Версия для печати 1862 Материалы по теме
электронный документ
На прошлой неделе завершилась крупнейшая отечественная выставка-конференция, посвященная системам электронного документооборота (СЭД) и автоматизации производства DocFlow. В этом году она прошла уже в 15-й раз. Это меньше, чем рекордсмен по долгожительству SofTool, но намного больше всех остальных подобных отраслевых форумов. При всем многообразии мероприятий на российском IT-рынке ежегодная выставка DocFlow все же представляет собой уникальное явление. Прежде всего потому, что системы электронного документооборота являются одними из самых востребованных IT-продуктов на рынке. Особенность выставке в этом году добавило также присутствие на ней министра связи и массовых коммуникаций РФ Игоря Щеголева.

СЭД или ЕСМ?

В течение последних 15 лет развитие российского рынка СЭД шло под знаком постоянных дискуссий о том, что такое системы электронного документооборота и чем они отличается от того, что на Западе объединяется под общим понятием Enterprise Content Management (ECM). При этом доминирующей позицией было мнение о том, что "Запад нам не указ", "они ничего не понимают в специфике российского документоведения" и т.д. Однако как раз за последнюю пару лет произошел не очень заметный, но все же перелом в нашем национальном СЭД-сознании. Он выразился в том, что было фактически признано: отечественные СЭД -- это лишь верхушка общего ЕСМ-айсберга, и наш сегмент СЭД неминуемо будет преобразовываться в рынок ECM со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая расширение круга решаемых задач, использование более мощных отраслевых решений и т.д.

В прошлом году конференцию DocFlow впервые посетил президент весьма авторитетной международной ассоциации (Association for Information and Image Management (AIIM)) Джон Манчини. Его доклад стал одним из наиболее ярких событий выставки. Благодаря выступлению г-на Манчини посетители поняли, что ECM -- это не буржуазная лженаука, а внятная концепция, которую полезно взять на вооружение и нам. Отметим, что и г-н Манчини из этого визита тоже сделал определенные выводы. Прежде всего -- что Россия представляет интерес для мирового ECM-сообщества, и потому следует расширять с ней сотрудничество. И определенные плоды развития отношений между AIIM и DocFlow можно было увидеть на юбилейном форуме, в том числе и в том, что одним из ключевых докладчиков на нынешней конференции стал вице-президент AIIM Атле Скъеккеланд (Atle Skjekkeland).

Государственный интерес

Главным событием на DocFlow в этом году стало участие в открытии выставки министра связи и массовых коммуникаций РФ Игоря Щеголева. Министр выступил с изложением своего видения ситуации на рынке СЭД и познакомился с экспозицией основных участников выставки.

Надо сказать, что СЭД -- это, по сути, один из наиболее "государственных" сегментов IT-рынка. Причем это не наша, отечественная специфика, так обстоят дела во всем мире. С одной стороны, именно госучреждения и ведомства были и остаются сегодня главными потребителями этой продукции. С другой -- именно регулирующее влияние государства имеет важное значение для развития ECM в стране.

Все годы своего существования это мероприятие позиционировало себя как сугубо деловое, явно не форсирующее смычку "бизнеса и государства". Это было заметно и по минимальному участию в мероприятии представителей государства, а также по весьма скромному присутствию «государственных» тем в программах прошлых DocFlow, таких, например, как "Электронная Россия".

Однако независимость нашего IT-рынка от государства сегодня фикция. Кризис очень четко показал, что восстановление IT-отрасли сегодня невозможно без бюджетных вливаний. В свете этого интересна тенденция последнего времени -- возросший интерес государства к информационным технологиям.

Уже сам по себе визит главного российского чиновника по IT (хотя из названия министерства упоминание об IT давно исчезло) заметно мобилизовал участников DocFlow: представить свои экспозиции высокому гостю приехали в том числе и топ-менеджеры компаний-разработчиков, которые раньше на этой выставке не появлялись, например основатель и владелец 1С Борис Нуралиев.

Кто виноват

Глава Минкомсвязи в своем выступлении, по сути, повторил тезис, озвученный еще осенью прошлого года президентом России: достижения по части электронного документооборота в органах государственной власти, мягко говоря, невысоки.

Из выступления г-на Щеголева можно было сделать вывод, что одна из основных проблем заключается в несовершенстве имеющихся на рынке СЭД и в неготовности разработчиков к созданию продуктов нужного уровня. Министр также пообещал, что руководимое им ведомство будет оказывать поддержку системам, «удовлетворяющим стандартам». Но что это за стандарты и кто их будет разрабатывать, не уточнил.

На пресс-конференции представитель министерства Илья Массух назвал и другую причину неудовлетворительного развития СЭД. По его словам, основной круг проблем с внедрением электронного документооборота лежит в юридической плоскости, и в частности связан с несовершенством законов об электронно-цифровой подписи.

В этом есть доля истины. Можно вспомнить, какой мощный импульс развитию мировому IT-рынку дало принятие в разных странах целой серии законов, ужесточающих нормативные требования к управлению информацией, например закона Sarbanes-Oxley. Этот правовой акт, принятый в США в 2002 году, установил более жесткие стандарты финансовой отчетности для предприятий, в частности именно этот закон обязал компании хранить всю документацию в электронном виде.

Впрочем, г-н Массух отметил, что наша страна по уровню информатизации властных структур выглядит на общемировом фоне вполне пристойно. В качестве примера он рассказал, что теперь документы аппарата правительства в нижестоящие ведомства передаются исключительно в электронной форме.

Спрос определяет уровень

К сожалению, на конференции DocFlow так и не прозвучали ответы на вопросы, которые являются жизненно важными для развития IT-индустрии на сегодняшний день: в какой форме государство должно участвовать в развитии IT, и в частности систем электронного документооборота? Государство должно самостоятельно заниматься реализацией IT-проектов, создав под это очередную госкорпорацию, или сформулировать внятные требования к рынку -- как к поставщикам, так и к заказчикам -- и следить за их надлежащим исполнением?

Оценка же министром российского рынка СЭД как незрелого является во многом справедливой. Действительно, являясь старейшим сегментом отечественной IT-отрасли (новейший этап ее развития, связанный с началом поступления зарубежных ПК 20 лет назад, начинался именно с автоматизации работы с документами). Но рынок до сих пор относится к категории "формирующегося": относительно невысокие объемы (по разным оценкам, не более 200 млн долл. в год, включая услуги по внедрению), большое количество поставщиков при наличии огромного числа "самописного" (читай: кустарного) софта, ориентация на заказные разработки, нехватка промышленных технологий массового внедрения систем и т.д. К этому нужно также добавить отсутствие заметного прогресса в деле консолидации игроков этого сегмента рынка.

Но упрекать в этом поставщиков СЭД вряд ли справедливо. На самом деле повышение зрелости рынка определяется наличием соответствующего уровня спроса. И вот тут роль государства (как регулятора рынка и главного потребителя) очень велика, а играет оно эту роль плохо.

Можно было бы высказать еще целый ряд претензий к государству по поводу реальных действий по поддержке продвижения IT в стране в целом и в бюджетной сфере в частности. Но справедливости ради нужно сказать, что само повышение внимания руководства страны к проблематике IT внушает определенный оптимизм.

Источник: "Время Новостей"
Поделиться