Версия для печати 2764 Материалы по теме
Ким чен Ир
Вчера Северная Корея вновь заставила вздрогнуть весь мир -- подземное ядерное испытание напомнило как о хрупкости нынешней системы нераспространения ядерного оружия, так и о трудности решения проблемы маленькой изолированной страны, готовой идти до конца в своем стремлении во что бы то ни стало заполучить арсенал оружия массового уничтожения.

Международное сообщество отреагировало на северокорейский взрыв практически единодушным неприятием и осуждением. Вчера поздно вечером на экстренное заседание собрался Совет Безопасности ООН, созванный по требованию Южной Кореи и Японии. «Глубокую озабоченность» акцией КНДР выразили ядерные государства -- Россия, США, Франция, Китай и Индия. К ним присоединились ООН и Евросоюз.

Первыми «искусственный подземный толчок» силой 4,5 балла зафиксировали соседи Северной Кореи -- Россия, Китай, Южная Корея и Япония. Пресс-служба Министерства обороны России сообщила, что в КНДР в 4.54 по московскому времени было произведено второе подземное испытание ядерного оружия: «Мощность ядерного взрывного устройства, по данным российских технических средств контроля за ядерными взрывами, составила около 20 килотонн. Взрыв был произведен на том же полигоне на северо-востоке КНДР, что и при первом подземном ядерном испытании в 2006 году». Российские военные отметили, что «бомба именно такой мощности была сброшена на Хиросиму в августе 1945 года» -- неприятное напоминание для японцев, опасающихся непредсказуемых шагов со стороны северокорейского руководства.

Пхеньян официально объявил, что «в соответствии с просьбой ученых и техников» успешно провел новое ядерное испытание «в качестве меры по укреплению ядерных сил самообороны». В сообщении северокорейского информагентства ЦТАК особо подчеркнуто, что северокорейским оружейникам «удалось увеличить разрушительную мощность бомбы, одновременно добившись лучшего контроля над ядерной реакцией», поскольку испытания трехлетней давности вызвали землетрясение силой 3,58 балла. Оба взрыва, как считают в Пхеньяне, «внесли вклад в обеспечение защиты национального суверенитета, социализма, обеспечение мира и безопасности на Корейском полуострове и в регионе в целом».

Как сообщило южнокорейское информагентство Ренхап, вчера северокорейцы выпустили две зенитные ракеты в сторону американских самолетов-разведчиков, собиравших данные об испытаниях. Появилась и неподтвержденная информация о запуске северокорейской баллистической ракеты с радиусом действия до 130 км. Показная удаль Пхеньяна вызвала раздражение даже в Москве, прежде призывавшей международное сообщество не драматизировать ядерные и ракетные испытания КНДР.

Пресс-секретарь президента России Наталья Тимакова заявила, что осуществление в КНДР подземного ядерного испытания «вызывает глубокое сожаление и самую серьезную озабоченность» -- это прямое нарушение резолюции Совбеза ООН и удар по международным усилиям укрепить глобальный режим ядерного нераспространения. Россия осуждает такие действия и напоминает, что «инициаторы решений о ядерном испытании несут персональную ответственность за них перед мировым сообществом». Российское руководство «убеждено, что в КНДР -- стране, с которой нас долгие годы связывала давняя история дружбы и добрососедства -- должны прийти к осознанию бесперспективности ставки на военную силу и ядерное сдерживание».

Северокорейское генконсульство в Находке пояснило, что испытание стало ответом «на давление со стороны США и других стран». При этом КНДР намерена «и впредь укреплять свою обороноспособность, проводить подземные ядерные испытания и испытания ракет». Видимо, памятуя о пикете протеста, устроенном молодежью Находки у дипломатической миссии после первого испытания, северокорейские дипломаты заверили, что и на этот раз никаких негативных экологических последствий для российского Дальнего Востока России не будет, как и для других соседей КНДР.

«Северокорейский режим в своем намерении поднять переговорную планку настолько предсказуем, что лишь не желающие ничего понимать могут строить в отношении него какие-то иллюзии», -- сказал «Времени новостей» востоковед, член-корреспондент РАН Василий Михеев. По мнению эксперта, «никакие санкции ООН обсуждать не надо, поскольку это пустая трата времени, Пхеньян же должен почувствовать, что получит адекватный ответ».

Следует начать консультации пяти партнеров КНДР по идущим с 2003 года ядерным переговорам (Китай, США, Россия, Южная Корея и Япония) на предмет того, «как «обменять» помощь Пхеньяну на открытость и реальные рыночные реформы. При этом Россия, Китай и США как ядерные державы, полагает наш собеседник, «должны дать ясно понять, что подведут международно-правовую базу и разработают механизм для применения необходимых мер с целью выведения из строя северокорейских ракетно-ядерных возможностей».

Первое ядерное испытание Северная Корея провела 9 октября 2006 года на полигоне, расположенном недалеко от города Кильчжу в северо-восточной провинции Хамген-Пукто. Мощность взрыва составила от 5 до 15 килотонн. Многие эксперты пришли к выводу, что это было испытание относительно примитивного устройства, не обеспечившего полноценную ядерную реакцию. После того взрыва, которому предшествовали северокорейские ракетные пуски, Совет Безопасности ООН резолюцией 1718 запретил Пхеньяну испытания ядерных устройств, баллистических ракет и ввел санкции против компаний, поставляющих Северной Корее соответствующие материалы и технологии.

Опрошенные «Временем новостей» российские эксперты согласны, что новый северокорейский ядерный взрыв нанес серьезный удар по режиму нераспространения, хотя и на этот раз о полноценном боеприпасе речь пока не идет. «Северокорейцы, скорее всего, испытали нетранспортабельное плутониевое устройство, причем плутоний нарабатывался в течение многих лет на ядерном реакторе мощностью в пять мегаватт», -- рассказал «Времени новостей» ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН генерал-майор Владимир Белоус. Он напомнил, что еще в 1990 году тогдашний глава КГБ Владимир Крючков докладывал на заседании политбюро, что КНДР обладает одним-двумя ядерными устройствами. Однако в середине 1990-х в Пхеньяне поняли, что «можно с успехом использовать ядерную программу для получения экономических и политических преференций».

Эксперт полагает, что на шестисторонних переговорах по корейской ядерной проблеме Россия и Китай заняли «чересчур либеральную позицию в отношении Пхеньяна». При этом США допустили «серьезнейшие промахи» -- американцы «обещали северокорейцам построить два атомных реактора и поставлять 500 тыс. тонн мазута в год для хозяйственных нужд, но ничего не выполнили».

Замглавы Комитета ученых за глобальную безопасность Александр Пикаев подчеркнул в беседе с «Временем новостей», что США и Китай выступают ныне как ведущие игроки на Корейском полуострове: «Китай -- основной донор Пхеньяна. США -- главный «спарринг-партнер» северокорейцев, с которым им можно вести торг по разным вопросам -- от гарантий ненападения до восстановления дипотношений. России в этой триаде нет». В начале 2000-х годов, напомнил г-н Пикаев, Москва начала «многообещающий диалог» с Пхеньяном, усмотревшим в этом альтернативу чрезмерной зависимости от Пекина. Однако существенно закрепиться на северокорейском направлении наша страна так и не смогла. «Хотя Сергей Лавров недавно приезжал в Пхеньян, за столом шестисторонних переговоров Россия занимает шестое место», -- отметил эксперт.

На первое ядерное испытание в 2006 году северокорейцев мог спровоцировать Вашингтон, заморозивший их счета в банке Макао. Новый президент Барак Обама примирительно заявил, что «готов протянуть руку» КНДР и Ирану, если те «разожмут кулак». Северокорейский взрыв может стать серьезным испытанием для заявленного новым хозяином Белого Дома миролюбивого курса и весомым аргументом в пользу правоты «ястребов». «Возможно, в Пхеньяне решили, что Обама слабее Буша и с ним можно вести себя жестче», -- заметил Александр Пикаев. Вместе с тем собеседник "Времени новостей" не исключил, что нынешнее испытание КНДР устроила, дабы «показать силу на фоне сложной внутренней ситуации», ведь на Западе в прошлом году появилась информация о тяжелой болезни северокорейского лидера Ким Чен Ира. Эксперт не видит альтернативы возобновлению шестисторонних переговоров, «ведь воевать с КНДР никто не собирается».

Хотя КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) еще в 2003 году, ядерный взрыв нанес чувствительный удар по устойчивости этого договора. «Вступление Индии и Пакистана в 1990-е годы в «ядерный клуб» подогрело ядерные притязания Северной Кореи, аналогичным образом сейчас КНДР «подогревает» других», -- заметил г-н Белоус. «КНДР нарушала ДНЯО и в то время, когда была его участником. Потом она создала еще более опасный прецедент: оказывается, можно заниматься ядерными разработками внутри ДНЯО, а у самого ядерного «порога» благополучно выйти из договора», -- подчеркнул г-н Пикаев. Теперь многие страны внимательно отслеживают ситуацию вокруг КНДР, и если действия северокорейских властей не натолкнутся на решительный отпор, «ситуация с глобальной безопасностью резко ухудшится».

Источник: "Время Новостей", Александр САМОХОТКИН, Борис ЮНАНОВ
Поделиться