Версия для печати 1946 Материалы по теме
Биотехнологии являются "счастливым билетом" нашей страны в экономику XXI века
#67589# Разработать Стратегию развития биотехнологий в России рекомендовали правительству РФ участники прошедших в Госдуме слушаний. Почему именно биотехнологии являются "счастливым билетом" нашей страны в экономику XXI века? Об этом корреспондент "РГ" беседует с президентом Общества биотехнологов России, доктором биологических наук Раифом Василовым.

Российская газета: Ситуация с биотехнологиями в России довольно странная. Они объявлены одним из приоритетов страны, однако нет ни стратегии их развития, ни программы. Более того, что такое био, в обществе мало кто знает, в отличие от нанотехнологий, которые уже овладели массами и на которые выделены огромные деньги. Так что же такое биотехнологии?

Раиф Василов: Вы, может, удивитесь, но биотехнологиям тысячи лет. К примеру, с их помощью человек научился делать хлеб. Благодаря им появились антибиотики, которые спасают человечество от множества болезней. А нынешнее лицо фармацевтики на 50 процентов определяют биотехнологии. Такая же ситуация в сельском хозяйстве. Корма для животноводства и птицеводства, защита растений и.т.д. - все это обеспечивает био. А еще микробы добывают золото и другие ценные металлы, извлекая их из руд. Словом, биотехнологии - это применение живых микроорганизмов и биологических процессов для получения различных продуктов, лекарств и т.д.

РГ: Может, потому, что биотехнологии давно работают на человека, от них уже не ждут революционных прорывов, которые кардинально изменят всю экономику. А вот сторонники нанотехнологий именно это и обещают. Неудивительно, что им сегодня "зеленая улица", они в фаворе, а био - в тени.

Василов: На самом деле и нанотехнологиями человек занимается очень давно, но кому-то выгодно заявлять, что наконец-то найдена панацея от всех проблем. Что же касается биотехнологий, то сейчас в мире наблюдается их настоящий бум. Импульс дала наука, в частности генная инженерия. Появились генно-инженерные препараты - инсулин, интерферон, гормоны роста и т.д. В 90-е годы, манипулируя генами, ученые научились получать генно-модифицированные растения, которые по сравнению с традиционными намного устойчивей к засухе, к вредителям, у них выше урожайность и т. д. Сегодня в ведущих странах появилась новая отрасль - агробиоиндустрия. По масштабам она совсем немного уступает производству лекарств, а это сотни миллиардов долларов.

То есть биотехнологии уже реально работают, но это вовсе не означает, что они достигли пика своего развития. Наоборот, впереди фантастические перспективы. Так, ученые уже показали, что микробы способны превратить растения в бензин и вообще в любые синтетические материалы - этилен, пропилен и т.д.

Кардинально будет решена проблема питания. И это не утопия. Скажем, японские ученые смогли из клонированных мышечных клеток получить мышечную ткань. Важнейшее открытие! Ведь в самом ближайшем будущем вместо того, чтобы пасти миллион коров, можно на биофабрике делать говядину, абсолютно не отличимую от традиционной по качеству и вкусу. И таким способом будут получать любые продукты в любых количествах.

И лекарства будущего - это, конечно же, дело биотехнологий. Только им по силам изготовить "золотую пулю", которая будет доставляться точно к месту болезни, к той же раковой клетке, не вызывая побочных эффектов.

РГ: Но "золотую пулю" обещают и нанотехнологи. Они вообще говорят, что из атомов и молекул будут конструировать все что угодно. Ту же говядину. И даже клонированных клеток коров не надо, соберут просто из атомов...

Василов: У нано- и биотехнологий очень много пересечений. Но выяснять, что из них важнее, это все равно, что говорить, какой руке отдать предпочтение - правой или левой. Эти области знаний самостоятельны, взаимодействуют между собой и ни одна не заменяет другую. Но есть принципиальные отличия. Образно говоря, нано - это технологии мертвых систем, а био - живых.

В то же время, слушая некоторых сторонников нанотехнологий, кажется, что возвращаешься в XVII век. Тогда находились смельчаки, заявлявшие, что и человека, и вообще природу можно будет конструировать. И сегодня в рассуждениях о феноменальных возможностях нано в сфере биологии есть большое упрощение и непонимание самой сути биологических процессов. Надеюсь, постепенно волны вокруг нано улягутся и зерно будет отделено от плевел.

РГ: Каково состояние биотехнологий в мире и в России?

Василов: Мировой рынок самих биотехнологических продуктов, скажем, пищевых ферментов, витаминов, сырья для лекарств и т.д. составляет 160 миллиардов долларов в год. Доля России - десятые доли процента. А вот объем биоэкономики, где применяются эти ферменты, сырье и т.д., только в Европе составляет около 1,7 триллиона евро. В России, по данным минпромторга, он примерно 1,5 миллиарда долларов, из них 80 процентов - импортные лекарства. Что касается денег, вкладываемых в развитие биотехнологий, то, к примеру, в США это 20 миллиардов долларов в год, в России - несколько сотен миллионов рублей. Разница колоссальная. В целом же надо признать, что у нас биотехнологии почти не применяются: немного в сельском хозяйстве и медицине - поэтому, кстати, рынок и забит импортными лекарствами, а в химии и энергетике практически они вообще не используются. Если оценивать число биотехнологических предприятий, то у нас их около 50. В США примерно две тысячи, в Китае - 600, в Индии - 300.

РГ: Словом, Россия и здесь в аутсайдерах?

Василов: Увы, да. В то же время за последние пять лет сдвиг наметился. Биотехнологии появились в особых экономических зонах, в технопарках, в так называемых институтах развития (РВК и др.). Резко увеличилось финансирование наук о жизни. Существенно выросли государственные расходы на сельское хозяйство, на здравоохранение, разрабатывается стратегия развития фармацевтики, где важная роль отводится инновационным лекарствам.

Все это необходимые шаги, но они абсолютно недостаточны. Дело в том, что эта работа проводится бессистемно, а главное - непонятно, каковы ее цели. Неясно, чего мы хотим добиться с помощью биотехнологий в сельском хозяйстве, в медицине, в химии и т.д. То есть нет стратегии развития. Без ясных целей все усилия и большие деньги, потраченные за последние годы, не дают должной отдачи. Проект такой стратегии разработан Обществом биотехнологов России с участием ученых и предпринимателей.

РГ: "Роснано" со своей целью определилось: выпустить нанопродукции к 2015 году на сумму 900 миллиардов рублей. А какие цели в вашей стратегии?

Василов: Цифры, которые вы назвали по нано, как говорится, обречены на успех. Ведь, в принципе, можно получить любое число, все зависит от того, как считать. Например, объявить лекарства продукцией нанотехнологий и просуммировать десятки миллиардов. Но к стратегии это никакого отношения не имеет, так как в ней не определены такие цели. В нашей концепции они обозначены. К примеру, к 2020 году заменить отечественными 30 процентов импортных биотехнологических медицинских препаратов, довести до 20 процентов долю сельхозпредприятий, где вместо химии применяются биотехнологии, обеспечить минимум десять процентов сырья для химической промышленности на основе биотехнологий, довести долю биотоплива до пяти процентов и т.д.

Именно сейчас, в период кризиса, у России есть уникальный шанс, чтобы войти в число лидеров мировой экономики. Среди направлений науки, которые будут основой новой экономики, есть только одно, где Россия способна на равных соперничать с Западом. Это не информатика, не электроника, даже не нано, а именно биотехнологии. Это наш счастливый билет. Только им надо правильно распорядиться.

РГ: Наверняка кто-то выдаст такие билеты другим направлениям. Каковы ваши аргументы?

Василов: Их несколько. У нас колоссальная территория, а значит, уникальные возможности, чтобы получить биоресурсы. У нас еще с дореволюционных времен сложилась очень сильная биологическая школа, она и сейчас считается одной из ведущих в мире. Кстати, доля патентов России в сфере биотехнологий выше, чем в других направлениях, уступает только пищевой химии. Далее. В 60-70-е годы благодаря усилиям академика Овчинникова в стране были созданы мощные предприятия биотехнологии. И хотя многие переживают не лучшие времена, но они есть, а главное, есть опыт, чтобы их возродить. Но нет единственного - политической воли.

Ситуацию наглядно демонстрирует пример некоторых регионов. У нас привыкли, что сначала надо решать проблемы в самых высоких кабинетах Москвы, а потом идти на региональный уровень. Так вот, с био картина прямо противоположная. В целом ряде регионов самостоятельно стали разрабатывать программы развития биотехнологий и создавать новые предприятия. И понятно - почему. Ведь от кризиса пострадали наиболее развитые, скажем, Чувашия, где фактически рухнуло машиностроение и химия. И правительство республики решило перестроить экономику с упором на биотехнологии. Уже начато строительство завода по производству лизина (аминокислоты), который полностью обеспечит отечественное животноводство и птицеводство. В Татарстане строится завод по выпуску биодизеля, в Иркутской области - по производству биобутанола, в Кировской - по глубокой переработке древесины. Есть заделы по разным направлениям био в Омской, Томской, Новосибирской, Калужской, Воронежской областях.

РГ: Так, может, и политическая воля центра не требуется?

Василов: Без увязки с ним дело далеко не уйдет. Биотехнологиям нужна стратегия, которая объединит усилия всех участников, даст четкие цели, скоординирует действия, нужны законы, которые стимулируют развитие биотехнологий, предоставят льготы предприятиям, и конечно, требуется финансирование данного направления. Словом, Россия должна воспользоваться тем счастливым билетом, который ей предоставлен.

Источник: "Российская газета"
Поделиться