Версия для печати 2032 Материалы по теме
Медвузов все больше. Хороших медиков все меньше
медсестра
В минздравсоцразвития подготовлены проекты новых федеральных образовательных стандартов для медицинских вузов и техникумов. Об этом беседа нашего обозревателя с президентом Московского государственного медико-стоматологического университета академиком РАМН Николаем Ющуком.

Российская газета: Если позволите, Николай Дмитриевич, то начну с вопроса о соотношении врачей и медицинских сестер. Во всем мире на одного врача приходится минимум три, а то и пять медсестер. У нас совсем наоборот. Потому нередко блестяще прооперированный пациент мучается в период выхаживания.

Николай Ющук: Действительно, ситуация сложилась парадоксальная. Выхаживание больных - не только после операций - нередко удел врача, родственников. Роль медсестры не столь значима, как в зарубежных клиниках. По этой причине значительно увеличивается период реабилитации и пребывания больного на больничной койке. Что не только морально тяжело, но еще и дополнительная нагрузка на бюджет. Потому предложенный минздравсоцразвития законопроект об изменении соотношения "врач-медсестра" более чем своевременен. Однако этим не должно ограничиваться совершенствование подготовки медицинских кадров.

РГ: Во многих странах медсестры с высшим образованием. Есть сестринские факультеты и в российских вузах. Они себя оправдывают?

Ющук: Нам, как и во всех развитых странах, нужны разные медсестры. Но чтобы такая система действовала, надо четко определить функции и права тех и других сестер, их обязанности, их статус. Пока этого всего нет. Но этого требует сама жизнь, современное развитие медицины.

Ведь сейчас такая технология пришла в нашу отрасль, такие приборы... Для работы с ними на них нужны специальные знания. В частности, в области физики, электроники, компьютерной технологии.

РГ: У нас чуть ли не критерием считается: умеет медсестра делать внутривенные вливания, значит, она хороша. Но это вчерашний день...

Ющук: Позавчерашний. Надо менять систему подготовки медсестер. Да и врачей тоже. Даже в первую очередь именно врачей, поскольку главная фигура в медицине была, есть и будет только врач. Сам я в свое время окончил Иркутский государственный медицинский институт. Долгие годы преподаю в вузе. Прошел путь от декана до ректора. И по собственному опыту знаю: учиться в медвузе всегда было очень сложно. Не все выдерживают первые два года обучения, когда нужно вникать в анатомию, физику, химию. Теперь же все это в сто крат сложнее. Поверьте, не преувеличиваю.

РГ: Но раньше не было такого количество медицинских вузов. Теперь их столько, что ...

Ющук: Вы правы. Потому прежде всего надо очень внимательно отнестись к открытию новых факультетов различных филиалов, вузов. На первый взгляд заманчиво: где-то в глубинке, да и не только в глубинке, появляется новый медицинский факультет или вуз. Без материальной базы, а главное, без кадров преподавателей. Какие там куют кадры?

РГ: Что предлагаете?

Ющук: Брать не количеством, а качеством. Сократить количество аккредитованных вузов. А открытие новых факультетов должно быть под строжайшим контролем минздравсоцразвития. Прежде всего это относится к бездумному увеличению стоматологических факультетов. Хотите цифру? В одной только Москве семь (!) медицинских учреждений готовят стоматологов. А проблема качественного лечения зубов, качественного протезирования как была, так и есть. Деньги же на эту подготовку идут огромные! Большинство выпускников в государственных учреждениях не востребованы. Надо точно просчитать: сколько, каких специалистов надо готовить. Не только в целом по стране, а и по каждому региону. Может, это покажется кощунственным, но убежден: большинство стоматологов можно готовить на коммерческой основе...

РГ: Почему именно стоматологов? Они потом больше других зарабатывают?

Ющук: То, что они могут много заработать, меня только радует. Врач должен хорошо зарабатывать и хорошо жить. А дело в том, что абсолютное большинство выпускников-стоматологов уходят в частные клиники. И скажите, зачем тратить такие огромные бюджетные средства для подготовки к работе в частных клиниках?

РГ: Что-то мешает мне с вами полностью согласиться. Есть же и такие выпускники, которые потом всю жизнь трудятся в госучреждениях.

Ющук:  Так я же не сказал, что всех надо переводить на коммерческое обучение. Должна быть дифференциация. И это будет справедливо.

РГ: Но дифференциация, очевидно, должна начинаться с приема в вуз. Все-таки медицинская профессия отличатся от всех остальных. Может, заблуждаюсь, но мне кажется, что плохой, жестокий человек не может стать хорошим врачом. Врачевание - это еще и некое состояние души.

Ющук: Абсолютно с вами согласен. Настоящий врач должен высокий профессионализм сочетать с милосердием, способностью сопереживать чужую боль и беду. В опубликованной 15 января статье "Закон Да Винчи" шел разговор о качестве подготовки врачей. Мой коллега очень крупный уролог профессор Дмитрий Пушкарь правильно говорит о том, что врач обязан быть высококультурным и высокообразованным человеком. Иначе ему не понять больного, иначе у него не получится диалог с пациентом.

РГ: Но вот наступает пора поступления в вуз. Вот школьники сдают успешно ЕГЭ, вот они пришли в студенческие аудитории и... Вы можете сказать, из скольких из них состоятся истинные врачи?

Ющук: Могу лишь что-то предполагать. Сказать определенно нельзя. На мой взгляд, нужно менять сам процесс приема в вуз. Прием в наши вузы должна вести не вузовская приемная комиссия, а независимая государственная федеральная комиссия по медицине. И набор должен производиться для всех медицинских вузов страны сразу в один день и час. А уже затем будущие студенты распределяются по вузам. Эта комиссия готовит все измерительные материалы не только для приема, но и к промежуточной, и к заключительной государственной аттестации. Только эта комиссия владеет всеми экзаменационными материалами. На первый курс набирается на 30 процентов студентов больше, чем предусмотрено планом приема. А окончательное зачисление проводится после завершения первого или второго семестра по рейтинговой системе.

РГ: Но это же еще дополнительные затраты государства?

Ющук: Их можно компенсировать.

РГ: За счет чего?

Ющук: Упразднить вузовские приемные комиссии. Прекратить безудержное, не нужное для государства открытие, как я уже говорил, новых медицинских факультетов.

РГ: Сколько себя помню, всегда говорилось о том, что по количеству врачей мы впереди планеты всей. А вот по качеству оказания медицинской помощи не в лидерах.

Ющук: Виной тому качество подготовки. Нужно в обязательном порядке ввести промежуточную итоговую аттестацию студентов после завершения изучения доклинических дисциплин. Имею в виду физику, химию, биологию, анатомию... Итоговая аттестация должна проводиться независимой комиссией. Может быть, в виде зашифрованных тестовых заданий по всем пройденным предметам. И с обязательным отчислением тех, кто не выполнил учебный план. Их можно будет восстановить, но только на коммерческой основе. В то же время отлично успевающих студентов с коммерческой формы обучения можно перевести на вакантные бюджетные места.

РГ: Только лекции, семинарские, лабораторные занятия не гарантируют качество будущего врача. Без практики у постели больного никак не обойтись...

Ющук: Это бесспорно. И содержание практики нужно совершенствовать. Пока она мало продуктивна. Мы утратили выездную практику в районные и сельские больницы. Ее нужно восстанавливать в учебном плане и, конечно, финансировать. И, наверное, правильным было бы объединение в стенах медицинских вузов подготовки медиков с высшим и медиков со средним образованием.

РГ: Николай Дмитриевич! Сейчас поменялся состав Общественной палаты РФ. Вы вошли в нее. Можно надеется, что там вы будете не только ратовать за изменения системы подготовки медицинских кадров. Но и за то, чтобы врач, медсестра получали достойную зарплату?

Ющук: Обязательно! Пока же создается такое впечатление, что чиновники, от которых зависит решение этой проблемы, не совсем понимают, что преподаватель медвуза - не только читает лекции, занимается 4-5 часов со студентами, но ежедневно обследует, консультирует, принимает, лечит, выписывает выздоравливающих... А таких не менее 15 пациентов. А еще он отвечает за воспитательную работу со студентами, готовит методические пособия и учебные материалы, занимается научной работой, следит за современной медицинской литературой и... А зарплата у него ниже, чем у практического врача стационара. Нищенские заработки медиков принижают имидж нашей профессии. И так не может продолжаться далее.

Источник: "Российская газета"
Поделиться