Версия для печати 1962 Материалы по теме
Занимательная арифметика Минфина

прыжки по цифрам
9 февраля Минфин отчитался об исполнении федерального бюджета за январь 2010 года. Профицит российского бюджета составил 66,12 млрд руб. Почти одновременно Минфин обнародовал планы внешних заимствований на 2010 год, которые пока корректировать не собирается, обоснованно полагая, что профицит бюджета в России дело временное.

Позитивная статистика
9 февраля Минфин опубликовал данные, из которых следует, что объем профицита федерального бюджета РФ в январе 2010 года составил 66,12 млрд руб. В январе прошлого года федеральный бюджет был исполнен с профицитом 359,84 млрд руб., то есть в этом году прибыль бюджета за сопоставимый период сократилась в 5,4 раза. Столь разительному отличию, впрочем, способствовали скорее не экономические, а технические факторы. По неофициальным сведениям, списание неисполненных расходов бюджета по итогам 2008 года было произведено не в полном объеме, и потому прошлогодние январские показатели профицита раздулись до невероятных в разгар кризиса масштабов.

Несмотря на то что бюджет за январь исполнен с профицитом, Минфин не планирует отказываться от внешних заимствований в 2010 году. Так, 29 января на Всемирном экономическом форуме в Давосе вице-премьер, министр финансов РФ Алексей Кудрин заявил: "В ближайшее время Россия может выпустить евробонды и начать привлекать заемные средства. Россия будет наращивать объем долга по 2-3% ВВП в год". Напомним, что в настоящее время внешний долг России составляет около $40 млрд, или 2,4% ВВП. В случае реализации планов Минфина внешний долг по итогам 2010 года может приблизиться к уровню 6% ВВП, то есть стать сравнимым с дефицитом бюджета.

5 февраля планы внешних заимствований подтвердил и конкретизировал заместитель министра финансов России Дмитрий Панкин. Прежде всего он уточнил, что "максимальный объем привлечений на этот год запланирован министерством в размере $17,8 млрд".

Залезть в долги решено старым проверенным способом — размещением суверенных облигаций. Напомним, в последний раз Россия прибегала к заимствованиям на внешних рынках в приснопамятном 1998 году. Последние обязательства в размере свыше $20 млрд, взятые перед Парижским клубом кредиторов, Россия погасила досрочно в 2006 году, сэкономив на этом $7,7 млрд. А в конце прошлого года Россия погасила остатки задолженности перед Лондонским клубом кредиторов на сумму около $1 млн, о чем Минфин отчитался 25 января 2010 года.

Первый транш новых заимствований, как сообщал ранее Дмитрий Панкин, "может составить около $5 млрд". Впрочем, конкретные объемы размещения евробондов, по словам замминистра, "будут зависеть от рыночной конъюнктуры на момент реализации выпуска". Причем "подготовка первого транша суверенных облигаций потребует не менее двух месяцев". Решение о том, в какой валюте будут размещаться государственные долги, также пока что не принято. Более того, Дмитрий Панкин неоднократно подчеркивал: "Готовность к выходу на рынок не значит, что мы обязательно через два месяца будем выходить на рынок". Тем не менее шорт-лист банков, которые планируется привлечь к размещению в качестве агентов, уже сформирован, а подготовка к road show идет полным ходом.

То, что российский бюджет исполняется с профицитом, не означает, что правительство откажется от внешних заимствований. «Лишние» деньги, вероятно, пойдут на финансирование социальных программ

Разрешимое противоречие
Как будто бы налицо противоречие. С одной стороны, Минфин рапортует о профиците бюджета за январь. С другой — тот же Минфин уже не просто декларирует намерение занимать на внешних рынках, а раскрывает технические подробности грядущих заимствований, то есть реально готовится к ним. Если есть профицит, то зачем занимать?

Противоречие снимается, если учесть четыре фактора. Во-первых, профицит бюджета в этом месяце является традиционным, сезонным. И о возможном сокращении годового дефицита бюджета на основании январского профицита говорить рано. Таково было единодушное мнение опрошенных "Деньгами" участников рынка. Эксперты поставили календарный фактор во главу угла.

Расходы государства в январе традиционно невелики. Например, в нынешнем году они составили всего 6,8% из запланированных на год. Так происходит потому, что из-за длинных выходных довольно многие работающие на государство сдельно в январе получают сокращенную зарплату. Например, в системе образования в январе она почти вдвое меньше обычной из-за каникул. Кроме того, оплата государством закупок проходит по системе казначейств. Пока средства доберутся до конечного получателя (и спишутся со счетов Минфина как расходы бюджета), успевает пройти две недели, а там и январь заканчивается.

Но дело не только в сезонности. Гораздо важнее то, что выход мировой экономики из рецессии еще не является окончанием кризиса. Потому что волатильность рынков все еще выше среднеисторической, а меры государственного стимулирования ведущих экономик остаются в силе. Возврата к норме здесь пока нет, а следовательно, кризис не завершен. Подушка безопасности в виде нетяжких внешних займов в условиях неопределенности российскому бюджету будет только на пользу.

Кроме того, рано или поздно ведущие мировые центробанки вынуждены будут перейти от политики стимулирования экономического роста к политике ограничения инфляции, то есть поднимут ставки. Занимать выгоднее сейчас, пока конъюнктура международного рынка капитала благоприятна. И публичная активность российского Минфина говорит о том, что предварительное одобрение заимствований уже давно получено.

Наконец, четвертый фактор: нет никаких причин думать, что помесячный (или даже поквартальный, если цены на нефть удержатся на высоком уровне) профицит бюджета будет направлен государством на сокращение годового дефицита. Возможно, в монетаристской логике так и следовало бы поступить. Однако у российских властей может быть и другое мнение. Локальный профицит может быть направлен, например, на стимулирование экономической активности. Или даже на социальную поддержку населения, что и было сделано в январе 2010 года путем валоризации пенсий.

О том, что российскими властями была выбрана политика траты дополнительных средств на поддержку социальной стабильности (а не на сокращение дефицита бюджета), говорится на высшем уровне. Так, президент России Дмитрий Медведев 10 февраля посетовал: "Главной проблемой в 2010 году может стать безработица. Несмотря на то что наблюдается спад экономического кризиса и проходит общий экономический подъем, кризис так устроен, что даже при этом экономическом подъеме безработица может увеличиваться".

Незапланированный профицит бюджета может быть направлен на решение проблемы безработицы, которую на высшем уровне назвали главной. Тогда, вероятно, годовой дефицит бюджета-2010 останется на прежнем уровне — 2,8 трлн руб. В этом случае об отмене внешних заимствований или о сокращении их объемов говорить не придется.

С дальним прицелом
Влияние заявлений Минфина на российский фондовый рынок пока является опосредованным. Рынок облигаций вовсе не отреагировал. Колебания же на рынке акций, где 9 февраля наблюдался рост на 1,1%, 10 февраля — падение на 0,2%, были связано не с действиями российского Минфина, а с нефтью: 9 февраля появились слухи о том, что ОПЕК может повысить прогноз спроса на нефть в 2010 году. Это и вызвало рост. Однако 10 февраля ОПЕК оставила прогноз без изменений, и наметившийся было восходящий тренд свалился в "боковик".

Тем не менее степень важности происходящего не стоит недооценивать. Например, потому, что Минфин не только собирается занимать на внешних рынках, но и одновременно корректировал политику на рынке рублевых облигаций. С начала 2010 года новых размещений ОФЗ нет, за исключением рефинансирования выпуска ОФЗ 25057, который был погашен 20 января.

То есть Минфин прекратил наращивать внутренний долг. Причем сделал это явочным порядком. Потому что график внутренних заимствований на 2010 год до сих пор не обнародован. Хотя еще полгода назад, 30 июня 2009 года, Алексей Кудрин утверждал, что "в качестве антикризисной меры на докапитализацию банков в 2010 году через механизм ОФЗ планируется направить 210 млрд руб., или 0,5% ВВП". Планировалась даже закрытая подписка на специальные выпуски ОФЗ, не обращающиеся на рынке. Тогда же Дмитрий Панкин утверждал, что "дефицит бюджета в 2010 году, как и в прошедшем году, будет частично покрываться за счет внутренних заимствований и сможет достигнуть 1 трлн руб.". Теперь от этих планов, похоже, окончательно отказались.

Создается впечатление, что финансовые власти России переориентируют политику поиска инвестиций для покрытия дефицита бюджета с внутреннего рынка на внешний. С другой стороны, репутация России как надежного заемщика на международном рынке в посткризисное время способна привлечь иностранных инвесторов и на внутренний рынок. И то и другое по идее должно привести к росту цен на рублевые облигации. Если, конечно, денежные вливания российских властей в экономику не вызовут всплеска инфляции.

Вы бы тоже на Западе занимали?   
Марк Рубинштейн, заместитель руководителя аналитического отдела ИФК "МЕТРОПОЛЬ":

—Январский профицит бюджета—сезонное и традиционное явление. В начале года большие объемы средств начинают расходоваться на оплату госуслуг и госзакупок. На их прохождение по цепи казначейств до конечных получателей нужно время. Особенностью января 2010 года были большие, чем планировалось, поступления в госбюджет. Поступления от экспорта выросли из-за более высоких, чем предполагалось, цен на сырье в конце 2009 года.

Таким образом, по итогам января судить об ускорении темпов восстановления российской экономики нельзя. Но есть и другие факторы: рост потребления электроэнергии и грузооборота железнодорожных перевозок. Они говорят о росте экономической активности. Поэтому мы прогнозируем 4,5% прироста ВВП по итогам года. И сокращение бюджетного дефицита с нынешних 6,8% ВВП до 3,6%.

Несмотря на это, внешние заимствования России нужны. Волатильность на рынках остается, и подушка безопасности бюджету не помешает. Кроме того, у России нет посткризисной кредитной истории: суверенных долгов после 1998 года практически не было. А репутация надежного заемщика дорогого стоит. На внутренний рынок облигаций январский позитив повлияет мало: доходности и так уже снизились почти до докризисных уровней.

Иван Гуминов, главный портфельный менеджер УК ОАО "РОНИН Траст":

— Профицит федерального бюджета в январе связан скорее с календарным фактором. Во время праздников в январе расходы бюджета падают, в то время как налоговые поступления более равномерны. Кроме того, бюджет сверстан исходя из весьма консервативного прогноза экономических показателей. Так, цены на нефть заложены на уровне $57-59 за баррель, а в январе они не опускались ниже $70. По итогам первого квартала можно ожидать профицита или нулевого сальдо.

Что касается внешних заимствований, то сейчас ставки на мировых рынках чрезвычайно низки, а отношение к России как к заемщику весьма доброжелательное. Поэтому мы можем привлечь довольно дешевые деньги. Как только кризис закончится и процентные ставки в Европе и США пойдут вверх, момент может быть упущен. Поэтому российские финансовые власти торопятся провести размещение евробондов.

Евгений Винокуров, начальник отдела экономического анализа Евразийского банка развития:

—Объяснить профицит российского бюджета в январе можно следующими причинами. Во-первых, такая ситуация типична для бюджета в силу сезонного фактора. Например, на пике кризиса, в январе 2009 года, также наблюдался профицит, причем значительно больший, чем в этом году (360 млрд руб.). Во-вторых, повлияла благоприятная ситуация на товарных рынках: цена на нефть оставалась в среднем на уровне $75 за баррель, что значительно выше цен, заложенных в бюджет. В-третьих, более высокий, чем запланировано, приток процентных доходов ФНБ и Резервного фонда. Таким образом, хотя новость и позитивна, излишне радоваться не стоит. А профицит бюджета по итогам первого квартала маловероятен.

Алексей Павлов, заместитель начальника аналитического департамента ИК "Арбат Капитал":

— Январский профицит бюджета РФ связан в первую очередь с тем, что в начале нового года ЦБ перечисляет Минфину доходы от управления средствами резервного фонда и ФНБ. Без учета этих средств бюджет выполнен с дефицитом в 33 млрд руб., что составляет 1,2% ВВП. Поэтому ни о каком устойчивом профиците говорить пока не приходится. Тем не менее, учитывая, что нефтяные котировки сейчас существенно выше заложенных Минфином $58 за баррель, по итогам 2010 года реальный дефицит бюджета будет ниже планируемого чиновниками уровня 6,8% ВВП.

Но все же бюджет остается дефицитным, а потому заимствования необходимы. Другое дело, что объем суверенных займов в 2010 году будет, видимо, существенно меньше запланированных $18 млрд. В таком случае никакого негативного влияния на фондовый рынок новые размещения суверенных бондов не окажут.

Илья Ильин, аналитик НОМОС-БАНКа:

— В начале года традиционно наблюдается профицит бюджета, обусловленный особенностями его исполнения. В январе-феврале расходование средств идет довольно пассивно, в то время как в конце года — обратный процесс: стремясь выполнить свои годовые сметы, бюджетные организации активно расходуют ресурсы. Отметим, что в январе расходы составили лишь 6,8% от запланированных на год.

Помимо невысоких темпов расходования бюджета профициту способствовало и превышение фактических доходов над запланированными: бюджет на 2010 год сформирован исходя из среднегодовой стоимости нефти $58 за баррель, а средние цены в январе составили $75,6.

Мы полагаем, что в текущем месяце темпы расходования бюджета начнут постепенно возрастать, хотя возможно, что благодаря высоким ценам на нефть мы сможем увидеть небольшой профицит бюджета и в феврале. К концу марта ситуация, скорее всего, примет более привычный вид, и в квартальном бюджете доходы, вероятно, будут немного уступать расходам.

Таким образом, планы по внешним заимствованиям все же будут осуществляться, но объемы этих средств, на наш взгляд, будут зависеть от динамики нефтяных цен. В случае благоприятной конъюнктуры сырьевых рынков Россия займет меньше запланированных $17,8 млрд.

 

Источник: "Деньги"

Поделиться