Версия для печати 2185 Материалы по теме
#17301# Трагические события 22 июня 2009 года в Назрани демонстрируют какой-то зловещий пятилетний цикл в судьбе Ингушетии. Он, как известно, начался с покушения на жизнь одного президента - Мурата Зязикова и закончился террористическим нападением на действующего президента Юнус-Бека Евкурова и членов его команды.

А между этими двумя событиями - череда криминальных фактов, направленных на дестабилизацию социально-политической обстановки в регионе, противостояние населения и административных структур. Все это сопровождалось идеологическими нападками на Ингушетию из разного рода антироссийских центров (США, страны Ближнего и Среднего Востока). Дело не ограничивалось словами. За ними шла интенсивная материальная поддержка исполнителей - преступников, которые часто прятались в одежды защитников "истинного ислама". Власти, федеральной и региональной, брошен вызов. Со всей остротой встал вопрос ее эффективности. Совершенно очевидно, что нужен откровенный публичный разговор по этой теме. Участвовать в нем должны все ответственные за жизнедеятельность Ингушетии официальные и гражданские структуры. Речь идет о важном субъекте Российской Федерации, юридический и фактический статус которого, входя в конституционное поле Российской Федерации, обусловливает режим ее безопасности на Северном Кавказе. А это направление относится к числу приоритетных. Нельзя сказать, что такой взгляд и, соответственно, адекватный подход к Ингушетии, как к фактору региональной и общефедеральной безопасности, отсутствовали полностью в механизмах управления в ЮФО. Но, очевидно, наступило время сделать мониторинг и внести коррективы. И откладывать это нельзя. По многим причинам.

Ингушетия, люди, в ней проживающие, не могут постоянно находиться в зоне риска и нести в своей жизни груз исключительно проблемного региона. Даже если каким-то политическим силам (в том числе и за рубежом) хотелось такой долгой консервации.

Ингушетия по всем меркам государственности юридически нормальный субъект Российской Федерации. Она имеет собственную Конституцию, развивает успешно региональное законодательство. На территории действуют законные, легитимные органы представительной и исполнительной властей во главе с президентом республики.

Сегодня и.о. президента Ингушетии в соответствии со ст. 71 является председатель ее правительства Р. Гайсанов. Правовые рамки его деятельности определены Конституцией. Так, например, исполняющий обязанности президента не может распускать Народное собрание республики, назначать референдум, а также вносить предложения о внесении поправок в ее Конституцию (ст. 71, п. 5). В настоящее время здесь обеспечена координация всех ветвей власти, в государственном управлении отсутствуют проблемы. При поддержке федерального центра заканчивается разработка программы социально-экономического развития Ингушетии, под которую перспективно распоряжением президента России Дмитрия Медведева выделяется около 29 миллиардов рублей. Заметим, что вопрос о таком документе, который бы в полной мере учитывал особенности республики - высокий уровень безработицы, нехватка рабочих мест, слабая промышленная и сельскохозяйственная инфраструктура, наличие большого числа беженцев, - неоднократно ставился руководством республики перед федеральной властью. Решение принято правильно.

Практическая работа над реализацией программы, других директивных планов (например, программа "Юг России") должна послужить укреплению федерализма, преодолению экономического и финансового кризиса, консолидации ингушского общества, его эволюции на принципах правового государства и социальной справедливости. На этом пути возможно решение еще одной стратегической задачи - повышения доверия населения к власти. Этот вопрос связан, если говорить объективно, с трудной историей ингушского народа, который выдержал значительные испытания, сохранив свое лицо, культуру и обычаи. Чтобы снять душевную боль с ингушской нации, следует извиниться перед ней и за события 1944 года, за нерешенные проблемы реабилитации репрессированного народа, до конца выполнить поручение президента России о ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта 1992 года. Конечно, нельзя жить в XXI веке только прошлым. Но, чтобы двигаться уверенно вперед, надо по этому прошлому иметь честную ясность.

Есть еще один серьезный источник авторитета власти в глазах людей. Речь идет о повышении ее ответственности перед гражданами, открытости диалога с населением, ориентации на деловые решения их проблем. И, конечно, одна из главных линий - борьба с коррупцией, кумовством. Демократизация государственного аппарата - один из приоритетов строительства Ингушетии.

За последние годы республика приобрела значительный опыт гуманитарной работы, обеспечения прав и свобод человека. Этот опыт стал предметом рассмотрения на многих международных площадках - ООН, Совет Европы, Евросоюз, ОБСЕ, СНГ. Он рекомендован как политический инструмент для урегулирования региональных конфликтов. В знак политического признания Ингушетия была принята в члены Ассамблеи европейских регионов. И вообще надо сказать, что международные связи республики, которые охватывают такие страны, как Бельгия, Франция, Италия, Люксембург, Германия, Турция, Иордания, Кыргызстан, Казахстан и другие, - прагматическая основа для ее имиджа, демонстрации региональной политики Российской Федерации. Это тоже серьезный вклад в дело безопасности на пространстве Евразии.

Еще один современный вектор движения республики - расширение межрегиональных экономических, торговых, культурных, научных связей с российскими регионами. Процесс идет активно, захватывая сферу и законодательной, и исполнительной власти, сотрудничество органов местного самоуправления. Такой подход при помощи федеральной власти, руководства субъектов Федерации, включая регионы ЮФО, отвечает международно-правовым обязательствам России, в частности Европейской конвенции по местному самоуправлению. Существенный потенциал республика имеет в области культуры, продвижения исторических традиций, совершенствования межконфессионального и межнационального диалога. В современной Ингушетии (и в этом ее сила) нет почвы для националистических проявлений, дискриминации людей по национальному признаку, полу, языку. Вся республика - это интернациональное поле, пространство, в котором декларируются общепризнанные права и свободы граждан. Да, на этом пути немало проблем. Но жизнь не стоит на месте, формируются должные юридические, материальные, духовные предпосылки для обеспечения этих конституционных норм. И это закономерно.

Как говорили наши предки, будущее принадлежит сильным. Несколько веков назад ингушский народ увязал свою историческую судьбу с Россией. Появились взаимные обязанности. И сегодня в условиях поиска лучшей модели федерализма российская власть должна помогать власти местной. Так и происходит, не всегда эффективно, проблемно, но динамизм отношений присутствует. Он может быть более объемным, оптимальным, если и власть субъекта РФ по-настоящему дееспособна. К такой цели устремлена и ингушская власть, целью которой является правопорядок, борьба с терроризмом, оргпреступностью, построение современной экономики и, конечно, эффективное обеспечение прав человека - на жизнь, на достойное существование, на здравоохранение, труд, образование и т.д. Все это не наступит автоматически, не возьмется из воздуха или из одних мыслей о будущем. Требуется труд - умный, честный, кооперативный. Добьемся этого - решим многие проблемы безопасности. А решать их предстоит нам, и только нам.

Готова ли Ингушетия к такому развитию событий, хватит ли у нас воли и терпения пройти путь обновления? Думаю, ответ должен быть положительным. Только таким образом республика вносит свой персональный вклад в дело обеспечения безопасности Российской Федерации. Не на словах, а на деле.

Источник: "Российская газета"
Поделиться