета получил на свой личный счет. Все ясно, прозрачно. Интересы всех сторон соблюдены.

РГ: Ну а если бюджет задолжает уже не коммунальщикам, а ветеранам и инвалидам?
Басаргин: Опыт предоставления жилищных субсидий показывает: прозрачная арифметика позволяет точно определить необходимый объем средств именно на эти цели и заложить их при утверждении бюджета. Субсидии у нас выплачивают регулярно. Почему же со льготами будет иначе?

РГ: Если коснуться адресных субсидий, которые оформляют малообеспеченные семьи, то и депутаты, и профсоюзы уже давно предлагают пересмотреть норматив максимально возможной доли расходов на оплату жилья и услуг в семейном бюджете, который равен 22 процентам. Может, в связи с кризисом действительно снизить эту планку, чтобы субсидиями воспользовалось больше людей?
Басаргин: И сегодня регионы вправе эту планку устанавливать самостоятельно. Но если региональный норматив ниже федерального, то разница компенсируется из регионального бюджета. Что касается возможного снижения... Мы делали такие расчеты. С уменьшением этого стандарта на каждый процент нагрузка на федеральный бюджет возрастает в геометрической прогрессии. Если, допустим, опуститься с 22 до 15 процентов, на дополнительное субсидирование понадобится порядка 300 млрд руб. Это очень много.

РГ: И все-таки сколько ни твердим о прозрачности и обоснованности тарифов, но ситуация не меняется: полгазона зимой покрыто снегом, а над теплотрассой зеленеет травка. Все эти потери, включенные в тариф, мы вынуждены оплачивать...
Басаргин: Да, это вполне объективные данные: прямые потери по теплу достигают 40 процентов. Но мы ведь и дома тепло не экономим - окна не утепляем, в подъездах тамбуры нараспашку. Поэтому одна из важнейших задач сегодня - создать эффективное управление в многоквартирных домах. Чтобы управляющий стремился оптимизировать расходы и, отстаивая интересы жильцов, заключал жесткие соглашения с ресурсо снабжающей организацией. Именно в этом смысл эффективного управления, а не в том, чтобы цветочки в подъезде развести. Когда начинаешь разбираться, что, собственно, сделано, чтобы люди меньше платили, - предъявить-то управляющим зачастую и нечего. Стены не утепляли, окна не заменяли. Не говоря уже, скажем, об автоматизированных системах учета и регулирования подачи тепла и воды.

РГ: Каковы ближайшие задачи коммунальной отрасли с поправкой на кризис?
Басаргин: В этом году задача очень банальная: при том дефиците финансовых ресурсов, который есть, необходимо тем не менее нормально подготовиться к будущей зиме. Перед всеми регионами поставлена задача утвердить комплексные планы - конкретные и с финансовым обеспечением. Если необходимо ежегодно ремонтировать не менее 5 процентов сетей - значит, этот объем должен быть сделан. Есть требование иметь паспорта готовности по 100 процентам объектов - значит, должны быть.

Впервые предстоит опробовать в нескольких пилотных регионах схему утверждения инвестиционных программ коммунальных предприятий и учесть это в тарифе. Кроме того, опять же пока в порядке эксперимента, разработать комплексные планы реформирования коммунального хозяйства на уровне муниципалитета, в том числе передав муниципальным образованиям тарифное регулирование. Задача очень непростая: тариф должен утверждаться на перспективу, на 3-5 ближайших лет, чтобы и бизнесу было понятно, как развиваться, что можно заработать, и население знало, чего ждать. Сейчас выбираем наиболее подготовленные регионы и в ближайшее время начнем пилотные проекты.

Источник: "Российская газета"
Поделиться