Версия для печати 1187 Материалы по теме
В Москве появился ресторан со слепыми официантами
#51404# В среде среднего класса стало популярным уезжать на выходные за город на сверхнеобычный уик-энд - двое суток провести в лесу с завязанными глазами, заплатив за это организаторам 5 тысяч рублей.

Или сходить поужинать в ресторан "В темноте" - в полной темноте. Что за этим - желание понять иного, тяга к экстриму, желание хлебнуть адреналина или современный город опробует необычные социальные модели и практики существования? Чтобы разобраться в явлении, наши корреспонденты заказали столик "В темноте".

Официанты света

В затемненном зале посетителям предлагают сделать заказ, но выбрать можно лишь цвет меню и приблизительный состав блюд, что именно будет лежать на тарелке, вы не узнаете до конца вечера.

- Сначала объясню вам несколько правил. - Андрей, официант из "светлой" части ресторана, стоя у тяжелой черной портьеры, за которой находится темный зал, словно совершает некое таинство. - Прошу не брать с собой что-либо, что излучает свет.

10 лет назад в Париже при поддержке Фонда Поля Гинуа для слепых людей открылся первый ресторан, где каждый посетитель может ощутить, каково это - ничего не видеть. Проект быстро стал популярным.
Полную версию статьи  читайте только на сайте

Евгений, официант и проводник в мир слепых, выглядит сам как продолжение ночи - черная футболка, очки, черное жало микрофона у губ. "Положите руку мне на плечо и ничего не бойтесь. Дорогие гости, поздоровайтесь с гостьей". В ответ звучит нестройный хор приветствий. "Вы посмотрите, какие все красивые, нарядные, - шутит Евгений. - Сколько времени, не подскажете?" Люди смеются хором, гадают, что же в данный момент жуют, перебрасываются шуточками: "Киньте кто-нибудь соль", "Никто не видел мою вилку?"

Пять раз облизав пустую вилку, понимаешь, что пользоваться ею почти бесполезно. Кусочки салата в соусе скользят сквозь пальцы, но чудесным образом кажутся вкуснее обычного. "Никак не могу вспомнить, что это, такой знакомый вкус". Мой проводник лишь тихо усмехается из темноты: Евгений во мраке всего четыре года, зрения он лишился из-за травмы. "Тогда я не представлял, что смогу выходить из дома. Если бы не узнал об этом месте, не пошел бы на работу, до конца дней провел бы в квартире, слушая аудиокнижки".

Елена, напарница Евгения, тоже родилась зрячей: "Мне самой когда-то казалось невозможным, чтобы человек передвигался по городу ничего не видя. А теперь я ощущаю это на себе. Если приходится спрашивать дорогу, постоянно слышу: да как же вы ходите? Ногами, как и все. Бывает нелегко. В Европе уже давно все светофоры со звуком".

Свою работу официанты сумрака ценят не только потому, что устроиться куда-то еще для них практически невозможно. Из шестидесяти претендентов выбрали шестерых, сразу отказывая тем, кто устраивался ради денег. "Вы думаете, нам обидно, что вы приходите поиграть в темноте, а потом выходите на свет, а мы остаемся? - льется из темноты голос Елены. - Вовсе нет. Здесь для вас все необычно - темнота и люди, которые часто пугают в повседневной жизни. И если вы уходите довольными, расслабленными, значит, вы приняли эту часть мира, стали чуть человечнее".

Итак, что же такое ресторан "В темноте"? Всего лишь инновация в системе обслуживания? Внимательный ответ рынка на еще один запрос? Дифференцированное отношение к человеческим нуждам, в частности к нуждам инвалидов по зрению? Или это все-таки ответ на другой, куда более рафинированный и более революционный запрос, подспудно существующий в обществе, а именно запрос на гуманитарные потребности человека. Запрос человека быть более совершенным существом, чем мы привыкли себя считать?

Кто приходит в ресторан "В темноте", кроме по природе незрячих? Те, кто пытается справиться с фобией темноты? Да. И те, кто пытается расширить свой опыт, чтобы понять ДРУГОГО человека - другой картины мира, другой национальности, другого мировоззрения? Да. Тогда не оказываются ли официанты мрака в конце концов официантами света?

Может быть, попутно это лекарство от фобий и тренинг толерантности? А может быть, это как раз не попутно. Может быть, жизнь в большом городе опробует неожиданные модели существования?

Выходные с завязанными глазами

Те, кто испытал себя в ресторане "В темноте" или преодолел какую-либо фобию лично, могут пойти дальше и отправиться на двое суток в лес с завязанными глазами. В таком "слепом" состоянии надо пройти определенный маршрут, поставить палатку, развести огонь, готовить еду, убирать территорию. Конечно, рядом будут зрячие сопровождающие, но они мало вмешиваются в жизнь участников этого экстремального похода.

- Я уже и не помню, что натолкнуло на эту идею, - рассказывает автор Слепого марафона, психолог Экспериментально-психологического клуба "Край Земли" Никита Верховский. - Просто стало интересно посмотреть, а что будет, если ты вдруг оказался в таких серьезных условиях - без глаз, в незнакомом лесу, а действовать надо.

Никита вспоминает, что во время первого марафона его поразило состояние экзистенциального одиночества.

- Ощущаешь себя не то чтобы одиноким, а совершенно беззащитным, - делится он своими ощущениями. - И это при том, что ты находишься в безопасности и никуда не денешься.

Все равно охватывает состояние экзистенциального ужаса... А когда снимаешь повязку, чувствуешь нечто близкое к эйфории - ощущение приподнятости, прилива сил и новых творческих идей.

Никита считает, что это на самом деле серьезное испытание для человека, как физическое, так и моральное. Но главное, по его мнению, - это попытка подключить те ресурсы человеческого организма, которые в обычной жизни оказываются невостребованными.

Кто-то приходит за новыми ощущениями, кому-то захотелось добавить адреналина в скучной рутинной жизни, а для кого-то это способ избавиться от своих страхов.

Никита рассказал, что несколько раз к ним приходили люди, которые боялись потерять зрение. Они воспользовались марафоном, чтобы разобраться со своим страхом.

Вообще такого рода акции привлекают внимание в основном молодых людей, ищущих и пробующих. Среди участников много студентов, но, бывает, приходят и вполне солидные люди.

КОММЕНТАРИИ

Татьяна Дмитриева, директор Института судебной психиатрии имени Сербского:
- Всего лишь 10 процентов людей абсолютно стрессоустойчивы. Именно из этих людей выходят спасатели, пожарные. Все остальные подвержены тем или иным страхам. Однако часто наши страхи никак не мешают нам жить. Ну, боишься ты высоты, но если работа или жизнь твоя с нею не связана, это не такая уж проблема.

Склонность к тревогам и страхам может быть и врожденной, и передаваемой по наследству. Но если человек при врожденных склонностях к тревогам живет в тихой стране, на тихой улочке, в спокойной атмосфере своего дома и столь же спокойной школе и в университете, заложенное природой может и никак не проявиться.

Но большой город всегда повышает риск проявления таких страхов. Автомобиль проехал совсем близко, человек испугался, дремлющие страхи взметнулись.

Количество страхов в большом городе сосчитать невозможно. Сколько ситуаций в жизни человека, столько видов страха можно найти, вплоть до самых экзотических - страх оказаться на необитаемом острове, страх подняться на подъемный кран, на который тебе вообще-то незачем подниматься.

Страх можно не замечать, можно попытаться справиться самому, а можно, особенно если страх мешает работе, тормозит карьеру, искать помощи у специалистов. Квалифицированные психологи могут предложить очень много технологий, которые позволят переключиться на другие вещи. И страх уходит на второй план, клиент о нем тихо забывает.

К предложениям использовать психологические техники для расширения возможностей я бы советовала относиться осторожно. Знаете, есть классическая психология, а есть некие странные сверхтворческие подходы, которые могут серьезно сломать душу человека. Обратите внимание, не фантазии ли лежат в основе непонятных вам технологий.

Олег Генисаретский, культуролог:
- В стране ежедневно проходят десятки, если не сотни тысяч тренингов. Это и целительная и учебная терапия, и тренинги каких-то компетенций - от навыков самообороны до скорочтения, от управления временем до управления телом.

Психопрактики давно стали частью нашей реальности, но еще пока для широкого общественного мнения - подводной. Жить отложенной жизнью нельзя. Сама жизнь подталкивает пережить ее полноту здесь и сейчас.

Отсюда вал предложений на рынке психобизнеса - народ рванулся к чувствам. Потребность переживать - ужас, экстрим, радость, гламурное удовольствие и аскетическую строгость - заставляет рынок отвечать.
Источник: "Российская газета"
Поделиться