Версия для печати 1177 Материалы по теме
Россия не вернет лишение жизни в качестве высшей меры наказания
#54371# Состоявшееся вчера заседание Конституционного суда по вопросу об окончательной отмене смертной казни в России и сопутствующие ему заявления представителей государства свидетельствуют о том, что власть готова к постепенному отказу от лишения жизни как высшей меры наказания. При этом очевидно, что намерение российской власти идет вразрез с настроениями граждан. «Замеры» общественного мнения, проведенные недавно социологами, свидетельствуют: большинство россиян полагает, что люди, виновные в тяжких насильственных преступлениях, должны понести максимально возможную кару.

Мнения представителей всех ветвей власти по вопросу возвращения смертной казни Конституционный суд заслушал вчера на первом заседании. В ближайшее время КС проведет еще одно, уже закрытое заседание, а потом, до нового года, огласит свое решение, которое, судя по реакции политиков и общества, обещает стать эпохальным. Обсуждение вопроса о смертной казни в КС было инициировано другой высшей инстанцией -- Верховным судом, пленум которого решил предварить фактическое введение суда присяжных в Чечне с 1 января 2010 года и получить разъяснения, не вернет ли это событие применение российскими судами высшей меры наказания.

Напомним, что Конституционный суд уже привлекался в качестве верховного арбитра в дискуссии, ведшейся, по сути, о том, может ли власть настаивать на отмене смертной казни России. И в постановлении, принятом КС в феврале 1999 года, было установлено: каждый обвиняемый в преступлении, за совершение которого в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных. То есть, согласно этому постановлению, смертная казнь не могла назначаться, пока суды присяжных не введены во всех субъектах федерации. Чечня -- последний регион, где не используются присяжные. Но таковым он будет оставаться лишь до нового года. Поэтому Верховный суд и поинтересовался, какие рекомендации давать судам общей юрисдикции. То ли следовать европейским тенденциям, ведь по Венской конвенции о праве международных договоров государство не может принимать решения, которые отменяли бы цели и предмет даже нератифицированного договора, и отказаться от смертной казни. То ли опираться на вышеупомянутое постановление Конституционного суда и санкционировать смертные приговоры.

Само обращение Верховного суда в Конституционный на минувшей неделе вызвало широкий резонанс, и заявления политиков по вопросу об использовании смертной казни продемонстрировали, что тут единства нет даже в априори согласной с любым мнением исполнительной власти «Единой России». Вчера представители почти всех существующих в стране ветвей власти смогли выступить уже с официальными заявлениями, и они оказались близкими как по содержанию, так и по тональности.

Представитель президента в КС Михаил Кротов изложил позицию главы государства, которая, как известно, заключается в поэтапной отмене смертной казни в России. На практике же, пояснил г-н Кротов, суть «поэтапности» может выражаться в использовании судьями альтернативных мер наказания. «Пять составов преступления, за которые смертная казнь предусмотрена, содержит возможность замены наказания на лишение свободы», -- наполнил полпред президента. Поясним, что такое решение может принять непосредственно суд или же замена казни пожизненным заключением может быть реализована через процедуру помилования.

После полпреда президента высказался представитель правительства в КС Михаил Барщевский. Он заявил, что смертная казнь уже история. «У Конституционного суда есть возможность сформулировать четкую позицию, что в Российской Федерации смертной казни больше не существует, поскольку статья 20 Конституции РФ (в ней говорится, что смертная казнь применяется вплоть до ее отмены. -- Ред.) исполнена», -- заявил г-н Барщевский. По его мнению, сейчас решается вектор исторического развития страны. «Настоящая кара -- это пожизненное заключение. Бессмертная казнь», -- напомнил полпред правительства.

Представитель Госдумы Александр Харитонов заявил, что позиция законодательной власти известна: «Смертная казнь в России применяться не может, и Россия обязана воздерживаться от применения смертной казни вплоть до ее отмены». Представитель Минюста Елена Борисенко отметила, что есть два пути -- отказаться от участия в шестом протоколе Европейской конвенции либо принять решение о его ратификации: «Но до этого момента смертная казнь не может назначаться». В свою очередь представитель генпрокурора Татьяна Васильева подчеркнула, что вопрос применения смертной казни носит временный характер: «Россия сейчас находится в переходном периоде, который не может продолжаться бесконечно».

Переходный период длится уже более 13 лет. 16 мая 1996 года Борис Ельцин подписал указ «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы». В нем говорилось, что Россия готовится присоединиться к общеевропейскому мораторию об отмене смертной казни. Правительству в месячный срок предписывалось подготовить проект федерального закона о присоединении России к знаменитому протоколу №6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни).

Но проект, по сути, так и остался проектом. Не было реализовано и вышедшее 27 февраля 1997 года распоряжение президента «О подписании протокола №6...», в котором МИДу поручалось подписать этот документ. Подписать-то подписали, а вот официально ввести его в действие тогда не получилось: распоряжение президента не было утверждено Госдумой. А через пять лет, в феврале 2002-го, депутаты утвердили обращение к президенту РФ «О преждевременности ратификации протокола №6...». «У законопослушных граждан возникают страх и безысходность, потому что преступники, с легкостью отнимающие жизни у наших сограждан, убивающие ни в чем не повинных детей, могут уйти от наказания, соответствующего тяжести их злодеяний, и через короткое время оказываются на свободе, продолжая угрожать жизни людей, -- говорилось в этом заявлении Госдумы. -- Недопустимо игнорировать в угоду внешнеполитическим интересам волю народа, который не приемлет отмену смертной казни...»

Часть депутатов и по сей день придерживаются этой позиции, но парламентарии из числа юристов уже заявляют о готовности проявить законодательную инициативу и поставить точку в истории смертной казни в России. Так, депутат-единоросс, председатель Ассоциации юристов России Павел Крашенинников сообщил, что возглавляемый им думский комитет по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству еще на прошлой неделе представил соответствующее заключение Конституционному суду. «Мы считаем, что нужно не продлевать каждый раз мораторий, а ратифицировать протокол №6 Европейской конвенции по правам человека, регламентирующий отмену казни», -- пояснил точку зрения законодателей г-н Крашенинников.

По его словам, после того, как Россия ратифицирует протокол, парламенту необходимо будет принять соответствующие поправки в Уголовный кодекс. Депутат заметил, что после того, как КС вынесет решение по вопросу о смертной казни, Госдума «может принять решение о ратификации шестого протокола, о внесении изменений в УК или же может принять решение о продлении сроков формирования суда присяжных в Чечне».

При этом г-н Крашенинников признал: «Мы знаем, что общественное мнение в России, и не только в России, в большинстве за смертную казнь, так как граждане не удовлетворены борьбой с преступностью». Но, подчеркнул депутат, правосудие должно руководствоваться принципом неотвратимости наказания, а отнюдь не принципом его жестокости.

Что касается «гласа народного», то данные социологов подтверждают мнение г-на Крашенинникова -- россияне в большинстве своем не приветствуют такого рода гуманизацию. Последние социологические опросы свидетельствуют, что 56% жителей нашей страны за применение смертной казни. Как рассказал «Времени новостей» директор Всероссийского центра изучения общественного мнения Валерий Федоров, опрос, проведенный ВЦИОМ в середине октября в Москве, показал: среди столичных жителей процент сторонников высшей меры выше, чем в целом по стране. 62% респондентов высказались за применение смертной казни в России. 15% москвичей считают, что действующий мораторий нужно продлить, и лишь 14% поддерживают идею полной отмены высшей меры наказания. Любопытно, что большинство участников опроса (48%) уверено -- смертная казнь в России уже отменена на законодательном уровне. О моратории на высшую меру и о том, что соответствующая статья УК не отменена, а лишь «заморожена», знают 38% опрошенных москвичей.

Выступающие за сохранение «высшей меры наказания», как правило, объясняют свою позицию тем, что есть преступления, которые можно искупить только смертью. В целом подавляющее большинство участников опроса -- 79% -- согласилось со следующим утверждением: «Есть злостные преступники, на исправление которых надеяться не приходится, для них применение смертной казни допустимо». 67% поддержали другой аргумент сторонников сохранения высшей меры: «Есть такие преступления, совершив которые, человек лишается морального права на жизнь, за такие преступления общество может наказывать смертной казнью».

К числу преступлений, заслуживающих самого сурового наказания, большинство опрошенных отнесли изнасилование несовершеннолетних (с тем, что насильников нужно казнить, согласны 79%), терроризм и подготовку терактов, умышленное убийство и наркоторговлю. Заметим, что только 11% москвичей считают, что расстреливать нужно уличенных в коррупции и взяточничестве, 76% опрошенных полагают, что применять смертную казнь к таким преступникам излишне. Такого мнения придерживаются не только москвичи -- всероссийский опрос, проведенный ВЦИОМ год назад, показал, что большинство наших сограждан (59%) не одобрило бы внедрение в России китайского опыта -- публичных казней как элемента борьбы с коррупцией. Кроме того, 70% участников нынешнего опроса считают, что смертную казнь не надо применять против тех, кто осужден за шпионаж и государственную измену.

Из тех 14% столичных жителей, которые высказались за отмену высшей меры наказания, наибольшее число (27%) апеллирует к гуманитарным принципам -- «никто не вправе лишать человека жизни». 16% указывают на возможность судебной ошибки при вынесении смертного приговора. И 15% заметили, что смертная казнь представляет собой более легкое наказание, чем пожизненное заключение.

«Хотя, сравнивая опросы разных лет, мы можем отметить определенные колебания общественного мнения, но все же «карательный» подход стабильно превалирует», -- констатирует г-н Федоров. Социолог отмечает: граждане, которые в большинстве критически относятся к органам суда и правопорядка, выбирая между «защитой невиновных от возможных судебных ошибок» и «осуждением и максимально суровым наказанием», тем не менее скорее предпочтут последнее. «Рассуждения о ценности человеческой жизни пока не находят существенной поддержки в обществе, -- полагает директор ВЦИОМ. -- Абстрактно мы все, конечно, гуманисты, но когда дело доходит до конкретных вопросов, до обсуждения тех или иных уголовных дел, число сторонников отмены смертной казни становится пугающе малым».

Источнки: "Время Новостей"
Поделиться