Версия для печати 3587 Материалы по теме
Вроде бы признано как факт, что экономика страны нуждается в трудовых ресурсах извне. Однако при этом у России до сих пор нет никакой официальной миграционной стратегии, в которой бы внятно говорилось, кого именно мы хотим видеть, в каких регионах, в каких количествах. Системе регулирования миграции в долгосрочном плане просто не на что ориентироваться. В этих условиях в нее приходится вносить точечные коррективы. Отсюда ее явные внутренние противоречия, а также подверженность определенным конъюнктурным влияниям.

Легкость, с которой поток трудовых мигрантов течет в Россию, объясняется наличием двусторонних соглашений о безвизовом въезде между нашей страной и рядом государств СНГ (среди них Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Таджикистан, Узбекистан и Украина). В рамках существующего международно-правового поля какой-либо «заслон» миграции, как призывают некоторые,  поставить не представляется возможным. Остается только ее каким-то образом контролировать и регулировать. Как раз с этой задачей действующая система регулирования, опирающаяся на квоты, не слишком справляется. Примечательно, что она вызывает массу нареканий у всех сторон, каких бы взглядов на миграционные процессы они ни придерживались.
Квоты
Как известно, иностранный гражданин за рядом исключений имеет право осуществлять трудовую деятельность на территории России только при наличии разрешения на работу — документа, который выдается территориальным подразделением ФМС на основании заявления данного лица с учетом соответствующих квот. Законом «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» предусмотрено, что это квота устанавливается, в частности, «в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации».
Процедура определения квот многоступенчата. Работодатели ежегодно направляют в уполномоченный орган власти субъекта РФ заявки о потребности в иностранных работниках. Там обобщают эти заявки и направляют их в региональные отраслевые ведомства, а также в территориальные управления ФМС и в органы занятости. Целесообразность привлечения иностранных работников оценивается с учетом массы факторов: перспектив демографического развития региона, ожидаемых миграционных процессов, перспектив изменения спроса на рабочую силу, имеющегося трудового потенциала и т. д.
Итоговое согласование предложений по объемам квот осуществляется специальными межведомственными комиссиями, образованными заинтересованными органами исполнительной власти региона, территориальными органами ФМС, государственными инспекциями труда, трехсторонними комиссиями по регулированию социально-трудовых отношений субъектов РФ. По решению межведомственной комиссии объемы привлечения иностранных работников, запрашиваемые работодателями, могут быть уменьшены, а их заявки отклонены полностью или частично. В свою очередь работодатели имеют право обжаловать подобные решения.
На следующем этапе субъект РФ направляет утвержденные комиссией данные в Минздравсоцразвития России. Там рассматривают поступившее предложение и представляют в Правительство РФ согласованный с Минэкономразвития России, Минрегионом России и ФМС России проект постановления по вопросу утверждения квоты на выдачу иностранным гражданам разрешений на работу. Наконец, уже после официального выхода постановления Правительства РФ, Минздравсоцразвития утверждает распределение указанной квоты по субъектам Российской Федерации, профессиям, специальностям и квалификации иностранных работников, а также странам их происхождения.
К примеру, на 2010 год для Калужской области утверждена квота в 29 356 разрешений на работу, в том числе примерно для 8 тыс. неквалифицированных рабочих; более 5,6 тыс. рабочих для строительных, ремонтных и горных работ; почти 2,5 тыс. руководителей предприятий и учреждений.
Система не работает
На 2010 год указанная квота утверждена в общем для России объеме около 1,3 млн (с учетом резерва 1,9 млн) разрешений, в то время как для 2009 года она составляла почти четыре млн. Это урезание квоты было обосновано именно необходимостью «содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан России» в условиях экономического кризиса. Но скажется ли это благоприятно на ситуации на рынке труда и какими будут побочные эффекты от данной меры?
«Государство настолько произвольно то увеличивает, то сокращает квоты, что это не приводит ни к чему, кроме порождения все новых и новых нелегалов, — говорит председатель международного движения “Форум переселенческих организаций” Л. И. Графова. — При наличии безвизового режима со странами СНГ вводить какие-то квоты — это нонсенс!» По ее словам, сегодня практически все эксперты выступают за отмену квот в отношении граждан государств СНГ. «В период кризиса мигрантов хотят сделать козлами отпущения. Поэтому манипуляции с квотами, которые мы наблюдаем, это всего лишь популизм. Представьте себе: мигранты въезжают на территорию России легально, и они реально нужны экономике, а тут вдруг оказывается, что квот для них нет. Это порочная игра», — полагает Графова.
«Считаю, что механизм квотирования взяткоемкий, коррупциогенный. Нужно понимать, что у нас открыта граница с девятью государствами. Неужели кто-то думает, что оттуда едут к нам исключительно в гости? Разумеется, нет, люди приезжают на заработки, тем более что среди этих стран есть совсем нищие, — говорит председатель комитета “Гражданское содействие” С. А. Ганнушкина. — По сути здесь есть только два выхода. Первый — закрыть границу. Однако это совершенно неприемлемый вариант, в первую очередь с политической точки зрения. Второй выход — облегчить для мигрантов процедуру трудоустройства. Против этого могут выступать только те, кому нелегалы выгодны».
Между прочим, попытка совсем отменить квоты уже предпринималась в 2007 году. Однако за считанные недели до вступления в силу законопроекта, содержавшего среди прочего и соответствующие поправки, в него были внесены изменения, которые данную инициативу пресекли. «Тогда это было сделано скорее всего в интересах строительных компаний», — полагает С. А. Ганнушкина.
Патенты
Благодаря системе квот или вопреки ей, но в стране нелегально трудится масса иностранных граждан — по различным оценкам, около 80 % всех трудовых мигрантов. Причем они въезжают в страну на абсолютно законных основаниях. Совершенно очевидно, что требуется какой-то оптимальный механизм возвращения в правовое поле их трудовой деятельности.
В Государственной думе в настоящее время находится на рассмотрении законопроект о внесении изменений в Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», который предлагает два существенных новшества. Первое — возможность легального трудоустройства мигрантов у физических лиц на основе специально приобретаемого разрешения (патента). Второе — предоставление работодателям права привлекать в страну высококвалифицированную рабочую силу из ближнего зарубежья в упрощенном порядке. Что самое главное, в обоих случаях квоты приниматься во внимание не будут.
Как уже было сказано, иностранный гражданин имеет право осуществлять трудовую деятельность только при наличии разрешения на работу. Закон содержит ряд исключений. Так, указанный порядок не распространяется на постоянно проживающих в России иностранных граждан, вернувшихся соотечественников, сотрудников дипломатических представительств, приглашенных преподавателей и т. д. Теперь этот список предлагается дополнить и лицами, осуществляющими трудовую деятельность по найму у физических лиц на основании патента.
«Предполагается, что иностранный гражданин, который занят в частном секторе, то есть работодателем которого является физическое лицо, сможет приобретать патент стоимостью в тысячу рублей сроком на один месяц. Этот патент даст ему возможность работать и одновременно будет подтверждать факт его легального пребывания в России. Его необходимо будет продлевать ежемесячно», — разъясняет руководитель пресс-службы ФМС России К. М. Полторанин. Он подчеркнул, что патент будет приобретаться «бесконтактно», то есть без взаимодействия мигранта с каким-либо чиновником, вероятнее всего, через обычное банковское отделение. «Думаю, что тысяча рублей один раз в месяц — вполне подъемная сумма для мигранта, приехавшего на заработки. Это будет как средством пополнения региональных бюджетов, так и хорошим механизмом борьбы с коррупцией на местах», — считает Полторанин. По его мнению, пользоваться этой нормой смогут около трех млн человек ежегодно. Нетрудно посчитать, что, если задумка окажется успешной, ежегодный финансовый эффект от ее реализации составит несколько десятков млрд рублей.
Инициатива нашла понимание и поддержку у экспертного сообщества, включая и последовательных критиков государственной миграционной политики. «Патенты — это очень положительное движение в сторону облегчения найма иностранных граждан. Причем не только для них самих, но и для обычных граждан, — полагает С. А. Ганнушкина. — Сегодня, чтобы взять на работу няню из стран СНГ или рабочего для выполнения ремонта, человеку приходится выполнять такие действия, как будто он собирается нанять на работу целую артель». В частности, оформлять заявление на получение разрешения на привлечение и использование иностранных работников, или, если у них есть разрешения на работу, в специальном порядке уведомлять миграционную службу об их использовании. Действительно, вряд ли найдется много настолько законопослушных частников, готовых продираться через все эти формальности. «Это и шаг в направлении борьбы с коррупцией, — отмечает Ганнушкина. — Сегодня нелегал почти каждый день сталкивается с каким-нибудь чиновником, которому в итоге приходится давать взятку. Это безобразие должно прекратиться».
Л. И. Графова в целом тоже поддерживает инициативу, хотя и не уверена в том, что она будет адекватно реализована. «Патент — это попытка вывести из тени тех нелегалов, кто не попадает в квоту. Сама идея неплоха, но мне трудно представить, как ежемесячно эти люди, разбросанные по огромной территории нашей страны, будут аккуратно вносить по тысяче рублей. Хотя, повторюсь, идея хороша, но все же предложенный в проекте механизм вызывает вопросы. А то, что некоторые ополчились на данное предложение, вызывает у меня недоумение. Надо же хоть что-то делать!» — заключает эксперт.
Миграция с квалифицированным лицом
Опять-таки, принимая во внимание очевидное несовершенство системы квот, не позволяющей адекватно учитывать потребности экономики, авторы законопроекта попытались предложить некий дополнительный путь в обход нее. Работодателям — юридическим лицам предлагается предоставить право приглашать на работу иностранцев, въезжающих в Российскую Федерацию в безвизовом порядке, являющихся высококвалифицированными специалистами, имеющими среднее профессиональное или высшее профессиональное образование, включая научных сотрудников и преподавателей, по имеющейся у них профессии, специальности. При этом приглашение работодателя послужит основанием для выдачи таким гражданам разрешений на работу, а установленные правительством квоты, в отличие от общего порядка, миграционная служба учитывать не будет.
Правда, проект связывает указанную возможность с рядом условий. В частности, это наличие заключения органа службы занятости по месту нахождения работодателя об отсутствии возможности трудоустройства на указанные рабочие места граждан Российской Федерации, а также предоставление работодателем гарантий по обустройству привлекаемого иностранного гражданина на территории страны и обеспечению его выезда по окончании его трудовой деятельности. «Если работодатель заключит с иностранным гражданином трудовой договор на год и более и на срок действия этого договора предоставит ему жилье — арендует его либо приобретет, — этого будет достаточно, чтобы мы могли оформить ему вид на жительство», — поясняет К. М. Полторанин. Впоследствии это даст таким гражданам основание обращаться за приобретением российского гражданства. «Тем самым мы будем стимулировать постоянную миграцию в нашу страну», — подчеркивает руководитель пресс-службы ФМС. Он поясняет, что востребованными могут оказаться специалисты в самых разных областях. Так, по его словам, в московских школах не хватает учителей.
Отметим, что и действующий закон в принципе позволяет выдавать разрешения на работу отдельным категориям работников в обход утвержденных квот, которые «не распространяются на иностранных граждан — квалифицированных специалистов,  трудоустраивающихся по имеющейся у них профессии (специальности) в соответствии с перечнем профессий», утвержденным Минздравсоцразвития России. Например, перечень на 2009 год (на 2010 год он пока не утверждался) содержит всего 17 пунктов, 15 из которых — руководящие должности вроде «директора завода» или «генерального директора производственного объединения». Понятно, что этого недостаточно.
«Что касается квалифицированной рабочей силы, то здесь все очевидно и я полностью поддерживаю это предложение, — говорит Л. И. Графова. — Пойди, привлеки еще квалифицированных профессионалов! К нам они не очень-то едут. Печальный факт заключается в том, что Россия стареет и вымирает. Нам скоро придется криком кричать, чтобы к нам ехали. Причем от нас может отвернуться и молодежь из государств СНГ. Многие из них уже не знают русского языка и вполне могут предпочесть те страны, где их готовы принять более благожелательно».
Соотечественники
Напрашивается вопрос: почему же тогда не сделать ставку на соотечественников из стран СНГ, которых вознамерились вернуть несколько лет назад? Раз уж стране так нужны мигранты, приоритет логично было бы отдать тем, кто считает ее своей родиной, хотя в силу каких-то причин и остался в одном из осколков бывшего СССР.
Несмотря на очевидный неуспех известной программы, о соотечественниках не забыли. Начало года ознаменовалось подписанием указа Президента РФ о внесении изменений в Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, и в план мероприятий по ее реализации. В частности, до 2012 года продлена деятельность временных групп, сформированных из сотрудников ФМС России и МИД России и функционирующих при дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации в государствах с наибольшим потенциалом соотечественников.
«Я в последнее время часто езжу по странам СНГ, — говорит Л. И. Графова. — Там еще немало людей, сидящих “на чемоданах”. Во многих государствах СНГ продолжается наступление на русский язык. И хотя эти люди понимают, насколько страшно бросать все и уезжать в Россию, где жизнь придется начинать с нуля, тревога за будущее детей подталкивает их к такому выбору». Л. И. Графова полагает, что предыдущий вариант программы возвращения соотечественников был обречен с самого начала, и называет его «гулаговским». «По сути предыдущий документ и не был полноценной программой репатриации тех 25 миллионов русских, что остались вне России после развала СССР. Говорили о простом “содействии переселению”. Людей призывали ехать только в строго оговоренные 12 регионов, где им предлагали для жительства какой-нибудь отдаленный район, в который совершенно не стремятся сами местные жители. Помимо ограниченного перечня пилотных регионов был и другой серьезный минус — фактическая привязка человека к рабочему месту. В настоящее время Минрегион разрабатывает более широкую программу, с прицелом на всю Россию. Надеюсь, в результате к нам поедут люди».

Журнал "Бюджет", март 2010 г.
Поделиться