Версия для печати 2232 Материалы по теме
В России закончился конкурс "Слово 2009 года"
#68195# Финальный тур популярного во многих странах мира конкурса «Слово года» завершился в России. Народным голосованием в Интернете организаторы конкурса выбрали слова -- индикаторы состояния общества. В тройке лидеров 2009 года в главной номинации оказались слова «антикризисный», «зомбоящик», «Медвепутия». В целом среди победителей преобладают негативно окрашенные слова, по большей части на кризисную тематику, отмечают эксперты.

Выборы слова 2009 года проходили на интернет-портале «Имхонет» до 15 декабря. Конкурс проходил в четырех номинациях: собственно «Слово года», «Выражение года», «Словотворчество» (неологизмы) и «Словосеть» (слова про Интернет). Фразами, адекватно изобразившими состояние России в 2009 году, посетители сайта признали выражения «вторая волна кризиса», «крепкое кофе», «голодообразующее предприятие». Неологизм года -- слово «нехоть», обозначающее состояние, когда ничего не хочется. Вторая строчка в номинации «Словотворчество» досталась «брехламе» (недобросовестная реклама), третья -- «нана-технологиям» (предвыборные подачки). Победители среди интернет-слов -- «гуглик» (единица известности в Интернете), «френдеж» (механическое расширение списка друзей, «френдов», в социальных сетях), «вампьютер» (компьютер по отношению к человеку, испытывающему зависимость).

«Первое, что в номинации «Слово года» обращает на себя внимание, -- преобладание слов со знаком минус, -- отмечает профессор Госуниверситета -- Высшей школы экономики Александр Долгин, управляющий рекомендательным порталом «Имхонет». -- Если сгруппировать слова-полуфиналисты по принципу позитивной и негативной окрашенности, то получится 33 против пяти. «Надежда», «инновация», «возрождение», «перезагрузка» остались в глубоком меньшинстве по сравнению с «аварией», «девальвацией», «сокращением», «дном кризиса» и прочим негативом». Г-н Долгин заметил, что в номинации «Выражение года» в полуфинал вообще не вышло ни одной положительной по смыслу фразы. «Кризисная тематика занимает чрезвычайно много места по сравнению с Европой и США -- семь слов из 20, если судить по финалу номинаций «Слово года» и «Выражение года», т.е. порядка 30%, -- продолжает г-н Долгин. -- На Западе кризисные слова тоже проскальзывают, но их считанные единицы». В США к таковым, в частности, можно отнести zombie bank -- банк, живущий за счет поддержки государства, в Германии verzockt -- «профукать» (употребляется в сообщениях о рискованных банковских сделках), и rettungsschirm -- «стабфонд».

Напомним, что конкурс «Слово года» в России организуется уже в третий раз, однако впервые выборы проходят не только в экспертной среде, но и всенародно (подробнее см. «Время новостей» от 10 декабря). И в финальном голосовании по основной номинации мнение народное и экспертное во многом разошлось. Специалисты на первое место выдвинули слово «перезагрузка», на второе -- «ЕГЭ», на третье -- «дуумвират» или «тандем». В то время как народ признал словом года «антикризисный», а второе и третье место присудил «зомбоящику» (телевизор) и «Медвепутии» (нынешняя Россия). Экспертную тройку «выражений года», по итогам экспертного голосования, возглавила оговорка министра внутренних дел РФ Рашида Нургалиева «дезавуировать народ». Напомним, в начале ноября г-н Нургалиев, комментируя скандал вокруг разгона митинга пенсионеров, сказал журналистам: «Стыдно же, коллеги, сколько можно издеваться и передергивать факты? Я за объективность: есть проблемы -- решаем, есть вопросы -- коллегиально рассмотрим... Но не надо так дезавуировать народ». Речевая ошибка министра была тут же подхвачена журналистами и превратилась в крылатую фразу. На втором месте в рейтинге выражений, согласно экспертной оценке, «новые бедные», на третьем -- «свиной грипп». Лучшими неологизмами специалисты, как и народ, признали «нана-технологии», а также «брехламу» и «державничать». Сетевые неологизмы-победители, по версии экспертного сообщества, «гуглик», «вампьютер» и «осетить» (вывесить, опубликовать в сети).

«Удивительно, с каким упорством выбор народа, как, впрочем, и выбор экспертов, сосредоточился на словах, выражающих психический сдвиг, социальную аномалию, словах агрессивных, издевательских, подрывных, подначивающих, -- отметил в беседе с корреспондентом «Времени новостей» руководитель Центра творческого развития русского языка, куратор клуба «Слово» при «Имхонете» Михаил Эпштейн. -- Безусловно, специфика российских «слов года» -- в их сумасшедшей экспрессивности, в основном негативной направленности. Многие слова обозначают техническую одержимость, наркотическую зависимость от электронных сетей и виртуальных миров. От «нехоти» до «осетенелости», от «социодепрессии» до «техномании» -- таков эмоциональный спектр этого биполярного психолингвистического синдрома». Г-н Эпштейн заметил, что эта тенденция дала о себе знать еще в 2008 году, когда «такие жаргонно-экспрессивные слова, как «пазитифф», «кошмарить», «пилинг и откатинг», «стабилизец», вошли в число идеологически значимых концептов наряду со словами более уравновешенными, нейтральными, типа «кризис» или «коллайдер». «Все это как раз и говорит о кризисе объективной картины мира, об эмоциональной перевозбужденности как общества, так и языка, где оценка и экспрессия начинают захлестывать предметно-понятийное содержание слов», -- резюмирует г-н Эпштейн.

Источник: "Время Новостей"
Поделиться