Версия для печати 1188 Материалы по теме
медведев Путин
Ровно год назад, 7 мая 2008 года, бывший первый вице-премьер Дмитрий Медведев официально вступил в должность президента. 8 мая 2008 года его предшественник на посту главы государства Владимир Путин был назначен на пост председателя правительства. Корреспондент «Времени новостей» Наталья РОЖКОВА спросила у представителей экспертного сообщества, в какой степени президент и премьер справились со своими обязанностями на новых постах.

"Им пришлось решать совсем другие задачи"

Алексей МАКАРКИН, заместитель генерального директора Центра политических технологий:

-- Предполагалось, что Медведев будет работать в контексте абсолютно предсказуемой стабильно растущей экономики. Все благополучно и комфортно, надо только принять какие-то решения по повышению инвестиционной привлекательности страны, по улучшению работы судов, по борьбе с коррупцией. В то же время у Путина как премьер-министра тоже были понятные задачи -- сохранить реальное влияние на экономику и политику, в том числе на силовые структуры -- обратим внимание на то, что силовые министры были введены в состав президиума правительства.

И вдруг все поменялось -- решать пришлось совсем другие задачи. Премьер-министру приходится решать задачи спасения экономики. Пока народ на улицы массово не выходит, значит, социальная стабильность сохраняется, правительство со своими функциями на сегодняшний день справляется. А ведь были очень негативные прогнозы по весне: что, мол, в марте--апреле все остановится, но этого не произошло. Социального взрыва правительство не допустило.

Президенту тоже пришлось сразу решать массу новых задач, начиная от войны с Грузией, где он как верховный главнокомандующий должен был принимать на себя ответственность за решение о нанесении ответного удара. Тут он впервые показал, что у него есть волевые качества. Важно также, что он начал диалог с либеральными группами, которые раньше были на периферии политики. В целом для Медведева это был период адаптации, так как он избирался на свой пост исключительно при поддержке предшественника, собственного электорального и аппаратного ресурса у него не было.

Проблема президента и премьера в том, что общественность еще недавно ожидала роста экономики. Поэтому сейчас наблюдается небольшая эрозия рейтингов, но она не представляет пока серьезной опасности. Вопрос, хватит ли средств Резервного фонда до конца кризиса и что будет, когда эти средства подойдут к концу.

"Путин занимался чем хотелось, Медведев - чем получалось"

Михаил ВИНОГРАДОВ, президент фонда «Петербургская политика»:

-- В течение этого года Владимир Путин занимался тем, чем хотелось, а Дмитрий Медведев -- тем, чем получалось. У них была определенная гармония, несмотря на время от времени наступавшие трудности. Тем не менее своеобразное разделение позволило им идти в довольно складном тандеме. Самое трудное тут -- разделить между собой те функции и задачи, заниматься которыми не хочется и не получается. Как этот вопрос будет решен -- в этом и состоит главная интрига следующего года.

"Медведев начинает самостоятельно справляться с рычагами управления"

Валерий ХОМЯКОВ, генеральный директор Совета по национальной стратегии:

-- Много было сомнений в эффективности этой новой для нас системы власти, которую стали называть тандемом. Предполагалось, что будут конфликты между аппаратом правительства и администрацией президента. Конечно, внимательному наблюдателю очевидно, что некоторые шероховатости есть, но все-таки мы можем назвать эту систему власти состоявшейся. Она прошла испытание и югоосетинским конфликтом, и экономическим кризисом. Это первый вывод. Вывод второй: Медведев не просто вошел в роль главы государства, но начинает самостоятельно справляться с рычагами управления. В особенности это было заметно на саммите G20, где он был весьма раскован в хорошем смысле этого слова и чувствовал себя не как новичок в когорте опытных политиков, а вполне достойно. Было время, когда Дмитрий Анатольевич пытался подражать стилистике Владимира Владимировича -- в частности, при разрешении югоосетинского конфликта. Но впоследствии он выдерживал свой стиль -- нормального, умного, интеллигентного, образованного человека.

Владимиру Путину также значительно проще чувствовать себя в роли премьера, хотя, конечно, тут есть определенные проблемы: сложно представить, чтобы бывший директор стал главным инженером. Но пока незаметно, чтобы Путину это приносило какой-то дискомфорт, он нормально выполняет свою работу.

Если говорить о том, что было сделано, одно из главных событий, которое меня поразило, -- снятие начальника ГУВД города Москвы генерала Пронина за известные события. Причем видно, что это было непростое решение. Пожалуй, впервые за время всего президентства Медведев принял принципиальное решение в сфере, связанной с силовыми структурами, хотя как-то негласно предполагалось, что силовиков будет под собой держать Путин. Мне кажется, это только начало, и мы еще увидим серьезные кадровые изменения в силовом блоке.

"Не двоевластие, а разделение властей"

Дмитрий ОРЕШКИН, независимый политолог:

-- Что касается Медведева, то он укрепился в позиции президента, перестал быть стажером и стал достаточно самостоятельным игроком, но при этом не делая никаких резких движений и не принимая серьезных политических решений. В грузинском конфликте на первом месте был Путин. Медведев стоял в стороне, уступив руль старшему товарищу. Несамостоятельность его проявилась и в декабре, когда принималось решение об увеличении президентского срока до шести лет. Тогда рассматривался вариант с быстрым возвращением Путина на позицию президента перед лицом экономического кризиса. Медведев не стал сопротивляться самому увеличению срока, но, видимо, какие-то шаги стали предприниматься, чтобы избежать реализации этого сценария. И вот начиная с 2009 года он потихоньку чувствует себя увереннее. Он предпринимает не очень звонкие, но уверенные шаги в региональной политике: смещает Зязикова, назначает Евкурова, приглашает Никиту Белых. Демонстрирует некий новый вектор в отношениях с вестернизированной частью общества, которая получила от него ряд важных сигналов. Кое-что новое проявилось в истории с сочинскими выборами: в традициях путинской демократии было бы просто не регистрировать Немцова, но его все-таки зарегистрировали, и он даже занял второе место. Тем не менее Медведев в целом, как говорится, не высовывался, и, наверное, с его стороны это разумно. Путин в глазах населения сохраняет лидирующие позиции, но сейчас на него так или иначе ложится ответственность за экономический кризис. В глазах элитных групп его авторитет «Мистера Удача» размывается: экономика показывает неблестящие результаты, элиты раскалываются, региональные элиты далеко не в восторге от Путина и предпочитают Медведева, который не строит их так жестко. То же самое относится к медийным элитам и к бизнесу, за исключением крупного монополистического. Силовые элиты -- это в основном люди Путина, и хотя Медведев пытается с ними общаться, они по стилю больше тяготеют к Путину.

В целом мы имеем дело не с двоевластием, а с разделением властей. Двоевластие -- это ситуация, когда идет борьба за удержание власти в одних руках. А сейчас полновластия нет ни у того, ни у другого, но страна функционирует. Они как-то договариваются о зонах ответственности, сосуществуют. Это очень важно, потому что такого в России за последнюю тысячу лет не наблюдалось. Не важно, кто из них хорош, кто плох. Важно, что это реальное разделение властей, хотя пока и «по понятиям», не прописанное на бумаге.

Год президента и премьера в рейтингах

По данным Всероссийского центра общественного мнения (ВЦИОМ), личный рейтинг Владимира Путина в апреле 2009 года (50--54%) существенно опережал рейтинг Дмитрия Медведева (39--43%). В июне 2008 года, сразу после инаугурации г-на Медведева, его личный рейтинг составлял 40%. А вот г-н Путин в начале своего пребывания в Белом доме располагал поддержкой 61% респондентов ВЦИОМа, перед новогодними праздниками -- 63%. Электоральные рейтинги президента и премьера сравнить невозможно, так как ВЦИОМ не включает г-на Путина в соответствующие опросы.

Интересные трансформации происходили за последний год с рейтингами президента и премьера как государственных институтов. В январе 2008 года, до выборов нового главы государства, институциональный рейтинг президента достигал 83%, тогда как институциональный рейтинг премьера был существенно ниже -- порядка 53%. Сразу после инаугурации г-на Медведева рейтинги поменялись местами. Деятельность правительства моментально стали одобрять 81% опрошенных. А вот рейтинг президента как госинститута снизился до 73%. На этом же уровне он держится до сих пор, с колебаниями, не превышающими размеры статпогрешности. При этом институциональный рейтинг правительства за год снизился до 76%.

Таким образом, высокий рейтинг Владимира Путина в благополучные времена переносился буквально на все, к чему прикасался «национальный лидер». Однако с наступлением эпохи экономической турбулентности путинские показатели стали ухудшаться, в том числе и потому, что в глазах общественности ответственность за кризис в значительной степени ложится на кабинет министров и его председателя. А вот чуть менее высокие президентские рейтинги в этой ситуации пока остаются стабильными.

Источник: "Время Новостей"
Поделиться