Версия для печати 1703 Материалы по теме
михаил маргелов
Известно, что парламентская дипломатия часто прокладывает путь дипломатии профессиональной, которой занимаются исполнительные органы власти. Опыт показывает, что свободная дискуссия парламентариев позволяет заметно освежить точки зрения на решение проблем и прийти к согласию.

8-10 июля в Италии пройдет саммит "большой восьмерки". В сентябре прошлого года я обратился к своему итальянскому коллеге Ламберту Дини с предложением провести встречу председателей комитетов по международным делам парламентов стран - членов "восьмерки". Мы выступили с совместной итало-российской инициативой такого собрания. Она была поддержана, и 16-17 мая в Риме встреча состоялась.

Мы не ставили цель навязывать лидерам своих стран готовые решения. Но посчитали своим долгом обратить внимание членов "восьмерки" на проблемы глобального значения, довести до саммита свое мнение по этому поводу.

Разумеется, в повестке дня "большой восьмерки" будут вопросы выхода из сегодняшнего кризиса. Как и следовало ожидать, финансовый кризис начал перетекать в свою, к сожалению, неизбежную вторую стадию рецессии, экономического спада.

Саммит "двадцатки" в Лондоне продемонстрировал определенную солидарность в вопросах борьбы с кризисом. Хотя есть мнения, что не все пожелания саммита проводятся в жизнь, в том числе самими участниками лондонской встречи. Ряд рекомендаций саммита не имели адреса - это усиление контроля и регулирования банковской системы путем введения новых правил аудита. Это и реформа мировой финансовой архитектуры. Нет ответа и на вопрос о новых правилах, которые предотвратили бы в будущем дисбалансы в международных платежах.

"Большая восьмерка" сосредоточивает свои усилия на проблемах глобального характера. Нынешний кризис - глобальный. И, по мнению парламентариев, "восьмерка" должна продолжить работу в слабо очерченных лондонским саммитом направлениях.

Мне довелось недавно участвовать в очередной конференции "Мир без ядерного оружия". На ней, в частности, отмечалось, что мировое сообщество неизменно опаздывает с решениями разоруженческих проблем, приходит к согласию по ним задним числом. Именно так был заключен в 1968 году Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Ядерный клуб к этому времени значительно расширился при попустительстве США, СССР, Франции. Но этому договору следует отдать должное: он родился в ходе компромисса ядерных и неядерных держав. И если сорок лет назад такой компромисс был возможен, почему бы не обновить его на новой основе?

На саммите "восьмерки" проблема нераспространения конечно же будет в повестке дня. И нет препятствий для того, чтобы участники саммита согласились укрепить ДНЯО. Этой кропотливой работе, по мнению парламентариев, не помешал бы и глобальный саммит по ядерной безопасности. Наш мир во многом по-прежнему базируется на ядерном сдерживании. А режим ядерного нераспространения подвергается новым испытаниям. Несомненно, что призыв к нераспространению был бы существенно подкреплен сокращением запасов ядерного оружия. Ведь неядерные страны согласились на ДНЯО в том числе потому, что страны ядерные обещали сокращать это оружие. ДНЯО, однако, не предусматривает санкций против государств, которые нарушают взятые обязательства. Договор также не рассчитан на негосударственные методы распространения ядерного оружия - "черного рынка", террористических групп. Поэтому ядерным державам следует серьезнее заниматься эффективной стратегией принуждения к нераспространению.

Парламентарии считают, что США и Россия должны продолжить работы над Договором о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), имея в виду уменьшение количества боеголовок у каждой стороны до 1000-1500 единиц. Уместно напомнить, что снижение ядерного арсенала в сравнении с периодом "холодной войны" произошло главным образом благодаря двусторонним соглашениям США и СССР-России.

Среди глобальных проблем "восьмерка" традиционно рассматривает вопросы, связанные с изменением климата. Парламентарии полагают, что этот вопрос будет в центре внимания и на предстоящем саммите. Сегодня много говорят о "смерти" Киотского протокола и объясняют это рядом причин. Полагаю, что эта "смерть" вызвана не только упрямством индустриальных стран. Ведь научное сообщество до сих пор не определилось, что же в действительности меняет климат Земли. Есть авторитетное течение, которое совершенно не признает здесь роль углекислоты. По мнению специалистов этой группы, все дело - в естественном истощении защитного механизма Земли.

Специалисты этого направления утверждают, что Киотский протокол бесполезен. Потепление неизбежно, но в наших силах этот естественный процесс замедлить, прежде всего беречь водные ресурсы, говорят они. Если они правы, а в науке так бывает, то бесполезно проводить конференцию в Копенгагене по новым потолкам выбросов углекислоты. Если они правы, то достижение этих потолков - чистые затраты, поскольку потепление от них не зависит. Лично я опасаюсь, что в Копенгагене все кивнут в знак согласия головой, но судьба новых предписаний будет точно такой же, как у киотских. И эта ситуация должна быть рассмотрена "восьмеркой".

Будет целесообразным, если "восьмерка" больше внимания уделит не нормативным предписаниям, из какой трубы и сколько можно выбросить в атмосферу. Необходимы стимулы к развитию энергосберегающих технологий: чем меньше энергии на единицу ВВП будет тратиться, тем больше будет сберегаться, кстати сказать, той же воды. И поиск тех же альтернативных источников энергии устроят представители обоих направлений в науке: и тех, кто причину бед видит в выбросах углекислоты, и тех, кто потепление климата связывает исключительно с состоянием водных ресурсов.

Парламентарии полагают, что лидеры "восьмерки" обсудят меры по борьбе с пиратством. Проблема настолько обострилась, что президент России Медведев поручил Генеральному прокурору совместно с иностранными правоохранительными органами разработать механизм уголовного преследования пиратов. Нужна юридическая квалификация этого явления. К слову, теперь пираты могут захватывать корабли в радиусе уже 2000 тысяч морских миль от побережья Сомали, в районе Коморских островов и Мадагаскара. И пока что у мирового сообщества, у ООН, НАТО и Евросоюза стратегического видения этой проблемы нет. В прошлом году доходы сомалийских пиратов составили минимум 70 млн долларов. Есть мнение, что деньги, добытые пиратами, идут на финансирование террористических структур в Африке.

Разговор на "восьмерке" должен идти по всем аспектам этой проблемы. Уместно поставить вопрос перед ООН о возможности атаковать базы пиратов на суше. А ООН - создать международный трибунал по пиратству.

Пожелания к саммиту председателей комитетов по между народным делам парламентов стран - членов "восьмерки" в Риме будут доведены до сведения глав этих стран.

Источник: "Российская газета"
Поделиться