Версия для печати 1886 Материалы по теме
Другие новые русские
#22336# В небольшом (83 000 человек) городе Азове в 30 км от Ростова-на-Дону через местную службу занятости получили субсидию 58 800 руб. 37 человек. Тарасов, Богданов и Сорокина — среди них. Тарасов уже полгода выпускает плитку из керамогранита и нанял трех рабочих на бирже труда, где сам одно время состоял. Богданов с конца весны держит маленькую кролиководческую ферму. А Сорокина три недели назад открыла на паях с подругой кафе. Мотивы, сделавшие этих троих индивидуальными предпринимателями (ИП), разные. Настроение, планы и ожидания — тоже.


Они решились

У Тарасова это не первый опыт. Сейчас ему 29, но еще в 18 лет он «чуть-чуть зарабатывал» на собственной копировальной машине, а потом вдвоем с другом в Ростове открыл возле стадиона кафе «Футбол» на 20 мест. Бизнес оставил, когда поступил в Ростовский институт народного хозяйства (сейчас Ростовский государственный экономический университет). После учебы устроился в ростовский офис British American Tobacco, где три года проработал менеджером по каналу HoReCa, но «понял, что это не его» и в марте этого года уволился по собственному желанию. На всякий случай зарегистрировался в службе занятости, но задержался там две недели: ни одной вакансии не предложили, а он уже присмотрел себе занятие.

Богданов — ему 28 лет — три года проработал менеджером по торговому оборудованию для систем водоснабжения и отопления в небольшой компании, которую не захотел назвать. Рассказывает, что еще раньше подумывал о своем деле «либо в сфере услуг, либо в сельском хозяйстве». «Все говорили, кризис пройдет — тогда уволишься, а чего ждать: люди продукты покупают независимо от кризиса» — так он рассуждал.

Сорокину в декабре 2008 г. уволили из кафе «Дон» близ железнодорожного вокзала, где она три года трудилась официанткой. Работала ночью, поскольку у нее шестилетний сын и дочь 12 лет. В декабре, рассказывает она, хозяйка решила больше не торговать алкоголем и сократила всю ночную смену, а ее перевела на другую точку. «Я заболела, а когда вышла — узнала, что уволена. Дали выходное пособие — зарплату за два месяца», — вспоминает Сорокина. С января она встала на учет в центре занятости, но ночной работы не нашлось. «Если бы не сокращение, работу не поменяла бы, все устраивало», — сокрушается она.


Копейка рубль бережет

Когда Тарасов зашел в центр занятости сообщить, что снимается с учета, ему рассказали о возможности получить субсидию по программе снижения напряженности на рынке труда. К тому времени, прочитав в местной газете рекламу изделий из керамогранита (тротуарная и фасадная плитка, бордюры, камины и т. д.), Тарасов нашел в Нижнем Новгороде компанию «Влакас-НН», которая продала ему технологию: «можно сделать плитку любой формы, написать на ней все, что хотите». Бизнес-план «на 10 листах» составил сам. Служба занятости, по его словам, рассмотрела проект «за два-три дня», за неделю Тарасов управился с регистрацией ИП и «примерно в течение трех недель» ему перечислили субсидию.

Богданов тоже узнал о субсидии в службе занятости. Решил: пусть будет мини-ферма с кроликами. В наследство от прабабушки досталось подворье в селе и «книга, в которой написано, как разводить кроликов». Посмотрел фермы на хуторе Еремеевка и в поселке Ленинаван — как их содержат в современных условиях, рассказывает Богданов.

Сорокиной про программу господдержки и субсидии рассказала знакомая — Лариса Каменская. Каменская же и предложила вместе открыть круглосуточное кафе. «Я закрыла глаза и пошла все оформлять», — говорит Сорокина. Бизнес-план ей за три дня и 500 руб. написал специалист службы занятости. Претендентка прошла тестирование — «например, оценивали мою способность рисковать». Сорокина не скрывает: кафе работает, а она до сих пор побаивается этой затеи.

Все трое рассказывают, что на утверждение бизнес-плана, регистрацию ИП и получение субсидии больше месяца ни у кого не ушло.


Фигурная плитка, фландеры и «Лимон»

Тарасов инвестировал в производство сумму, в 17 раз большую, чем субсидия, — набежало уже свыше 1 млн руб. («это и кредит, и собственные деньги»), говорит он. До увольнения он подстраховался и взял в банке (в каком — не захотел говорить) кредит в 300 000 руб. — «просто как физическое лицо». Но субсидия «была нелишней». Технология и сырье обошлись в 300 000 руб., формы (более 200 кв. м) — в 350 000-400 000 руб., оборудование — в 250 000 руб., аренда помещения за полгода — в 180 000 руб. Мастеру Тарасов платит 15 000 руб. в месяц, подсобник и мойщик получают по 6000 руб. На 600 кв. м на мукомольном заводе в поселке Приморка Тарасов развернул производство мощностью до 80 кв. м изделий в день. За полгода, по словам Тарасова, фирма уже выполнила заказы примерно на 25 объектах в Азове и Ростове.

Богданов пока купил 10 молодых кроликов породы баран и фландер — сейчас им уже 6-7,5 месяца, рассказывает он. «Хочу продавать [кроликов] для разведения породы, а в дальнейшем и на мясо. Буду вывозить их на рынок “Лимузин” — туда со всей области приезжают фермеры. Взрослого кролика породы баран на рынке можно купить-продать за 6000-15 000 руб. в зависимости от возраста, а фландер стоит до 20 000 руб.», — объясняет Богданов. Первые 10 питомцев обошлись фермеру в 25 000 руб., еще 15 000 руб. сразу потратил на корм и сено, 20 000 руб. — на клетки, ветнадзор взял 2000 руб. за постановку на учет и сертификат, рассказывает он. Теперь примерно 500 руб. в неделю уходит на корм, добавляет Богданов. Почти 60 000 руб. для него «серьезный вклад в бизнес», он планировал в основном уложиться в казенные деньги, но уже потратил 40 000 руб. своих.

Сорокина, у которой нет своих сбережений, могла рассчитывать только на субсидию и помощь подруги-партнерши, которая «больше семи лет в общепите» и держала собственное кафе в поселке. Та, в частности, заплатила за мебель и ремонт, признается Сорокина. Их кафе «Лимон» на 55 мест — возле все того же вокзала. «Все блюда (закуски, суп, горячее) подаем за 20-30 минут, все из свежих продуктов — сами на базар ходим. В первую неделю выручка была 300 руб., во вторую уже 10 000 руб., уже есть заказ и на свадьбу, и на поминки, для банкетов разрабатываем специальное меню, наняли музыкантов», — рассказывает Сорокина. Кроме двух хозяек в две смены работают четыре повара с зарплатой 5000 руб., к 2010 г. по бизнес-плану жалованье им нужно поднять до 8100 руб.


Что будет

Мощности своего предприятия Тарасов сейчас использует наполовину, потому что «не сезон». Окупить все рассчитывает к весне 2010 г. А через полтора года ждет бума в индивидуальном строительстве и надеется, что будет спрос на «инновационные технологии». Такие, как его, которая «только-только проникает» на местный рынок. В будущем году собирается сделать сайт, нанять торгового представителя, организовать выставочный зал, но главное — загрузить мощности и получать ежегодную прибыль до 4 млн руб. А еще он сделал плитку с надписью «Сочи-2014», образец отправил в оргкомитет Олимпиады, ответ еще ждет.

По наблюдениям Богданова, конкурентов у него пока немного: кроликов и крольчатины «продают мало». «В перспективе можно бы и холодильное оборудование взять, и упаковочную линию», — размышляет он. Но чтобы взять кредит в банке, ИП должен проработать не менее полугода, а получить областную субсидию в 200 000 руб. (для малого бизнеса) — сначала 30% суммы вложить самому. «Что будет через полгода — посмотрим», — осторожничает фермер.

Бывшая хозяйка Сорокиной «не очень рада конкурентам, проходит мимо недовольная», рассказывает совладелица «Лимона». В районе вокзала больше нет круглосуточных кафе, говорит она. Но сейчас для Сорокиной «главное — рассчитаться с поставщиками за товар, взятый в рассрочку». Ее устроит «ежемесячный доход хотя бы в 20 000 руб.», а далеко заглядывать она еще не привыкла.

Люди в Ростовской области предприимчивы. На 31 августа собственное дело с использованием госсубсидий начали 2002 человека — всего на 107,4 млн руб. (вся программа рассчитана на 2860 предпринимателей), 41% из них выбрали сельское хозяйство, сообщила областная служба занятости. Для сравнения: в Нижегородской области таких 366 человек, в Новосибирской было 220 на начало августа. В Ростове 60 000 руб. «имеют более высокую цену, чем, например, в Новосибирске, где себестоимость бизнеса выше», объясняет директор Независимого института социальной политики Татьяна Малева. А для небольших фермерских хозяйств нужен небольшой стартовый капитал, добавляет эксперт.

Источник: "Ведомости"
Поделиться