Версия для печати 1609 Материалы по теме
#47560# Завершился форум «Дни русских инноваций», проходивший в Центральном доме ученых в Москве. С точки зрения организационной проведен он был абсолютно блестяще – организаторов можно только похвалить и поблагодарить. На нем выступали министры правительства и председатели комитетов Госдумы РФ, руководители особых экономических зон и представители экспертного сообщества. На выставке инноваций были представлены не только яркие прототипы изобретений и технологий, но и столь же светлые лица создавших их молодых ученых и инженеров: глаз радовался!

Инноваторы ходят в детский сад

Не радовало лишь одно: атмосфера абсолютного пессимизма, в лучшем случае – иронического умолчания или недоговоренности, относительно реальных перспектив развития инновационной индустрии в России в обозримом – и даже необозримом – будущем. Реальных, а не декларируемых с телеэкрана/трибуны. Причем абсолютная бесперспективность создания инновационной индустрии в РФ была очевидна и из как минимум половины докладов, и из вопросов из зала (как правило, констатировавших абсолютно безнадежную ситуацию в том или ином вопросе), и особенно в дискуссиях в кулуарах. А также, что особенно печально, пессимизм этот с особой откровенностью и обостренностью высказывает именно молодежь.
Сами названия обозначенных в первый же день в качестве официальных мероприятий тем диспутов на круглых столах: «Нужно ли уезжать из России, чтобы заниматься наукой?» и «Нужно ли уезжать из России, чтобы заниматься наукоемким бизнесом» – являлись скорее ответами, чем вопросами. Такая проблема: надо ли, чтобы развивать инновации, уезжать из США, Канады, Америки, Германии, Израиля, Финляндии, Австралии, Японии, Китая, Сингапура, Австралии, Индии – на инновационном форуме любой из вышеназванных и десятков неназванных стран не могла бы быть поставлена в качестве темы для общей дискуссии даже в шутку и вызвала бы только недоумение.

Одних названий тем для круглых столов инновационного форума России – пусть даже названных так, чтобы вызвать полемику, – достаточно, чтобы констатировать состояние тяжелой болезни, в которой находится страна великой (в прошлом) науки и великих традиций в музыке, литературе, живописи, балете, спорте...

Вот мнение одного из самых известных в мире инноваторов, тоже участника форума, обладателя премии «Золотой Ангел», вручаемой изобретателям, имеющим более 500 реализованных патентов, профессора Олега Фиговского. (За сто лет существования эта премия была вручена ему всего лишь как третьему лауреату – первым был великий Тесла!)

«Поразительно, что на российском форуме инноваций я не видел ни одного технолога, по крайней мере приехавшего из-за рубежа, – отметил Олег Фиговский в беседе с автором этих строк. – Не было инженеров, хотя любой продукт на рынке – инженерия. Кроме нас с тобой, по-моему, все были прежде всего учеными. Между тем инновационный процесс превращения идеи в производственную технологию, продукт которой доходит до потребителя, включает четыре составляющие. Это: 1) разработка идеи (ученые); 2) технологическая разработка (технологи, инженеры); 3) организация производства в соответствии с требованиями XXI века; 4) финансовый и маркетинговый менеджмент. Второго и третьего звеньев в России вообще нет. Ни традиции, ни навыков, ни людей, способных создавать современные технологии. А также нет и синих воротничков – рабочих высокой квалификации с профессиональной ответственностью, которые своими руками способны претворять высококлассные технологии в столь же высококлассный продукт. Пора, наконец, понять, что инженер и технолог – абсолютно не то же самое, что ученый. Хотя фундаментальные знания, безусловно, способствуют инновациям, это разные профессии и разное понимание созидания».
Примерно такие же мысли в неформальных беседах высказывались многими участниками форума – порой в еще более резкой форме. Процитирую высказывание одной из юных участниц, сделанное в неформальном кругу.

«С точки зрения инноваций мы – безнадежное поколение, отработанный материал, – констатировала моя собеседница. – У нас другие жизненные приоритеты и другие достоинства. Надежда страны – те, кто придет после нас, те, кому сегодня лет десять». Возражений не последовало.

И это говорит талантливая девушка, принадлежащая, казалось бы, к тому самому поколению, требовавшему совсем недавно (по крайней мере, в Москве) стартовую зарплату в 4–6 тысяч долларов.

Менеджер широкого профиля

Быть инженером, технологом и ученым в современной России абсолютно непрестижно и даже антипрестижно. Поколение двадцатилетних в современной России – это, говоря обобщенно, менеджеры широкого профиля с хорошим владением английским языком. Это очень энергичные, динамичные и приятные люди. У которых только один недостаток: менеджер широкого профиля – это не профессия.

«Менеджер широкого профиля с английским» (сокращенно – МШПА) как характеристика российской молодежи – аббревиатура, достойная того, чтобы войти в словари! По смыслу, она прямо противоположна ЯППИ – Young Professional, аббревиатуре, характеризующей молодежь современной Америки.

МШПА могут быть членами и даже руководителями делегаций. Могут изящно носить костюмы и платья от кутюрье. Могут быть физиономически привлекательны и сексуально неотразимы. Не могут они только одного: создать чего-либо. Ни конкурентоспособного на мировом рынке самолета, ни конкурентоспособного на мировом рынке пива, ни конкурентоспособного на мировом рынке велосипеда – то есть вообще ничего! – они сделать не в состоянии. А это диагноз.

Создание инновационной экономики в России, о необходимости которой говорится с самых высоких трибун, представляется призрачным. Она попросту несовместима со сложившимися в Российской Федерации укладами и приоритетами, которые стали привычны и удобны всей так называемой элите, но не остальному народу.

В обстановке, когда откат (коррупция чиновничества) является повсеместной нормой, когда президент страны говорит о коррупционной составляющей принимаемых законов (то есть, по существу, обвиняет в коррупции думские фракции и депутатов), когда в стране отсутствуют технологи и инженеры, способные воплощать в производство инновационные замыслы, – никакой инновационной экономики быть не может. Сколько ни тверди о необходимости ее создания и кому ее создание ни поручай.

Изменение всех указанных выше компонент инновационного климата на максимально благоприятствующие инновациям абсолютно необходимо. Никакой заинтересованности в этом, положа руку на сердце, в кругах, от которых зависит хоть что-то в России, сегодня нет.

В персональных беседах каждый чиновник, с которым я общался за последние годы, человек симпатичный. Прогрессивный и все понимающий. Однако по своей функции и каждодневной практике он делает прямо противоположное тому, что сам же с трибуны и в частных беседах считает интересами родины.
Стать нормальными

Что надо делать, всем приблизительно ясно. Для этого требуется не полет к туманности Андромеды, а всего лишь стать нормальной страной, не хуже десятков прочих. Но именно этого на уровне каждой конкретной структуры, повязанной «неформальными связями», не происходит и произойти не может, так как изменять ситуацию имеется не желание, а так сказать антижелание.

При этом признание полной беспомощности создания чего-либо конкурентоспособного на мировом рынке странным образом сочетается с национальной спесью – вот уж воистину шизофрения в самом что ни на есть классическом клиническом определении этой болезни. Проявляющаяся, кстати, в одной из наиболее острых форм во время встреч инноваторов, подчас во время одного и того же доклада.

В реалиях современной российской действительности призывы правительства (абсолютно правильные и обоснованные) сделать экономику инновационной напоминают решение группы мужчин, выброшенных на необитаемый остров, родить ребенка. Решить-то можно и призвать можно, но вот беда: для выполнения каждого из упомянутых выше решений нет немаловажного компонента. Без которого реализация решений и воплощение призывов в реальность невозможны.

Пришла пора делать не выводы, а оргвыводы, перейти от слов к делу, которое словам не противоречит, а соответствует. Если для класса тех, кто принимает решения в России и от кого что-то зависит, приятность их собственной жизни дороже интересов страны, Россия скатится не в третий, а в тридевятый мир. Для того, чтобы вывести державу с мощной научно-культурной традицией и одним из самых образованных населений в мире на передовые позиции не только в инновационном, а вообще в каком-либо производстве, необходимо, чтобы интересы родины в головах тех, кто принимает решения, возобладали над удовольствиями личного каждодневного пребывания на этой земле, обеспечиваемыми «законами с коррупционной составляющей» и другими особенностями национального бизнеса и национального бытия. Или-или. Вот такая дилемма.

Ученые и инженеры в России не народятся как минимум до тех пор, пока уважение к созидателю не станет не меньшим, чем к чиновнику, который что-то распределяет. Стране необходимо приложить целенаправленные усилия для возникновения новой генерации молодежи, отличающейся от той, которая, преисполненная энергии и уверенности, задает тон сегодня. Способной не шустрить и не перераспределять, а созидать. Состоящей не из менеджеров широкого профиля с английским, а профессионалов с соответствующей этикой и моралью. Такая программа должна быть главным приоритетом для правительства и страны.

А поручать ее координацию следует не тем, кто продемонстрировал талант выполнять указания, строить молодых граждан обоего пола в ряды и выводить их на улицы (ибо, стоя по команде смирно и маршируя, не создашь не только компьютера или шкафа, а даже строевого устава не выучишь), а тем, кто обладает талантами созидателя.
Детали программы создания в России поколения созидателей должны обсуждаться в правительстве, Госдуме и всем народом. Но то, что стратегическая переориентация молодежи с распределения на созидание не только для возрождения, но и вообще для сохранения России на географических картах, абсолютно необходима, не вызывает никакого сомнения.

Источник: "Независимая газета"
Поделиться