Версия для печати 800 Материалы по теме
Исполняется 80 лет со дня образования Московской области
#26033# Большая часть истории Московской области приходится на советское время. Меньшая - на перестроечное. Образованная осенью 1929 года, превышающая по площади такие европейские государства, как Бельгия, Швейцария, Нидерланды, область вошла в XXI век обновленной, социально и экономически окрепшей. А в последнее десятилетие, став поистине громадной строительной площадкой, - еще и помолодевшей.

У Московской области немало особенностей: она расположена в наиболее населенной части страны, в ее административных границах находится столица государства. Очевидно, что это оказывает серьезное влияние на жизнедеятельность обоих субъектов Российской Федерации. Подобное соседство неизменно предопределяет интеграционные процессы. Они приносят новые вызовы и новые проблемы. Но они же помогают справляться со старыми, которые зарождались в далеком и в недавнем прошлом. Разговор с губернатором Борисом Громовым, который возглавляет область без малого десять лет, помог обозначить не только основные этапы развития Подмосковья, но и увязать их с современной жизнью региона-юбиляра.

Только вперед!

Российская газета: Борис Всеволодович, время образования Московской области было драматическим. В сознании большинства людей тридцатые годы - годы короткого предвоенного десятилетия, ассоциируются прежде всего с массовыми репрессиями, беззаконием. Допустим, что это крайность. Но во многом понятная. Нет?

Борис Громов: Время тридцатых годов было действительно трудным, неоднозначным. Но в силу своего возраста я могу судить о нем лишь по историческим источникам да по беседам с бывалыми людьми. Очевидно, однако, что наряду с репрессиями, бедностью и беззаконием, сделано было немало и полезного. Того, в чем крайне нуждалась молодая страна.

РГ: Например?
Громов: В предвоенные годы предприятия Московской области производили 7 процентов продукции всей страны. Это очень серьезный масштаб. Кроме того, и сами предприятия были также построены в основном в эти годы.

РГ: Важно, что именно на них производилось: грабли, лопаты, телеги?
Громов: Это - тоже. Но производились уже и вагоны для Московского метрополитена. Поезда. Дизели. Ткацкие станки. И не все ведь из-под палки. Не все по принуждению. Наверняка был и искренний энтузиазм. Были примеры трудовой самоотверженности. И даже жертвенности. Все это было - уверен. Было, несмотря на чуть ли не всеобщий страх. На репрессии, тюремщину. Мне как человеку, в недавнем прошлом кадровому военному, непонятно, чем объяснить беспощадную травлю, уничтожение военных кадров, лучших спецов армии, дислоцированных, в частности, в Московской области. Ведь и тогда, как и теперь, их число в Подмосковье, рядом со столицей государства, было повышенным, а состав наиболее квалифицированным.

РГ: Что, по-вашему, превалирует в характеристике того времени?
Громов: Отвечу так: в государственном плане - индустриализация. По Московской области это видно особенно. И прежде всего - активное возведение производственных сооружений. К примеру: комбинат искусственного и синтетического волокна, Воскресенский химический комбинат, цементный завод "Гигант", машиностроительный завод... Более 60 новых крупных промышленных предприятий.

РГ: Впечатляет.
Громов: А реконструкция московской железнодорожной сети превратила область в один из крупнейших транспортных узлов довоенного времени в стране.

РГ: Сегодня, наверное, и в Европе?
Громов: Судите сами: в современном транспортном комплексе Подмосковья переплетаются и взаимодействуют железные дороги - 11 направлений; водные пути - их общая протяженность 556 км; воздушные - включающие в себя аэропорты Шереметьево, Внуково, Домодедово и другие; автомобильные дороги общей протяженностью 25 000 км. В Московской области перерабатывается более 60 процентов всех грузов России; перевозится более половины всех пассажиров страны...

РГ: А если снова вернуться в тридцатые?
Громов: В тридцатые годы в Подмосковье появились первые трамваи. Начинается активное жилищное строительство. Растет число школ, библиотек, больниц, клубов... Говорить о тех первых и, конечно же, по нынешним временам скромных достижениях, возможно, так подробно и не стоит. Но я говорю об этом с определенным намерением: напомнить, что это был труд наших дедов и отцов, наших родителей. Забывать об этом нельзя. Не по-человечески это.

От "сороковых, роковых" к "лихим девяностым"

РГ: Самый трудный период в восьмидесятилетней истории Московской области, как и всей страны, конечно же, Великая Отечественная война.
Громов: Да. Но я бы не стал называть военные годы периодом. По-моему, это понятие в применении к истории Великой Отечественной войны слишком упрощенное. Те годы в символическом смысле равны векам. И в памяти они останутся на века... В своих поездках по Подмосковью я стараюсь не упустить случая встретиться и поговорить с прямыми участниками тех давних кровавых боев. Это герои в высшем смысле этого слова. С каждым годом их все меньше. Тем важнее для нас постоянная забота о каждом из них.

Нельзя не сказать и о тысячах подмосковных ополченцев. О ребятах, которые ушли на фронт со школьной скамьи. О десятилетних мальчишках и девчонках, которые и днем, и ночью бок о бок со взрослыми стояли у станков, изготовляя боеприпасы. Теперь эти люди седые. Часто - немощные, с подорванным здоровьем. Их жизнь, как и жизнь фронтовиков, тоже принадлежит истории Подмосковья.

...В скверах и на площадях городов, поселков и даже маленьких деревень Московской области стоит свыше 20 000 памятников. Все они лишь в малой степени отражают гигантские человеческие потери только в подмосковных боях - в малой части великой страны. Я никому уже давно как губернатор не напоминаю о цветах у монументов. Цветы у их подножия - закон.

РГ: Но вот война окончена. Каким вы видите время восстановления народного хозяйства?
Громов: Страна победила, и это определяло настрой народа. Истосковавшиеся по мирным делам люди с энтузиазмом взялись за работу. Я это помню по своим родителям, по землякам. Масштабы восстановительных работ поражают и сегодня. Обратите внимание на результаты работы, которые производились с 1946 по 1955 годы только в Московской области. Это ввод в эксплуатацию важных для всей Центральной России Мытищинского завода силикатного кирпича, Люберецкого завода сборных железобетонных изделий и других предприятий. Построено и отремонтировано почти четыреста квадратных метров мостов, восстановлено и построено 270 общеобразовательных школ, 52 больницы и поликлиники, 150 кинотеатров и много другого. То есть темпы и масштаб созидательной работы победившего народа были необычайно высоки. К шестидесятым годам Московская область стала одним из самых крупных промышленных центров страны. Субъективные и объективные обстоятельства оказывали самое разное влияние на развитие и состояние дел Подмосковья вплоть до 90-х годов. Но жизнь шла, жизнь не "проваливалась". Набирала силу газификация региона, начавшаяся в 60-70-х годах.

РГ: В те годы, да и в более поздние, невозможно было даже представить, что подобным восстановлением внезапно порушенных экономических связей, разрывом многих важнейших технологических и технических коммуникаций и другими подобными вещами придется заниматься снова. Но пришлось. И уже не в результате войны...
Громов: Распад СССР, несомненно, стал экономической и социальной катастрофой. Московская область в полной мере ощутила последствия геополитической драмы. За короткое время произошло падение даже не столь уж высоких объемов производства. Значительно снизился жизненный уровень населения... Недаром те годы называют "лихие девяностые"... Первые реальные признаки выхода из кризисной ситуации стали робко проявляться лишь в 2000 году. Все более четкой становилась политика властей. Началась консолидация общества. Россия училась жить в новых условиях. Вызрела основная цель: повышение качества жизни людей и рост промышленного производства. Новый общественный строй вырабатывал новые правила игры. Подмосковье, как и все, преодолевало ступеньку за ступенькой...

Десятилетка губернатора

РГ: Вас избирают губернатором...
Громов: ...И я обнаруживаю, что бюджет области, по существу, пуст. Символический. Говорю это к тому, что уже с первых дней формирования правительства Подмосковья нашей главной задачей и головной болью стал, конечно, бюджет. Его наполнение. Налоговая дисциплина отсутствовала. Инвестиции, как тема, существовала только в разговорах. Это был трудный, неупорядоченный период. Он требовал собранности, осмысления и одновременно напряженных действий. Область оживала трудно. Но через какое-то время я стал замечать позитивные сдвиги в настроении людей, их тягу к работе, к порядку, к культуре. В конечном счете только это и могло помочь правительству в реализации планов. Помогло. Область оживала трудно, но с воодушевлением. Пошли в гору дела в образовании, медицине, культуре. Получил мощное развитие потребительский рынок, началось беспрецедентное для страны строительство спортивной базы международного класса. А главное - подъем промышленного производства. И как результат всех наших усилий - наполнение бюджета. К 2006-2007 годам Московская область вышла на лидирующие позиции в Российской Федерации по многим видам деятельности. В частности, она заняла первое место - по вводу жилья; по макроэкономическим показателям, главным из которых является валовой региональный продукт, превысивший темпы роста ВВП по России; по числу спортивных сооружений, способных принимать соревнования мирового уровня... Стартовым стал для нас 2007 год. С него мы сделали рывок. Он был обеспечен всем комплексом уже сработанного в предыдущие, в известном смысле подготовительные годы - и в производственной, и в социальной сферах. Правительство области было убеждено: мы сможем сделать все, что намечали. Умножим и закрепим то, что уже сделано. Но тучи снова стали сгущаться.

РГ: Как вы взаимодействуете с федеральными органами власти? Ведь их территориальная близость может быть и важным подспорьем, а может и усложнять работу?
Громов: Я бы не стал возводить эту близость в слишком высокую степень. Особенно в нормальное время. Мы работаем с органами федеральной власти в строгом соответствии с общепринятыми субординационными принципами. Но замечу: не могу привести ни одного примера, когда бы федеральная власть не поддержала и не помогла бы осуществить ту или иную нашу разумную инициативу.

Бюджет сохранения

РГ: Но вот очередной удар. Глобальный кризис. Конец вашей мечте о самом благополучном и процветающем периоде в восьмидесятилетней истории Московской области.
Громов: Трудно найти отрасль, которую бы не затронул кризис. В сложнейшем положении оказалось все, что было начато, но не закончено. Небольшой, но чрезвычайно болезненный пример. Прошлой осенью, после начала кризиса, было остановлено строительство 44 многоквартирных высотных домов. Это коммерческое жилье. Но перед нами встала моральная задача - доделать проект до конца, во что бы то ни стало. И дело движется - из 44 домов не готовы на сегодня только 17. Мне каждый день докладывают о состоянии дел. Кредитов строителям не дают, но они как-то изворачиваются. Мы не просто уговариваем людей подождать - мы делаем все, что можем. Только не путайте эту ситуацию с известными историями с обманутыми вкладчиками. Но скажу о главном: под прямой угрозой оказалась инвестиционная политика, которая была исключительно успешной в предыдущие годы. Заморожены перспективнейшие проекты. Иностранный капитал ушел. Дают о себе знать давно забытые явления - безработица. То, что она намного меньше, чем в других регионах России - 1,45 процента - и имеет свою специфику, утешает нас мало. Мы, правда, предлагаем сейчас 55 тысяч вакансий, то есть те же 1,45 процента. Семьдесят процентов из них - рабочие. Есть и предложения с высокой зарплатой - до 30 000 рублей в месяц. Но не идут!

РГ: Не хотят работать?
Громов: Есть такое... Спад промышленного производства привел к стремительному усыханию бюджета.

РГ: Еще недавно бюджет Подмосковья, его ежегодный рост ставился в пример другим субъектам. Об этом не раз писала "Российская газета".
Громов: А теперь можете написать: бюджет Подмосковья на 2010 год - 206 миллиардов рублей.

РГ: Это падение с высоты почти в 480 миллиардов?
Громов: Да. Это возвращение в 2006 год.

РГ: Из этого следует, что о бюджете развития придется забыть?
Громов: Да. Но при этом будем постоянно укреплять бюджет удерживания и сохранения. Скажу откровенно: без понимания наших трудностей, без реальной помощи со стороны федерального правительства и, в частности, министра финансов Кудрина нам бы пришлось еще труднее. В федеральном правительстве сейчас много молодых, грамотных руководителей и специалистов, с которыми легко находить общий язык. Бесплодной болтовне - конец. Только дело. Только результат. И понимание.

РГ: В чем суть вашей антикризисной программы?
Громов: Первое: в гармоничном сочетании федеральных антикризисных мер и собственных, учитывающих специфику региона. Второе: в опоре на позитивный опыт, приобретенный за предыдущие годы. Третье: использование тех преимуществ, которые Московская область имеет.

РГ: Какие из них, по-вашему, наиболее существенные?
Громов: Транспортные. Это безусловно. Далее: Московская область входит в тройку регионов, обладающих очень высоким научно-промышленным потенциалом. У Подмосковья самые высокие в Центральном федеральном округе индексы наукоемкости и технологической независимости. Они превышают даже показатели Москвы. В Подмосковье семь наукоградов. И можно смело сказать: наука повсеместно входит в бизнес. Малое предпринимательство уже на практике использует нанотехнологии. В значительной степени оно формирует даже бюджеты некоторых небольших городов. Например, Звенигород - бюджет миллиард рублей. Это - налоги от предпринимательской деятельности. Раньше мы такого себе даже не могли представить. А теперь это факт. Поезжайте по маленьким городкам Подмосковья - убедитесь сами. Я бы мог назвать еще немало опорных, экономически продуктивных точек, которые сегодня позволяют удерживать на приемлемом уровне жизнь людей.

РГ: Изменил ли кризис что-либо в организационном плане? В деятельности правительства области?
Громов: Изменения очень существенны. Введены новые формы отчетности и контроля за действиями муниципальных властей. Созданы и работают комиссия по выходу из финансового кризиса, комиссия по задолженностям по зарплате.

РГ: Задолженности серьезные? Частые?
Громов: Были серьезные - до 500 миллионов рублей. Сейчас осталось менее 50. Мы приняли жесткие меры. Нас не интересует, какая форма собственности у того или иного предприятия, кому принадлежит завод или фабрика. Олигарх или государственное ведомство допускает на своем производстве несвоевременную выдачу заработной платы. Мы приглашаем "хозяев" на заседание областного правительства. Приглашаем и объясняем очевидное: у вас на предприятии работают жители Подмосковья. Ответственность за их жизненное благополучие несем мы - областное правительство. Несу и я лично, как губернатор, которого они избирали. Логику наших претензий без малейших сомнений одобряют федеральные власти.

Еще новинка: теперь мы на каждом заседании областного правительства заслушиваем отчеты двух-трех глав муниципальных образований: что сделано? В чем проблемы? Какая необходима помощь? Кризисное время потребовало от нас более частого посещения городов и даже самых малых населенных пунктов. Я имею в виду поездки руководителей министерств и ведомств. По четкому графику мы стали проводить кустовые совещания. Что это значит? В определенном графиком месте собираем глав нескольких соседних районов и вместе с ними решаем оперативные вопросы. Я присутствую на этих совещаниях. Но стараюсь также посещать и наиболее проблемные места. Стараюсь встречаться и говорить с простыми жителями, не только с руководителями. Встречи требуют абсолютной откровенности. Люди не желают слушать общие слова, завиральные обещания. Они ценят доверительность, честность представителей власти... Недавно я был в одной из деревень. Ко мне подошла пожилая женщина, сказала: "Борис Всеволодович! Я живу здесь уже больше 50 лет. На моей улице нет асфальта. Есть грязь. Сколько можно? Ответьте мне, пожалуйста, когда улицу можно будет заасфальтировать?" Раньше, когда ремонт и строительство новых дорог в Подмосковье шли ударными темпами, я бы ответил - через 20 дней, например. То есть отдал бы распоряжение, и оно было бы выполнено. Но не теперь. Я честно ответил: "Ни в этом месяце, ни в этом году сделать нам это не удастся. Будем стараться помочь вашей улице в следующем году". Она сказала: "Благодарю за честный ответ. Обещаниями "сделаем все завтра" - мы сыты".

РГ: До кризиса вы постоянно подчеркивали, что бюджет области на 60 процентов сориентирован на социальную сферу.
Громов: И это выполнялось.

РГ: Но сегодня другие времена. Федеральная власть требует удерживать социальную сферу на приемлемом уровне. Не дать населению почувствовать резкого ухудшения жизненного уровня. Как быть - ведь все дело опять упирается в бюджет?
Громов: Проблем с обеспечением ветеранов Великой Отечественной войны, с ветеранами тыла и труда, пенсионерами, инвалидами мы не допускаем и не допустим. Это нерушимый принцип правительства Московской области. Это позиция президента страны Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина. Ни в поддержке оплаты жилья, ни в праве бесплатного проезда на пассажирском транспорте по области, ни на пригородном сообщении не отказано никому. Более полумиллиона пенсионеров как получали, так и получают доплаты к пенсиям. Миллион человек пользовались и продолжают пользоваться мерами социальной поддержки при оплате коммунальных услуг. Около 5000 детей-инвалидов получали и получают ежемесячное пособие. И так далее. Это, повторяю, наша ответственнейшая задача. У нас существуют и будут существовать "Хоспис на дому", "Социальный экспресс", "Социальное такси". Без отклонений от докризисной практики действуют центры обслуживания одиноких людей. С большой горечью должен, правда, сказать, что есть ситуации, при которых нам приходится действовать на пределе своих возможностей. К ним относится реализация плана деятельности Центра спортивной федерации инвалидного спорта. В центре - свыше ста спортсменов-инвалидов, уже доказавших свое мастерство, но нуждающихся в его совершенствовании. Наша помощь им крайне необходима. Период, в котором мы оказались, не простит упадка духа. И эти люди своим примером говорят нам об этом. Жизнь требует созидательной энергии, четкой и даже жесткой дисциплины... Я думаю, что выйти из кризиса, да и любых общественно опасных периодов нельзя, не осознавая этих опасностей. Опасностей не нужно бояться, с ними нужно профессионально и стойко бороться. Только тогда мы снова выйдем на прогрессирующие позиции как в экономике, так и в социальной сфере.

РГ: Какие перспективы, по-вашему, ожидают Московскую область в годы, обозначенные Генеральным планом развития России до 2020 года?
Громов: Перспективные планы развития Подмосковья в рамках федеральной правительственной программы также велики и в то же время реальны. Но без решения оперативных задач, острейших проблем, возникающих в результате кризиса в самых неожиданных сферах, перспективные планы будут стремительно отдаляться. Это их особенность. В связи с этим могу сообщить позитивную "антикризисную" новость: вопрос о начале строительства скоростной автомобильной дороги Москва - Санкт-Петербург параллельно Ленинградскому шоссе на участке Московской области, обход северного Одинцова, решен положительно.

РГ: Что бы вы хотели сказать в связи с 80-летним юбилеем образования Московской области жителям Подмосковья?
Громов: Хочу поздравить с этой датой. Поблагодарить всех тех, кто достойно прошел трудный путь становления одного из прекрасных районов нашей великой России. Что же касается самого юбилея, то могу добавить еще лишь одно: в кризисное время юбилеи не празднуют. Их отмечают.

Источник: "Российская газета"
Поделиться