Версия для печати 1421 Материалы по теме
Форум 2007 Питер
Под впечатлением всего услышанного на форуме приходишь к двум выводам. Первый: Россия может стать передовой страной мира, но прежде ей предстоит провести реформы. И второе - в Россию сейчас вкладывают массу денег, это второй по мощи рынок после Китая, но данное пиршество инвестиций может закончиться так же резко, как начиналось. Это - вкратце; теперь детали.

Приказано выжить

Главное, что дал XI Петербургский экономический форум - это дискуссию о том, какой будет Россия в 2020 году. Похоже, она занимает вообще всех, поскольку к ней на форуме обращались даже те, кто приехал выступать по совершенно другому вопросу. В кулуарах эксперты предпочитали говорить о "России 2016" - это год, когда закончится второй срок преемника нынешнего президента. Косвенно подтвердил это и министр экономического развития и торговли Герман Греф, который объяснил смысл обращения форума к этой теме тем, что "мы входим в новый политический цикл", и программа 1999 года, которую он писал будучи еще руководителем Центра стратегических разработок, утратила актуальность.

Как подчеркнул министр экономического развития и торговли Герман Греф, миссия озвучить официальную точку зрения досталась первому вице-премьеру правительства Сергею Иванову (в прошлом году ключевым докладчиком был Дмитрий Медведев). Первый вице-премьер не стал давать "научного" анализа проблемы, он просто назвал параметры, которых, по его мнению, страна достигнет в 2020 году, а уж как - на этот счет дискутировали потом, в узком кругу, ученые. По мнению первого вице-премьера, в 2020 году Россия войдет в первую пятерку стран по объему ВВП, а валовой внутренний продукт в расчете на "среднего" гражданина составит 30 тысяч долларов в ценах 2005 года (сейчас - порядка 12 тысяч).

Доля среднего класса превысит 50 процентов населения (сложно сказать, какова эта доля сейчас, из-за разных методик подсчета).

Россия займет первое место в мире по 4-6 позициям, касающимся высокотехнологичного производства, а доля нашей страны в мировом объеме Hi-Tec будет примерно 5-10 процентов. Этими отраслями могут быть ядерная энергетика, судостроение, авиапром, космическая отрасль, программное обеспечение, нанотехнологии. Объемы денег, вращающихся вокруг услуг связи, возрастут в 14 раз, вокруг информационных технологий в целом - в два раза. Авиационная отрасль России станет третьей в мире, заняв 10 процентов мирового "пирога".

При этом Россия достигнет таких параметров вовсе не за счет усиления роли государства (обратите внимание, что и в авиапроме, и в судостроении сейчас идут именно такие процессы). Сергей Иванов подчеркнул, что, создавая крупные холдинги, государство будет выкупать пакеты акций у бизнеса по рыночной цене "и без намека на экспроприацию, это не возврат к командной системе". Более того, в дальнейшем часть акций этих холдингов может быть выставлена на свободную продажу и куплена бизнесом.

Особое место в планах правительства занимает привлечение иностранных инвестиций. Сергей Иванов выдвинул оригинальный тезис - "ваши технологии в обмен на наш рынок", в котором явно заложена идея отказа от излишнего протекционизма, а также прослеживается увязка между режимом наибольшего благоприятствования тому или иному инвестору с объемом его инвестиций, что практикуют многие развивающиеся экономики. Важнее, однако, посыл первого вице-премьера о вовлечении в этот процесс наших соотечественников, живущих за рубежом и имеющих там бизнес (полная аналогия с политикой Китая, который поднимался за счет денег мигрантов, разбогатевших в США). По мнению Сергея Иванова, нужно "заинтересовать зарубежных соотечественников работать на благо мировой экономики".

А теперь правда

На самом деле, настоящий разговор о России в 2020 году начался через несколько часов после пленарного заседания, и в столь узком составе, что информация об этой дискуссии почти не попала в СМИ. Я такого не видел никогда: за столом сидели лучшие умы страны, которых по отдельности-то увидеть - это счастье, а тут - все вместе. И когда модератор встречи, ректор АНХ Владимир Мау поблагодарил собравшихся за выдержку (жарко, поздно, но никто не ушел), он явно кокетничал: кто в здравом уме покинет зал, когда говорят такие люди?

Ничего супероптимистичного ни он, ни его коллеги не сказали. Есть несколько сценариев. Те, что плохие, реалистичны, а те, что хорошие, - нет. Мы слышали это от минэкономразвития не раз, так что, наверное, это правда. И дело даже не в том, что в мае впервые за несколько лет из России больше уехало капиталов, чем приехало: г-н Клепач не стал заострять внимание на том, что инвесторы фиксируют прибыль за рубежом накануне 2008 года, но это и так все понимают.

Короче говоря, есть три сценария: инерционный (все как сейчас), сырьевой (научимся разрабатывать тяжелые месторождения, за счет чего больше нефти и газа продадим за рубеж) и инновационный. Последний - самый хороший (при том, что первые два откровенно плохие), но требует реформ, которые Россия пытается свершить уже года три, но без результатов.

Форум 2007 Питер
Чтобы понять ущербность первых двух сценариев, надо напрячься. Сейчас мы живем фактически по инерционному сценарию, и чем это плохо? Зайдите в любой дорогой магазин: не протолкнуться. При сырьевом сценарии инвестиции в инфрастуктуру вырастут и достигнут почти 5 процентов ВВП, "что составляет две трети программы Чубайса (о чем речь пойдет ниже), но останутся низкими расходы на НИОКР и образование, а это - фактор просто убийственный. Чтобы сделать то, чего "требует" Сергей Иванов, то есть довести душевой ВВП до 30 тысяч долларов в год, а долю среднего класса до 50-55 процентов, нужно тратить на НИОКР примерно 4 процента ВВП. Казалось бы, в чем проблема - тратьте, и все. Увы, экономика устроена так, что речь идет не просто о тратах, а о "разумных тратах", что подразумевает серьезные реформы и смену приоритетов. "Это совершенно другие требования как к политической системе, так и к экономике", - сказал г-н Клепач, предпочтя, впрочем, не развивать дальше эту скользкую тему. Тем более что даже при лучшем сценарии Россия будет отставать от США уровня 2006 года по таким, например, параметрам, как продолжительность жизни.

Руководитель Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев, про которого говорят, что у этого человека "самый высокий IQ в России", был более откровенен. Да, Россия имеет шанс к 2020 году сравняться по многим параметрам с развитыми странами ЕС. Но угрозы слишком существенны, чтобы их игнорировать, а параметры реформ столь жестки, что неизвестно, сумеет ли Россия их осуществить. Собственно, речь идет о трех угрозах и трех, соответственно, реформах: нужно что-то делать с человеческим ресурсом, с институтами, и с нашей оторванностью от мировой экономики. Причем, чтобы преодолеть, например, человеческую проблему, никакой рост рождаемости не поможет, поскольку люди, родившиеся "сегодня", просто не успеют толком повзрослеть к 2020 году. Только рост миграции на 40 процентов способен обеспечить Россию людьми, но лучший путь все-таки - это более эффективное использование человеческого потенциала. Это возможно, но потребует институциональных изменений, говорит г-н Дмитриев.

Чрезвычайно важным был такой акцент: почему руководители западных компаний так хвалят Россию, а прогнозы-то у нее плохие? "Западный бизнес не заглядывает дальше 2010 года, а у нас горизонт длиннее", пояснил г-н Дмитриев. Это значит: увлеченный спекулятивной прибылью, западный бизнес в восторге, но не стоит всем его разделять. По этому поводу г-н Мау желчно заметил: "Мы слышим от иностранцев, что у нас и с наукой, и образованием все ОК. Но я почему-то не слышал этого от членов Академии наук. Сдается, что иностранцы почерпнули эти идеи в газетах, которым слишком доверились".

И руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, и ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов со всем вышеизложенным согласились (хотя у г-на Белоусова, например, несколько иная сценарная модель, но только по форме он выделяет лишь две возможные модели развития, догоняющую и инновационную, в первую модель от г-на Клепача, инерционную, он как бы не верит). Г-н Гурвич лишь добавил, что лучше, чем сокращение расходов (на чем настаивал г-н Гайдар), - это выделение "узких мест" с их приоритетным финансированием (таковыми он считает образование и здравоохранение, причем он не видит в этих секторах существенного прогресса). В его понимании "правительство взяло тактику обхода крепости, которую ему не удалось взять", но, как знают все стратеги, такая тактика грозит "бунтом в тылу". Другая проблема в тактике - это принятие правильных решений без нормального администрирования, что превращает верные ходы в собственную противоположность. В качестве примера он привел переход на ЕГАИС: задумка прогрессивная, исполнение ужасное, как и результат.

Так какой же вывод? С одной стороны, как выразился один индийский миллиардер, "гадать о будущем - все равно, что состязаться в прыжках с единорогом" (правда, эту метафору не все поняли, но смысл ясен - гиблое дело). С другой - никакие новейшие исследования не принесут ничего нового. России нужны серьезные реформы, которые вообще-то пора начать. Речь идет о снижении налогового бремени на бизнес, о решительном пересмотре политики в отношении высокотехнологичных отраслей, наконец, о построении демократического общества с защищенной частной собственностью (необходимость чего красноречиво показала ситуация с фиксацией прибыли за рубежом в мае). И власть понимает, что это делать необходимо. Однако почему-то или не делает ничего, или делает очень мало и с запозданием. Честно говоря, этот gap, как сейчас модно выражаться, или разрыв трудно как-то аргументировать. Как сказал нам с просьбой не ссылаться на него один из яйцелоговых, "власть, вероятно, сама зафиксировалась накануне 2008 года".

Свой, чужой

Посмотрим в этой связи на ситуацию в электроэнергетике. Г-н Чубайс на Форуме был, в отличие от г-на Миллера (глава "Газпрома" по-прежнему в больнице). РАО идет впереди, и в некотором смысле то, что происходит у них, - это "будущее сегодня". И что у них происходит?

А происходит в РАО, помимо реформирования, так называемое "ГОЭЛРО-2", или самая масштабная инвестиционная программа не только в энергетике, но и в российской, и даже в советской экономике лет этак за сто. Вы уже заметили, что даже ученые меряют инвестиционные программы в долях от инвестпрограммы РАО. Это, таким образом, своеобразный индикатор, точка отсчета. Но вот что занятно.

С одной стороны, никто не возьмется отрицать, что энергетикам требуются колоссальные деньги и что они эти деньги получат. С другой - кто будет получателем денег? Тут нужно напомнить, что колоссальная инвестпрограмма РАО предполагает закупку огромного числа оборудования, вплоть до готовых станций "под ключ". И здесь вырисовывается конфликт между нашими машиностроителями и их западными конкурентами. Естественно, наши хотят, чтобы "своя, российская программа" им и досталась. Хотя в РАО не раз подчеркивали, что решения будут приниматься на основе открытых тендеров, без привилегий для российских компаний. "Я предвижу большую драку между Fortum и E.ON за энергетические активы", сказал г-н Чубайс. Нетрудно углядеть, что обе компании - не российские. Корреспондент "РГ", в свою очередь, углядел руководителя одной из крупнейших машиностроительных корпораций в России, который приехал в Петербург, чтобы в очередной раз напомнить г-ну Чубайсу о приоритетах. "Знаешь, пока ничего не получается, - сказал этот директор корреспонденту "РГ". - Говорят, качество у нас не то. Турбина какая-то не запустилась, то да се. А откуда качество, если нет заказов? Дайте заказ, и качество появится. Я думал как-то в неформальной обстановке растопить лед, но ребята действуют жестко".

Тщетные надежды: конкуренция, равные возможности и прочие рыночные вещи были главными пунктами и формальных выступлений г-на Чубайса, и не формальных тоже (глава РАО как никогда много общался с журналистами). "2-3 крупных генерации из 20 будут под контролем лучших иностранных компаний", - сказал он. А по поводу принципов - вот характерная цитата: "Как определить рыночность той или иной отрасли? Очень просто: рыночная отрасль -та, которая способна откликаться на спрос. Те компании, которые находятся в рынке, бегают за спросом, борются за него, а государственные монополии - попросту губят его. Возьмите дороги - они никак не реагируют на спрос, и поэтому вся страна стоит в пробках. Ничего вреднее монополии в экономике не существует". Эксперты из "Газпрома" очень болезненно отреагировали на эти слова, тем более что в кулуарах г-н Чубайс еще жестче высказывался насчет не-эффективных государственных компаний и эффективных частных. И вот ведь что интересно: такими же точно словами о государственных компаниях на пленарном заседании говорил г-н Гайдар. "Нет никаких доказательств, что государство - лучший собственник по сравнению с частными владельцами", сказал он. И ничего. Но из уст г-на Чубайса то же самое звучит как-то иначе.

Якутия удвоит

Кстати о госкапитализме. Как и в прошлом году, на Форуме огласили, кто получит деньги из Инвестиционного фонда, сформированного, кто не знает, из доходов нефтяных королей. И если в прошлом году деньги Инвестфонда распределились очень спорно ("РГ" писала об этом в июне 2006-го), то в этом "доллары" достались все-таки тем, кто в них нуждается.

Инвестиционная комиссия по отбору проектов, финансируемых из Инвестфонда РФ, одобрила четыре заявки и рекомендовала их к принятию правительственной комиссией.

По словам заместителя главы минтранса Александра Мишарина, рекомендованы к поддержке из средств Инвестиционного фонда РФ следующие проекты. Автодорога Москва-Санкт-Петербург (второй участок), скоростная железнодорожная линия Санкт-Петербург-Хельсинки, "Урал промышленный - Урал полярный" и комплексное развитие Южной Якутии.

Капиталовложения государства в развитие Южной Якутии (6,6 миллиарда) не сопоставимы с грандиозным проектом, предусматривающим строительство двух ГЭС, горно-металлургического и горно-химического комбинатов, нескольких железорудных предприятий и угольного комплекса. Здесь инвестфонд тоже участвует только в создании транспортной инфраструктуры (в первую очередь, дорог, соединяющих Южную Якутию с БАМом). И все же теперь, на волне инвестиций в развитие России, этого может оказаться вполне достаточно, чтобы дать толчок для развития территорий. Остальное бизнес способен сделать сам, судя по настрою участников проектов.
Поделиться