Версия для печати 1325 Материалы по теме
«Аэрофлот» остался без конкурентов
аэрофлот
Премьер Владимир Путин вчера решил спор между «Аэрофлотом» и госкорпорацией «Ростехнологии» за «наследство» так и не созданной авиакомпании «Росавиа». Глава правительства встал на сторону «Аэрофлота». Как ни странно, этот решительный шаг не сделал ситуацию вокруг государственных авиационных активов прозрачнее и определеннее. Комментарии всех причастных к процессу чиновников и менеджеров вчера сводились к тому, что им нужно время для изучения вновь создавшегося положения.

«Решение принято. Я с вашим предложением согласен. Приступайте к работе», -- такими словами, согласно стенограмме, опубликованной вчера на сайте правительства, премьер сообщил министру транспорта России Игорю Левитину, что одобряет его идею об изъятии у ГК «Ростехнологии» нескольких авиакомпаний, переданных той в управление двумя указами Дмитрия Медведева в прошлом и позапрошлом году. Этой же репликой премьер фактически закрыл проект «Росавиа» -- авиаперевозчика национального масштаба, которого корпорация «Ростехнологии» пыталась создать на базе доверенных ей авиаактивов.

Как раз в конце прошлой недели истек срок оглашения результатов тендера на поставку 65 самолетов, который «Ростехнологии» объявили в интересах «Росавиа». Дальнейшую судьбу сделки, объем которой оценивался более чем в 2,5 млрд долл., «Ростехнологии» вчера не комментировала, как, впрочем, и все остальные моменты, связанные с «Росавиа».

В Министерстве транспорта, глава которого только что получил от г-на Путина напутствие «приступать к работе», «Времени новостей» сообщили, что первых результатов этой работы следует ждать не раньше конца февраля или даже в марте. Тогда Минтранс разработает схему передачи авиаактивов от «Ростехнологий» «Аэрофлоту» и представит ее на одобрение Минпромторга.

В «Аэрофлоте» вчера сказали, что в ближайшее время займутся «изучением рыночных позиций и финансового состояния авиакомпаний, которые предстоит поглотить». Как доложил премьеру г-н Левитин, речь идет о трех ФГУП -- ГТК «Россия», «Кавминводы» и «Оренбургские авиалинии», а также трех акционерных обществах -- «Владивостокавиа», «Саратовские авиалинии» и «Сахалинские авиатрассы». С присоединением их «Аэрофлот» превратится в компанию, контролирующую 30--35% внутренних авиаперевозок в России, подсчитал министр.

Проект создания второго «Аэрофлота» -- мощной авиакомпании, сопоставимой по масштабам с нынешним флагманом российской гражданской авиации, -- стартовал весной 2008 года. 26 мая вышел президентский указ №853 "Об имущественном взносе Российской Федерации в Государственную корпорацию по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии» и об открытом акционерном обществе «Эйрюнион». Взнос государства в госкорпорацию состоял из пакетов акций авиакомпаний, входящих в альянс, крупнейшими из них были «Красноярские авиалинии» и «Домодедовские авиалинии». Задачей корпорации было учредить объединенную авиакомпанию совместно с частными акционерами переданных авиакомпаний. В последующие два года состав участников, вовлеченных в проект, постоянно менялся. В частности, компании -- члены «Эйрюнион», все как одна обанкротились уже летом-осенью 2008 года. 4 января 2009 года президент Медведев издал новый указ №28, о внесении изменений в первоначальную схему «второго национального авиаперевозчика». Члены «Эйрюнион» из участия в проекте были исключены. Вместо них под управление «Ростехнологий» перешло несколько других авиакомпаний, принадлежащих государству. Часть из них имела (и, кстати, имеет до сих пор) юридическую форму ФГУПов. Т.е. до всякого слияния с другими компаниями их еще предстояло акционировать.

Паритетным партнером «Ростехнологий» на этом этапе предполагало выступить правительство Москвы со своей авиакомпанией «Атлант-Союз». В этот момент появилось название «Росавиа», под которым предполагалось вывести нового серьезного игрока на рынок воздушных перевозок. Сторонам понадобилось время примерно до середины 2009 года, чтобы понять, что ни одна из них в объединении на самом деле не заинтересована. «Атлант-Союз» оказался обременен большими долгами, погашением которых ГК заниматься не хотела. Столичное правительство профинансировало решение этой проблемы из городского бюджета и взяло курс на самостоятельное развитие своей авиакомпании. После этого о проекте «Росавиа» не было слышно практически ничего, кроме того что «Ростехнологии» сначала подтверждали, что тендер на 65 самолетов, объявленный ими в октябре 2009 года, остается в силе, а потом периодически откладывали подведение его итогов. Заявки на тендер подали крупнейшие западные производители самолетов -- Boeing и Airbus, а также отечественная Объединенная авиастроительная корпорация. Последний раз объявление результатов тендера стоимостью более 2,5 млрд долл. было назначено на 29 января.

Однако тендер до сих пор так и не состоялся, потому что в самом конце 2009 года министр транспорта России, председатель совета директоров «Аэрофлота» Игорь Левитин высказал революционную для проекта «Росавиа» идею: вместо того чтобы создавать конкурента «Аэрофлоту», нужно объединить с ним авиакомпании, находящиеся под управлением «Ростехнологий». У госкорпорации предложение восторга не вызвало, т.к. означало фактическое изъятие у нее авиаактивов. В последний момент гендиректор ГК «Ростехнологии» Сергей Чемезов попытался оживить проект подключением к нему нового партнера -- группы компаний S7. Однако поддержку на уровне главы правительства получил все же вариант с «Аэрофлотом». Теперь самому «Аэрофлоту» предстоит понять, что он получил. На пути интеграции активов компанию подстерегает как минимум одна очевидная проблема -- долги передаваемых авиакомпаний.

Источник: "Российская газета"
Поделиться