Версия для печати 1846 Материалы по теме
Реформу системы наказаний выносят на общественное обсуждение
#65364# Вчера в Федеральной службе исполнения наказаний прошла первая - и знаковая - встреча нового главы ведомства с правозащитниками, в том числе - не входящими в своего рода официальный пул представителей гражданского общества при властных структурах.

Приглашены были даже люди, некогда считавшиеся нежелательными персонами. А в самом ведомстве, как сообщил директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, создан отдел по работе с правозащитниками и представителями общественности. Его задача - слышать голос общества.

Александр Реймер сообщил, что концепция тюремной реформы будет вынесена на широкое обсуждение общественности.

Разговор получился местами даже жестким. У многих присутствовавших журналистов возникло опасение: не откажется ли новое тюремное руководство от такой формы общения?

Ведь прозвучали и заявления о якобы пыточных колониях, и сомнения, что вообще надо переходить на тюремный режим вместо колоний, и даже была мысль вызывать всякий раз правозащитников, когда в зону вводится спецназ. Мол, пока одни будут успокаивать бунтующую колонию дубинками, другие проследят, как бы кто-то не перегнул палку.

От последнего предложения Александр Реймер категорически отказался.

По его словам, есть закон, есть ведомственные инструкции, и спецназ будет руководствоваться ими. Но в целом тюремная система нуждается в переменах, и это признавали вчера все.

Что касается концепции реформы системы наказания, она в ближайшее время она будет вынесена на общественное обсуждение.

Речь идет о переходе к тюремному режиму, когда опасные преступники будут сидеть не в колониях, а в камерах. А для осужденных за незначительные преступления предусмотрен мягкий режим, что-то вроде нынешних колоний-поселений.

Одна из задач реформы - отделить закоренелых уголовников от случайных людей за решеткой. Работа в этом направлении уже началась. За последнее время в колониях были переведены с места на место 15 тысяч осужденных, сидевших до этого в неподходящей компании. Дело в том, что действующие законы предусматривают раздельное содержание арестантов. Но раньше эти нормы выполнялись лишь частично. Скажем, женщины сидели и сидят отдельно от мужчин. Несовершеннолетние - без взрослых. Бывшие сотрудники милиции - в своей компании, и тому подобное. Выполнить же все предписания полностью у граждан начальников не было то ли возможностей, то ли желания.

Как выясняется сейчас, возможности все-таки есть. По мнению главы тюремного ведомства, разные категории осужденных надо содержать даже не в отдельных бараках одной колонии, а в разных учреждениях. Иначе они все равно могут пересекаться - в столовой ли, в клубе или бане. Нет, оступившихся людей надо держать подальше от уголовных авторитетов. А в следственных изоляторах будут выделены отдельные блоки, чтобы каждый арестант сидел, с кем ему положено. Уже сейчас 150 СИЗО перешли на раздельно-блочный принцип.

"Но ликвидация колоний ухудшит положение осужденных", - сказал вчера один из правозащитников. "В чем?" - спросил Реймер. "Тюремный режим жестче. В тюрьме строгого режима осужденный не имеет права ни учиться, ни работать". - "На то они и строгие условия, осужденный должен осознать, что совершил, почувствовать мощь государственной машины". - "Как бы мощь государства не раздавила человека". "Не раздавит", - заверил Александр Реймер.

Другой важный вопрос: как быть с тюремной медициной? Правозащитники давно предлагают снять погоны с медиков не столь отдаленных мест. Как выяснилось, новое руководство не возражает против этого, зато минздравсоцразвития к идее относится без энтузиазма. Сейчас ФСИН готовит свои предложения, как решить проблему. Решения пока нет.

В некоторых вопросах тюремное ведомство даже опередило правозащитников. Например, вчера прозвучало предложение, чтобы администрация СИЗО информировала прокуратуру и общественные наблюдательные комиссии об избитых арестантах, поступивших в изолятор. Сегодня казенный дом шлет информацию в милицию, но, как правило, именно там арестанты и получили свои побои. Так что реакция милицейских следователей вполне предсказуема.

Однако правозащитники опоздали со своим предложением. Уже подготовлен проект инструкции, по которому администрация СИЗО должна в 24 часа сообщать прокурору об арестантах, поступивших с побоями.

Прямая речь
После встречи с правозащитниками директор ФСИН Александр Реймер ответил на вопросы "Российской газеты".

Российская газета: Многие правозащитники говорили вещи, которые, может быть, покажутся вам неприятными. Скажите, какие ваши впечатления и не собираетесь ли вы отказываться от такой практики?

Александр Реймер: Разговором я доволен. Мне было важно услышать мнение людей не из нашей системы, узнать, какие они видят проблемы, какие предлагают решения. Отказываться от диалога с общественными организациями ведомство не собирается.

РГ: А будет ли какой-то практический результат от таких разговоров?

Реймер: Я исписал четыре листа в блокноте. Все будет проверяться и прорабатываться. С чем-то мы согласимся, с чем-то нет, но ничего просто так не канет.

РГ: Чем еще могут помочь вам правозащитные организации, на какую именно помощь вы рассчитываете?

Реймер: Правозащитники могут в первую очередь помочь информацией, как реально обстоят дела в учреждениях уголовно исполнительной системы.

РГ: Одна из правозащитных организаций предложила проводить в местах лишения свободы свои научные исследования: психологические, социологические. Вы предоставите им такую возможность?

Реймер: По поводу исследований, о которых говорилось на встрече, то я - полностью за. В целом предстоящий переход к содержанию определенных категорий, осужденных к лишению свободы, в основном в тюрьмах вовсе не означает усиление закрытости исправительных учреждений. Наоборот, мы должны создать благоприятные условия для работы институтов гражданского общества.

Источник: "Российская газета"
Поделиться