Версия для печати 2212 Материалы по теме
В сентябре в Институте современного развития (ИнСоР) был представлен доклад «Российская экономика: из кризиса к модернизации». Эксперты проанализировали риски бюджетной политики, возможности оживления кредитования реального сектора и оздоровления банковской системы, оценили влияние кризиса на развитие регионов и сформулировали ряд предложений по совершенствованию политики в сфере социальной защиты населения. 

В ожидании перемен

Смысл доклада, по словам его авторов, сводится к следующему: одно из обязательных условий обретения устойчивой почвы для послекризисного восстановления страны — это изменение форм, механизмов, процедур государственного регулирования экономики, в том числе антикризисных мер, что подразумевает повышение их эффективности. Эксперты института отмечают, что пока ситуация в экономике противоречива. Основные тенденции еще не оформились окончательно, хотя многие ответственные лица (в том числе представители политического руководства) уже говорят о начале выхода из кризиса.
«Наше основное предсказание, сделанное год назад, сбылось, — заявил руководитель ИнСоР И. Ю. Юргенс. — Оно заключалось в том, что если баррель нефти будет стоить более 60 долл., финансовая система будет стабилизирована, а Китай покажет хотя бы 8 % роста ВВП, то Россия пройдет кризис не так болезненно, как это предсказывалось изначально». По мнению экономиста, выход из кризиса будет не V-, а W-образным. Сейчас в связи с оживлением внешнеэкономической конъюнктуры российские производственные мощности (которые так и не были подвергнуты сокращению) вновь окажутся заполненными, однако затем экономику ждет новый спад. Полноценного же восстановления экономики и ее выхода на показатели роста 5–6 % ВВП следует ждать не ранее 2014 года.
Главные индикаторы, характеризующие выход из кризиса, это не цифры, а наличие структурных изменений, — считает один из ведущих экспертов института Е. Ш. Гонтмахер. Иными словами, замена устаревших институтов новыми. Это касается не только экономики, но и социальной сферы, и политической системы. «Пока, по крайней мере в исследуемых нами сферах, мы таких изменений не видим», — подчеркнул он.

Бюджетные риски

Обширная часть доклада посвящена рискам и неопределенностям бюджетной политики. Ситуация с бюджетом пока складывается лучше, чем могло бы быть, — заключают эксперты. Вместе с тем возникли новые риски, самые серьезные из которых, по мнению аналитиков, связаны с налоговой политикой правительства.
Едва ли не единственная мера по реализации стимулирующей функции налоговой системы — решение повысить начиная с 2010 года на три года до 60 млн руб. порог предельной величины доходов, позволяющих малому бизнесу применять упрощенную систему налогообложения. При этом риски налогового дестимулирования существенно возросли. Связаны они с переходом с 2010 года на систему страховых взносов вместо единого социального налога. По экспертным оценкам, нагрузка на бизнес вырастет на 1–1,5 трлн руб. в год. Существенно возрастают и бюджетные риски, поскольку социальные мандаты неотменяемы. Эксперты предрекают, что при инерционном сценарии развития к 2020 году дефицит пенсионной системы превысит 6 % ВВП.
Аналитики призывают вернуться к широкой общественной дискуссии по пенсионной реформе. «В противном случае решение по трансформации ЕСН на рубеже 2011 года может “срыть” все поползновения к росту», — отмечает один из авторов доклада Н. И. Масленников.
Что касается перехода в 2010–­2012 годах к масштабным заимствованиям на внутреннем и внешнем финансовых рынках для финансирования бюджетного дефицита, то тут экономику также подстерегают опасности. Прежде всего они связаны с ограниченной емкостью внутреннего рынка. С этой проблемой Минфин России столкнется уже осенью 2009 года. Кроме того, появление на этом рынке такого крупного игрока, как государство, приведет к вытеснению частных заемщиков и ухудшению условий заимствований для корпораций, что негативно отразится на перспективах экономического роста.
В докладе резюмируется, что среди целей бюджетных реформ 2000–2008 годов относительно полно реализованы лишь две — создание резервных фондов и разработка приоритетных национальных проектов. Некоторое продвижение эксперты отмечают в совершенствовании системы государственных (муниципальных) закупок, развитии программно-целевой деятельности и внедрении в бюджетный процесс принципов управления по результатам. Куда хуже обстоят дела с формированием системы институтов развития («работоспособным» называется только ВЭБ), реструктуризацией системы оказания социальных услуг, развитием государственно-частного партнерства.
В ИнСоР полагают, что мощным ресурсом антикризисных мер мог бы стать рост эффективности бюджетного администрирования. В качестве примера приводятся изменения в системе госзаказа (Закон № 94-ФЗ), которые в 2008 году позволили добиться экономии бюджетных средств в размере 214,3 млрд руб. «Очевидно, такие резервы есть и на других направлениях», — говорится в докладе.

Больше адресности!

«Кризис — хорошее время для того, чтобы разобраться с системой социальной защиты в нашей стране, — считает Гонтмахер. — Сегодня она не имеет адресного характера: только 20 % средств доходит до реально нуждающихся». Авторы доклада указывают на перспективу возникновения «ножниц» между социальными обязательствами государства и возможностями их выполнения. Перемены в системе соцзащиты придется осуществлять в любом случае, весь вопрос только в сроках этой реформы: либо после череды федеральных выборов (начиная с 2013 года), либо уже в 2011 году.
Наиболее приемлемое решение этой проблемы, по мнению экспертов, — переход к более экономному типу социальной защиты, построенному прежде всего на кардинальном усилении адресности в предоставлении любого вида государственной социальной помощи. Эта адресность может быть обеспечена только комплексной проверкой состояния домохозяйств с использованием оценки их материального положения (текущие доходы, накопленное имущество). «Предварительное и непременное условие: не ухудшать нормы законодательства в отношении тех категорий, кто уже получает государственную социальную помощь. Новации могут быть распространены только на тех, кто до их введения государственную социальную помощь не получал», — подчеркивается в докладе.

Рынок труда: стратегическая проблема

Эксперты отмечают, что существенная часть трудоспособного населения не охвачена государственными мерами по снижению напряженности на рынке труда. Так, в отношении безработных, не обратившихся к услугам государственных центров занятости — то есть примерно 5 млн человек, — не предпринимается никаких мер общественной поддержки. «Все действия рассчитаны только на очень ограниченный круг людей, ищущих работу, как правило, тех, кто имеет низкий уровень образования и квалификации. Большая же часть тех, кто ищет работу, а также те, кто работает, но хотел бы поменять работу — а это не менее 12–15 млн человек, — остаются вне внимания государства», — говорится в докладе.
Неблагополучное состояние российского рынка труда, согласно экспертным выводам, во многом коренится в отсталой отраслевой структуре, которая стала еще более явной в годы недавнего экономического подъема. В стратегическом плане, чтобы предотвратить дальнейшую деградацию человеческого потенциала страны, необходимо радикально усовершенствовать систему профессионального образования. «Получение высшего образования должно стать результатом очень жесткого отбора», — полагают авторы доклада. На данном этапе они считают возможным «предоставить шанс на получение второго (настоящего) высшего образования выпускникам тех вузов, кто из-за формального, низкокачественного характера обучения там практически не готов к выходу на рынок труда профессионалов».
Что касается оперативных мер, то государственным центрам занятости предлагается не просто удлинить сроки курсов по переподготовке и повышению квалификации, но и давать выпускникам этих курсов гарантии последующей занятости. Указывается и на необходимость формирования всероссийского банка данных о вакансиях, который бы включал информацию от частных кадровых агентств.
Поделиться