Версия для печати 1134 Материалы по теме
#58033# Сегодня общий объем кредитов, предоставленных российскими банками предприятиям реального сектора и физическим лицам, превысил 19 трлн рублей. По оценкам экспертов, до 30 процентов этой задолженности до конца года может попасть в категорию проблемной. Ожидает ли нас осенью кризис "плохих долгов"? К чему может привести игнорирование этой проблемы? На эти вопросы нам ответил член Комитета Госдумы по финансовому рынку, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков.

- Итак, Анатолий Геннадьевич, как же избежать кризиса "плохих долгов"?

- Прежде всего для решения проблемы "плохих долгов" необходимо оживить экономику, простимулировать спрос на отечественную продукцию. Спрос можно увеличить за счет дополнительных вложений в развитие инфраструктуры, государственной поддержки строительства социального и недорогого жилья, субсидировав процентные ставки по процентам, направленные на приобретение отечественной продукции.

Однако наиболее эффективной мерой в нынешних условиях, на мой взгляд, могла бы стать одномоментная и достаточно резкая (на 25-30%) девальвация рубля. Глупо и неэффективно тратить резервы на поддержание курса рубля в нынешних условиях. Лучше направить их на относительно дешевые кредиты для реализации различных проектов, например, глубокой переработки нефти, леса, железной руды и т.д. Это позволило бы повысить конкурентоспособность продукции российских производителей и ее востребованность на внутреннем и внешнем рынках.

Борьба с инфляцией сейчас не должна быть приоритетом работы правительства.

Умеренная инфляция сейчас даже полезна: она позволяет номинально повысить стоимость активов предприятий и одновременно сократить реальную их задолженность.

- Но ведь девальвация рубля поставит в очень сложное положение компании и банки, занимавшие деньги на внешнем рынке...

- Общий долг российского корпоративного сектора составил 488 млрд долларов (приличная и по сегодняшним временам неподъемная сумма для бизнеса). Полагаю, что по внешним корпоративным долгам надо ставить вопрос о глобальной реструктуризации. Причем модератором этого процесса могло бы стать правительство. Это не означает, что государство должно брать на себя обязательства российских компаний по внешним долгам, но обеспечивать прозрачность и оправданность этого процесса оно может. Уверен, что наши иностранные партнеры-кредиторы с пониманием отнеслись бы к предложению о глобальной ре структуризации внешнего долга российских заемщиков по понятным, цивилизованным и принятым в мировой практике правилам.

- Как банки, на ваш взгляд, отреагируют на вал невозвратов?

- Увеличение объема невозврата кредитов вынудит кредитные организации чаще прибегать к процедуре обращения взыскания на заложенное имущество и иное обеспечение. Этот процесс приобретет к концу 2009 года особый размах: по некоторым оценкам, общее количество исков об обращении взыскания на заложенное имущество, поданных кредитными организациями, может увеличиться в пять раз по сравнению с серединой 2008 года. Наряду с этим новое законодательство о залоге (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество") предусматривает широкие возможности для обращения взыскания во внесудебном порядке.

Все это создает условия для перехода под контроль кредитных организаций существенной части производственных активов и формирования на их основе финансово-промышленных конгломератов. В дальнейшем по мере стабилизации ценовой конъюнктуры будет происходить оптимизация структуры таких конгломератов и их постепенное превращение в региональные финансово-промышленные группы.

- А не предполагаете ли вы, что списание проблемной задолженности, продажа "плохих" активов кредитных организаций с существенными дисконтами может повлечь за собой заметное снижение собственного капитала кредитных организаций?

- В ситуации обострения долгового кризиса давление на совокупный капитал банковской системы может принять характер, угрожающий устойчивости национальной валюты, бесперебойности платежной системы и вообще национальной финансовой безопасности.

Превентивной мерой, позволяющей купировать указанные негативные последствия, является рекапитализация банковской системы. В отличие от ранее предпринятых мероприятий, направленных на повышение устойчивости банковской системы, проведение рекапитализации является длительной процедурой. Ее подготовка и осуществление в рамках принятого федерального закона даже при согласованных действиях всех участников процесса может занять от четырех месяцев до года и потребует "ручного" управления со стороны федеральных и территориальных органов денежной власти при одновременных действиях, предпринимаемых в отношении сотен кредитных организаций.

В условиях финансового кризиса единственным источником средств для рекапитализации банковской системы является федеральный бюджет. По предварительным оценкам, в течение следующих двух лет на это может потребоваться до 3 трлн рублей.

- А если игнорировать все эти проблемы с просроченной задолженностью, какие системные риски могут возникнуть?

- В отличие от кризиса ликвидности кризис плохих долгов будет протекать латентно, то есть скрыто. Однако последствия этого процесса, несмотря на его вялотекущий характер, могут оказаться гораздо более разрушительными, нежели итоги предыдущих обвалов.

Существует реальная опасность того, что значительная часть крупных заемщиков начнет злоупотреблять возможностями реструктуризации задолженности перед кредитными организациями, апеллируя в целях защиты к государственным органам. Рассмотрение судебными инстанциями исков банков кредиторов будет все более затягиваться. Применение мер обеспечения иска, включая арест счетов и имущества ответчика, в отношении крупных и градообразующих предприятий на практике станет невозможным, так как будет признано государственными органами мерой, подрывающей социальную стабильность.

Широкое использование "принудительной" реструктуризации приведет к размыванию банковских активов, критическому нарастанию доли пролонгированных ссуд, регулярному возникновению локальных кризисов ликвидности и кассовых разрывов. Поводами для обострения ситуации станут периодическое понижение рейтингов финансовых институтов, что при определенных условиях может вызвать лавиноопасные процессы, связанные с возникновением у контр агентов требований по немедленному возврату долга, и кросс-дефолты. Спусковым крючком для возникновения рыночной паники и кризисов доверия в отношении отдельных кредитных организаций могут оказаться рыночные слухи, ставшие предметом гласности факты непогашения задолженности крупными банковскими заемщиками, начало процедур реструктуризации отдельных крупных кредитов и синдикаций.

Снижение платежной дисциплины граждан и рост объемов необеспеченной просроченной задолженности физических лиц при отсутствии эффективных механизмов личного банкротства приведут к "зависанию" миллионов потребительских кредитов при невозможности их практического взыскания.

Сохраняющаяся длительное время неопределенность в вопросе участия государства в капитале коммерческих банков вызовет паралич региональной финансовой системы при ориентации рыночных субъектов на крайне ограниченное число ныне существующих кредитных организаций с государственным участием. Это спровоцирует резкое уменьшение доступности финансовых услуг и нарастание социальной напряженности в регионах.

Утрата доверия к кредитно-финансовым институтам и потеря банковским кредитом исходного экономического содержания отбросит экономику России как минимум на 15 лет назад и вынудит вернуться к нерыночным способам финансирования экономики, использовавшимся в начале 1990-х годов: прямым бюджетным кредитам, государственным гарантиям товаропроизводителям, регулярному списанию бюджетной задолженности и т.д.

Источник: "Российская газета"
Поделиться