Версия для печати 3000 Материалы по теме
#58966# Проблема моногородов возникла не вчера, она существовала и до кризиса. Здесь воедино сплелись интересы бизнеса, государства и, конечно, людей, которые волею судеб оказались жителями этих городов. К сожалению, сейчас, во время кризиса, вряд ли можно решить эту проблему полностью. Что, впрочем, не значит, что ситуация безнадежна. Надо действовать. Но как?

Сначала о том, чего категорически нельзя делать. Это применять один и тот же рецепт для всех моногородов. Например, мы предлагаем всем дружно выехать из них и куда-то переселиться. Или, наоборот, говорим, что поднимем все моногорода, дадим им второе дыхание, и люди будут получать высокую зарплату, процветать, жить комфортно. К сожалению, простые рецепты в этой ситуации не действуют.

Проблема очень застарелая, и каждый моногород имеет свои особенности, которые сложились исторически. Напомню, что в России, по данным Института регионального развития, около 500 моногородов. Плюс к этому не будем забывать, что есть города, которые формально не подходят под этот статус, но находятся в той же зоне риска. Там может быть не одно, а 2-3 градообразующих предприятия, которые связаны между собой в единую производственную цепочку, например, как в Пикалеве. Это могут быть и 3-4 предприятия, не связанные друг с другом производством. Но закрытие одного из них уже резко снижает в городе занятость, повышает безработицу, уровень бедности и дает высокий социальный накал.

Кризис высветил, что значительная часть нашей экономики отстала, требует модернизации, перехода на современные рельсы. И моногорода - самые острые проявления этой болезни.

Впрочем, наша страна не в первый раз (кстати, и не только она) столкнулась с этой проблемой. И тот план "лечения", который я хочу предложить, уже проверен практикой и в России, когда в 90-е годы прошлого столетия шла реструктуризация угольной промышленности, и другими государствами, например, при объединении ГДР и ФРГ. Итак, что надо сделать?

Срочно провести инвентаризацию всех моно- и близких к ним городов по набору рисков. Необходимо посмотреть их с точки зрения перспектив. Сейчас в условиях кризиса это особо актуально и, может быть, даже лучше видно, чем года два назад. И уже потом выстраивать стратегию спасения. В каком-то из этих городов предприятие достаточно современное, оно может выпускать продукцию, которая необходима на российском и международном рынках. Да, не хватает инвестиций. Значит, надо их поискать. Или поменять собственника, конечно, через законные процедуры - аукционы, конкурсы, суды, договоренности и так далее. Это первый тип моногородов.

Второй - противоположный, когда предприятие настолько старое, что его оборудование морально и физически устарело, квалификация работников низкая. Собственно, из-за этого оно и "лежит на боку". Тогда не надо за него цепляться. Такие предприятия необходимо закрывать, применять процедуру банкротства.

Наконец, есть третья - промежуточная группа моногородов. Здесь на предприятии устарела лишь какая-то его часть. В него вполне можно вложить деньги, чтобы оно снова стало современным. Видимо, потребуется смена значительной части персонала: по квалификации или по набору специальностей. И тогда предприятие станет перспективным, будет снова давать продукцию, выплачивать заработную плату, предоставит хорошие рабочие места. Конечно, все надо просчитать. Как и для первой группы моногородов, должен быть очень развернутый бизнес-план, который делается с участием собственника, проф союза или представителей рабочего коллектива и, конечно, государства.

Но в любом случае в каждом из этих трех вариантов под удар попадают люди. Разница лишь в масштабах уволенных. И здесь наступает второй этап "лечения" моногородов. Необходимо работать с каждой семьей, которая оказывается в зоне этого социального поражения. Не стесняясь и не глядя ни на какие временные и финансовые затраты, формировать в регионе бригады соцподдержки из экономистов, психологов, представителей бизнеса, общественности. Они должны обойти каждую семью и предложить ей выбор из очень большого количества вариантов. Назову только некоторые из них.

Во-первых, это досрочный выход на пенсию, если уволенному осталось до нее, допустим, три-четыре года, и местный бюджет может взять на себя эти выплаты.

Во-вторых, можно помочь людям открыть собственное дело. Для этого в антикризисных мерах правительства предусмотрена единовременная выплата 60 тысяч рублей. Но бывает, что этого недостаточно. Надо подумать, чем еще помочь, может быть, оборудованием, офисом, низкопроцент ным кредитом.

В-третьих, дать людям новую специальность, которая будет востребована в городе после перепрофилирования предприятия. Кстати, после переобучения человек может переехать на новое место жительства либо работать на стороне вахтовым методом. Причем надо помочь людям туда добираться, разместиться в комфортных условиях, чтобы у них были официальные трудовые договоры с полноценной зар платой и социальными отчислениями. И все время, пока они таким образом работают, эти люди должны находиться под опекой государства. Человек должен знать, что в любой момент он может позвонить и сказать - мне этот вариант не подходит. И ему предложат другой.

Да, в кризисных условиях все это очень сложно организовать. Но другого пути нет. Государство обязано следить за каждой семьей, как складывается ее судьба. И делать это уважительно к людям, которые достойны того, что о них заботятся. А не просто сбрасывать им с барского плеча пособие по безработице, а там - существуйте, как получится. Жители моногородов постоянно на протяжении нескольких лет должны чувствовать, что государство и общество их не бросили, что они будут востребованы.

Хочу напомнить, что в 1990-е годы во время реструктуризации угольной промышленности в России создали специальную государственную комиссию, которую возглавляли вице-премьеры федерального правительства. И она координировала всю эту огромную кропотливую работу. В комиссию входили также представители профсоюзов, объединений работодателей, эксперты. По этой же схеме, на мой взгляд, должна быть выстроена и вертикаль решения проблемы моногородов. Недавно после событий в Пикалеве правительство тоже создало рабочую группу, в которую, насколько я знаю, входят одни чиновники. С моей точки зрения, этого недостаточно. В острой ситуации, понятно, без ручного режима управления не обойтись. Но это не выведет из комплексного и очень обширного кризиса сотни моногородов. Такую махину можно сдвинуть с места только в рамках диалога всех заинтересованных сторон. И с применением той последовательности действий, которую я описал. Тогда решение этой застаревшей проблемы станет еще и неотъемлемым элементом модернизации всей нашей страны. Ручное управление отойдет в прошлое, и мы действительно перейдем к современному обществу с быстро развивающейся экономикой.

Источник: "Российская газета"
Поделиться