Версия для печати 2847 Материалы по теме
#60210# В Госдуму внесен интересный законопроект, который моментально вызвал бурную и прямо противоположную по откликам реакцию. Речь идет о том, чтобы убрать из Уголовного кодекса РФ статьи "Клевета" и "Оскорбление" и перенести их в административный. По новому закону предлагается наказывать за обидные слова не тюрьмой, а штрафом.

Посадить слово

Законопроект очень интересен и важен для формирования гражданского общества. В первую очередь он расширит рамки свободы прессы. Кстати, ничего подобного, в смысле тюрьмы за написанное или показанное, нет в законодательстве большинства нормальных демократических стран.

В нашей же стране с помощью уголовной статьи о клевете, по которой можно сесть на три года, чаще всего расправляются именно с неудобными журналистами. Для высоких и мелких чинов она нередко служила способом отомстить за критические публикации. И что особенно неприятно, маячащая перед журналистом угроза получить уголовное наказание служила реальной защитой произвола и коррупции чиновников.

В нынешнем законодательстве есть два способа привлечь человека к ответственности за оскорбление, унижение достоинства и подрыв деловой репутации. По Гражданскому кодексу можно подать в суд на обидчика и потребовать публично опровергнуть порочащие сведения.

Если суд согласится с истцом, то обидчик еще и деньги заплатит в качестве компенсации за причиненные убытки и моральный вред.

Но завести уголовное дело на пишущего - это куда интересней.

Так, в прошлом году Псковский районный суд приговорил учредителя местного еженедельника Игоря Рудникова к 2,5 годам заключения, а журналиста этого издания Олега Березовского к 2 годам условно. Против них было возбуждено несколько уголовных дел по клевете и оскорблениям представителей местной власти в статьях газеты и применения насилия против сотрудников милиции. С обоих была взята подписка о невыезде, а рассмотрением дел должен был заниматься районный суд Пскова. Обвиняемые из-за неявки в суд были посажены в псковский СИЗО, а затем выпущены под залог. Оба были в итоге признаны виновными в клевете на бывшего командующего Балтийским флотом и представителей калининградского правосудия.

А в Саратове осудили и приговорили журналиста за клевету на депутата городской Думы.

По Уголовному кодексу сегодня человека привлекают по статьям "Клевета" и "Оскорбление". Здесь самое мягкое наказание - штраф, самое большое - срок. Любопытно, что наша страна - один из лидеров по количеству уголовных дел против журналистов. Да, далеко не всех из фигурантов таких уголовных дел отправляют в места не столь отдаленные. Но очные ставки, допросы, сама процедура многомесячного расследования вымотает любого.

Показательно, что с просьбой возбудить уголовное дело против автора обидных статей или передач простые граждане обращаются нередко. Но как показывает практика, органы становятся стопроцентно отзывчивы, только если их просят чиновники или серьезные коммерсанты. Остальным чаще всего отказывают и предлагают обратиться в суд.

Есть неофициальная статистика самого журналистского сообщества. По ней в год по стране возбуждается порядка сотни уголовных дел подобной направленности.

Чиновнику - о толерантности

Очень показательно дело журналиста по фамилии Красул. Его осудили за клевету на губернатора (теперь уже бывшего) одного из российских регионов. Проиграв все местные суды, журналист дошел до Европейского суда. Там решили, что осуждение "не соответствовало принципам свободы слова".

В статье, с которой началась судебная эпопея журналиста, обсуждалось решение городской Думы о новом порядке назначения мэра города. В статье говорилось, что губернатор принудил депутатов принять необходимое решение, так как сам присутствовал на заседании Думы.

После этой публикации прокуратура края удовлетворила запрос губернатора и возбудила уголовное дело против журналиста за распространение клеветы в средствах массовой информации. И хотя во время следствия эксперт ничего страшного в статье не заметил, человек был обвинен в публичной клевете на официальное лицо при исполнении им его обязанностей, что является тяжким преступлением.

Районный суд отклонил заключение эксперта, сославшись на его субъективность, и вынес обвинительный приговор. Спустя несколько лет это дело о клевете дошло до Европейского суда. Там заявитель утверждал, что уголовное преследование нарушило статью 10 Конвенции, гарантирующую свободу слова.

Европейский суд сказал, что осуждение заявителя было вмешательством в осуществление свободы слова. А еще суд подчеркнул, что заявитель как журналист и редактор пользуется особой защитой статьи 10 Конвенции, поскольку должен выполнять общественно значимую функцию информирования граждан. Напротив, губернатор, будучи публичным политиком, обязан терпеливо и толерантно относиться к критике в свой адрес. Суд в итоге счел, что заявитель опубликовал справедливый комментарий по общественно значимому вопросу. Что касается остроты этих суждений, суд еще раз отметил, что журналист имеет право на определенную долю провокации и преувеличения.

Суд заявил, что журналист был приговорен к уголовному наказанию, и хотя не отбывал наказание реально, но угроза исполнения наказания существовала. Более того, отсрочка исполнения наказания означала дополнительные ограничения для заявителя как для журналиста и главного редактора. С точки зрения Страсбурга суровость наказания "не соответствовала целям защиты репутации должностного лица". Заявителю была назначена компенсация морального вреда в размере 4000 евро.

Что вместо срока?

По новому законопроекту выходит, что привлекать к уголовной ответственности за совершение каких-либо действий необходимо в самых крайних случаях - "когда в действиях есть признаки общественной опасности". Во всех иных случаях клевета и оскорбления будут наказываться денежным штрафом.

По мнению зампредседателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Бориса Резника, законопроект нужен в первую очередь для того, чтобы "декриминализировать профессию журналиста". Законопроект поддержали и в адвокатском сообществе. У защитников свои аргументы: большая загруженность судей и то, что государству просто выгоден перевод статей об оскорблении и клевете из уголовного судопроизводства в административное. И вот почему - на уголовный процесс тратятся бюджетные деньги, а административные штрафы, наоборот, пополняют бюджет.

Кстати, в нашем Уголовном кодексе существует статья 144, в которой прописана ответственность за воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста. Но эта статья практически мертвая и не работает. Во всяком случае, за последние годы она ни разу не применялась.

Предлагаемый законопроект нравится не всем. Против него выступает, в частности, заместитель председателя Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству, член фракции КПРФ Виктор Илюхин. Он считает, что в ситуации, когда распущенность в обществе процветает, принимать такой закон нельзя.

Обида по прейскуранту

Предлагается за простую клевету наказывать штрафом в 2 тысячи рублей простых граждан, а должностных лиц - в 20 тысяч. Если клевета прозвучала в публичном выступлении или средстве массовой информации, то штраф вырастет до 5 тысяч рублей.

Для нерядовых граждан расценки будут выше. Должностные лица заплатят 50 тысяч, а организации - до 300 тысяч рублей.

Естественно, изменятся расценки и за оскорбления. Простое оскорбление от гражданина - 1 тысяча рублей (должностных лиц - на 10 тысяч), если же оскорбление будет публичным или появится в прессе - 5 тысяч (должностные лица - 50 тысяч рублей, юридические - 80 тысяч).

Источник: "Российская газета"
Поделиться